Новое в сущностно - содержательной характеристике правового государства

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

Ф.М. Раянов

Заслуженный профессор Башкирского государственного университета, доктор юридических  наук

НОВОЕ  В  СУЩНОСТНО - СОДЕРЖАТЕЛЬНОЙ  ХАРАКТЕРИСТИКЕ ПРАВОВОГО  ГОСУДАРСТВА

Государство должно быть устроено таким образом, чтобы оно стало правовым  (О.Э. Лейст )

Если  глубже задуматься над актуальными проблемами права и государства в ХХ1 веке, то, по нашему мнению, для нашей страны более злободневной проблемы, чем формирование правового государства вряд ли можно найти. Мы до сих пор находимся на этапе всестороннего осмысления теории и практики правового государства, где еще немало противоречий, да и встречаются даже ошибочные положения. Сказанное, в первую очередь, относится к сфере сущностно-содержательной характеристике правового государства.

Так, анализ литературы по теории государства и права показывает, что в ней сведения о сущности правового государства сводятся, в основном, к вопросам ограничения государства правом. Получается, что правовое  государство- это государство, деятельность которого ограничена законами, правом.  Правда в последнее время стали обращать серьезное внимание на то, что правовое государство ограничивается не просто законом, а правовым законом. Однако практикующие юристы мало, что знают о природе и сущности правового закона, а среди теоретиков права понятие «правовой закон» поддерживается далеко не всеми.

По нашему мнению, к характеристике правового государства  необходимо подходить исторически, с точки зрения человеческой цивилизации, объективного изменения общественно-политических и социально-экономических условий жизни людей. В частности, мы исходим из того, что в историческом прошлом человеческое общество в своем развитии больше опиралось на силу.  В результате сила рождала  желание кого-то «побить», и человеческое развитие сопровождалось кровью, лишениями, под постоянной угрозой независимости и свободы.  Поэтому с определенного уровня развития человечества появилось понимание в сознательном ограничении власти королей, императоров и передачи решения судьбы народов в собственные руки государствообразующего народа.

Первое общеизвестное правовое ограничение власти короля в интересах государствообразующего народа было осуществлено в Англии в 1215 г. подписанием и опубликованием Великой хартии вольностей.[1] В России первое правовое ограничение власти императора произошло в 1905 г[2]. Манифестом «Об усовершенствовании государственного порядка» и созданием Государственной думы, наделенной определенными полномочиями, ранее принадлежащими императору. В частности, уже в начале работы первой Государственной думы был поставлен вопрос об ответственности правительства перед Государственной думой, то есть перед представительной властью.

Таким образом,  правовое ограничение публичной власти от имени и в пользу государствоорганизованного общества является первым показателем становления правового государства, то есть в соответствии с терминологией, воспринятой в континентальной Европе, что, по существу, соответствует термину «правление права», употребляемому в значении «ограничение правом» в англосаксонской семье правовых систем.

В поисках природы и сущности правового государства важнейшей находкой является положение о признании, официальном закреплении в соответствующих учредительных документах государствообразующего народа в качестве единственного источника власти и носителя суверенитета. Гражданское общество как единственный источник власти  учреждает государство,  наделяет его полномочиями и оставляет за собой право контроля над тем насколько государство (по существу, исполнительная власть) осуществляет свои функции от имени и в интересах  государствообразующего гражданского общества.

Правовое государство- это не самовольно сформировавшаяся власть, а институт гражданского общества. Ограничение власти государства осуществляется учредительными документами, принятыми гражданским обществом непосредственно (референдумом) или же специально созданным гражданским обществом органом. Связанность правового государства законом, вызывающим многие противоречивые суждения, осуществляется не обычным законом, исходящим от самих государственных органов, а учредительным законом гражданского общества (Конституцией и другими документами учредительного характера). По существу получается, что правовое государство не само себя ограничивает своими же законами, а его деятельность ограничивается гражданским обществом и, в первую очередь, государствоучредительными документами (Конституцией, другими, имеющими такое же значение, законами).

Для понимания сущности правового государства его  необходимо различать от правового понятия государства, трактуемого в духе находок Г. Кельзена и В.С. Нерсесянца.

Известно, что по Г. Кельзену любое государство является правовым, поскольку оно не  может быть не оформленным правом[3]. Да, возможно, и такое мнение имеет право на существование. Однако мы исходим из представления о том, что правовое государство является самостоятельным типом государства, в отличие от всех иных до него существовавших государств, причем государством, учреждаемым гражданским обществом. В понятии «правовое государство» акцент следует направить на слово «государство», а не на слово «право». Правовое государство- это государство, учреждаемое и формируемое гражданским обществом. Здесь происходит такая же ассоциация, если бы мы сказали «теократическое государство», которое употребляется для обозначения того, что государство создается богом.

В отличие от понятия государства, предполагаемого В.С. Нерсесянцом, где правовое государство он представляет как «правовую форму организации и деятельности публично-политической власти»[4] (по нашему мнению, такое же правовое понятие государства), мы делаем акцент  на учреждаемость правового государства гражданским  обществом. В.С. Нерсесянц делает упор  на правовую форму организации публичной власти, а его правовая форма государства – это не повторение учения  Кельзена, а государство, основанное на либертарном подходе к праву, т.е. на основе права, понимаемого В.С Нерсесянцем не как продукт деятельности государства, а как различающееся от закона явление. В.С. Нерсесянц в своих рассуждениях о связанности государства законом самое пристальное внимание обращает на законы, исходящие от государства и критикует их, но, к сожалению, не обращает внимания на учредительные законы гражданского общества, которыми  можно связать деятельность государства, когда последнее становится правовым.

Итак, правовое понятие государства и правовое государство далеко не одно и тоже. Правовое понятие государства, действительно, появилось намного раньше и имеет  место быть в представлениях ученых многих стран. Правовое же государство- это новый тип государства, которое появилось в историческом смысле тогда, когда научная мысль и просвещенная часть общества поняли, что государственная деятельность должна быть ограничена государствообразующим обществом и связана правом в интересах человека и государствообразующего народа в целом. Поэтому без созревания социально- политических, духовно- нравственных условий для того, чтобы сформировалось зрелое дееспособное гражданское  общество, о наступлении реального правового государства ждать не приходится.

По нашему мнению, сознание об объективной потребности правового государства появилось в эпоху Просвещения, когда появилась необходимость в оптимизации культивируемых уже либеральных и социал-демократических движений. Без использования справедливых правовых рычагов, присущих правовому государству противоречия между либералами и социалистами могли оказаться пагубными для оптимального развития всего общества. К тому же к этому времени обнаружились и изъяны демократии, с которыми также могло справиться лишь правовое государство.

Наши выводы основываются на представлении о том, что либерального типа государства, так же как и социального,   не может быть по определению: есть конкурирующие между собой экономические и социальные функции государства. Когда государство  вмешивается в экономику, регулирует ее только по своему усмотрению, не считаясь с экономическими законами развития, тогда и появляются требования о либерализации экономической функции государства. Когда же государство не осуществляет заботу о своих поданных, по различным причинам нуждающихся в помощи (стариков, детей, сирот, инвалидов и т.д.), то появляются социалисты, требующие изменения, совершенствования социальной функции государства.  В правовом государстве либеральные и социальные теории и механизмы их реализации уравновешиваются в наиболее оптимальном виде.

Что же касается демократического государства, то такого типа государства теория государства также не знает. Здесь принято различать тип государства, характеризуемый сущностной стороной государства, от политического режима, установленного в том или ином государстве. Понятие «демократический» относится к характеристике политического режима, используемого в любом типе государства (с преобладанием авторитарного или демократического способов осуществления политической власти). Правовое государство, конечно же, не может не быть по своему режиму демократическим, а потому в этом смысле можно говорить и о демократическом правовом государстве.

Хотелось бы здесь сказать и о том, что  правовое государство- это не только и не столько теория, то есть система определенных идей и знаний, но и соответствующая этим идеям конкретная общественная реальность. Ведь мы не можем говорить (не должны говорить) о наличии правового государства там, где нет элементарного верховенства права, где государствообразующий народ никак не участвует в формировании органов государственной власти, не требует отчетности государственных органов о своей деятельности и т.д. Конечно, когда право рассматривается как веление только государства, а  конституционные положения редко вспоминаются, тезис о народе как о единственном источнике власти и носителе суверенитета не только не реализуется, но и забывается, то тогда нечего говорить и о правовом государстве.

Правовое государство формируется  как объективная реальность тогда, когда его фактической основой в том, или ином конкретном государстве являются: учреждение и формирование политической власти гражданским обществом; действенность и гарантированность положений Конституции страны, принятой гражданским обществом; ответственность государственных органов, должностных лиц государства перед гражданами или институтами гражданского общества; верховенство права в организации и деятельности государства, общественной жизни в целом; независимая от государственных структур и эффективная судебная власть и т.д.

Правовое государство необходимо еще для того, чтобы большинство не ущемляло меньшинство, чтобы безмерное стремление к равенству и справедливости не уничтожило свободу человека и особенно сущностные основы экономической свободы.

В соответствии со сказанным, правовое государство – это учреждаемая и контролируемая гражданским обществом власть, призванная использовать свои институты для эффективной организации общественной жизни в подлинно народных интересах. Такое понятие правового государства существенно отличается от тех, которые распространены  в литературе, посвященной правовому государству. В этом понятии в качестве основных, характеризующих правовое государство факторов указывается на его учреждение гражданским обществом и на его подконтрольность ему же. Отсюда и сущность правового государства сводится не к связанности его законом (даже не так называемым правовым законом), а к непосредственной подчиненности гражданскому обществу (поскольку учреждается им).

Смысл прорыва (модернизации) в теории правового государства, по нашему мнению, сводится к всестороннему его осмыслению в качестве нового типа государства, полностью зависимого от гражданского общества. Наша теория  правового государства нацелена на  устранение выявленных недостатков как  капиталистического, так и  социалистического государства, она призывает к формированию справедливого государства, порождаемого справедливым обществом: ни капиталистическим, ни социалистическим, а именно справедливым обществом.

Что же касается практической стороны формирования правового государства, то, по нашему мнению, опираясь именно на высказанные нами теоретические положения, необходимо не только существенно переосмыслить сложившуюся теорию правового государства, но и продвинуться в разработках механизмов ограничения деятельности государства, когда оно это делает не в интересах государственноорганизованного народа. Необходимо также продумать конкретные формы ответственности государственных органов и должностных лиц перед институтами гражданского общества. Нуждаются в разработке также проблемы эффективности парламентского контроля над деятельностью исполнительной власти, механизмы устранения изъянов демократии, которые все еще проявляются в российской жизнедеятельности.

В практическом плане важно увязать идеи и положения правового государства с теми  актуальными проблемами, которые сегодня стоят в нашей стране. По нашему мнению, впервые за многие годы постсоветского периода в Послании Президента Российской Федерации Федеральному собранию за 2009 год проведен глубокий анализ общественно-политического, социально-экономического состояния страны и сделан важнейший вывод о необходимости полного обновления России на принципиально новой основе. Это и правильно: страна с богатейшими природными и энергетическими ресурсами по технологическому потенциалу находится в хвосте всех государств мира, в то же время степень коррумпированности власти здесь уже давно зашкалила за пределы возможного. Выход из этого  состояния, действительно, требует полного обновления обуславливающих факторов складывающихся здесь общественных отношений. В первую очередь нуждается в принципиальном переосмыслении природа, роль и место  действующего российского государства - локомотива вывода страны из создавшейся ситуации. Здесь нам просто нельзя не использовать на всю мощь возможности институтов правового государства. Поэтому мы бы рекомендовали нашей действующей власти смелее использовать институты правового государства, открыто и во всеуслышание заявить о нашей приверженности  строить в России именно правовое государство, а через него - самое справедливое общество.

В целом, сущность правового государства, на наш взгляд, сводиться не к связанности государства правом (это формальный признак правового государства), а к обязанности государства обеспечивать права и свободы человека и гражданина, к ответственности государства перед гражданским обществом.

 


[1] См,: Всеобщая история государства и права. М., 1994, С. 154-156.

[2] См,: История отечества.  Энциклопедический словарь. М., 1999, С.277.

[3] Подр., см.:  Чистое учение о праве Ганса Кельзена. Вып. 2 .  М., 1988. С. 146.

[4] См.: Проблемы общей теории права и государства. М., 1999, С.677

Последнее изменение 10/04/2015

Share this article

Автор статьи

Раянов Фанис Мансурович

главный редактор журнала

 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта