Актуальные проблемы теории и практики правового государства в России - Юридический журнал Правовое государство: теория и практика

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

Ф.М.Раянов

Первый учредитель журнала «Правовое государство», Заслуженный профессор Башкирского госуниверситета,  доктор юридических наук

В статье обосновывается необходимость модернизации теории правового государства, сложившейся в постсоветской России. Обращается внимание на выявление общественных условий, при наличии которых лишь можно говорить о наличии правового государства. Поэтому вместо формальных (связанность государства  своими же законами) условий, необходимо акцентировать внимание на материальные условия, то есть  на учреждаемость государства гражданским обществом, на ответственность государства перед институтами общества. Правовое государство- это справедливое государство.

Ключевые слова: правовое государство; учреждение государства обществом; ответственность государства перед обществом; появление в обществе условий возникновения правового государства; правовое государство и правовое понятие государства.

The necessity of updating the rule-of-law state theory, formed in post-soviet Russia, is substantiated in the article. The author draws our attention to the revelation of social conditions required to make it possible for us even to speak of the rule-of-law state. That is why it is necessary to pay attention to material conditions, i.e. establishment of the state by the civil society, state’s responsibility to the society’s institutions, instead of formal conditions (a state bound to its own laws). A rule-of-law state is a just state.

Key words: rule-of-law state, establishment of the state by the civil society, state’s responsibility to the society, emergence in the society of rule-of-law state formation conditions, rule-of-law state and legal conception of the state.

Актуальные проблемы теории и практики правового государства в России

Актуальность проблем, стоящих в области осмысления теории и практики правового государства в сегодняшней России, напрямую связана с определением природы того государства, в котором мы живем и хотим жить. Действительно, сегодня многие россияне не очень-то четко представляют то, в каком государстве они живут. В то же время они хорошо знают, что когда-то  в нашей стране было буржуазное государство, но оно  не понравилось, его в 1917 г. сломали и создали социалистическое государство. Однако и советское социалистическое государство долго не просуществовало. В канун развала СССР и в первые годы постсоветского периода (1988-1998гг.) в стране более или менее обозначился переходной период: от советского социалистического государства наметили идти к демократическому правовому государству. Это стремление не только часто упоминалось в то время, но  правовой характер нашего государства получил закрепление  в Конституции постсоветской России 1993 года. Несколько лет довольно активно рассуждали о правовом государстве, а  с начала ХХ1 века перестали даже говорить о нем. Так, начиная  с 2001 года, в ежегодных Посланиях Президента РФ уже ни разу и ни по какому поводу не были использованы потенциальные возможности правового государства в организации нашей общественной жизни. Более того, понятие «правовое государство» за эти десять лет в Посланиях Президента РФ вообще не употреблялось. Дело дошло до того, что   словосочетание «правовое государство», закрепленное в Конституции РФ, некоторым вообще показалось излишним. Так,  в очень красиво оформленном фолианте «Страны и народы», где дается политико-правовая характеристика 250 стран мира, в разделе «Россия» цитируется ст.1 Конституции РФ, но то ли специально, то ли по какой - то другой причине опускается слово «правовое» и наше государство подается без своей  важнейшей сущностной характеристики[1].

Функционирующее сегодня в России государство разными политическими силами называется далеко не одинаково. Коммунисты его называют олигархическим государством, некоторые вообще - криминальным. В Посланиях Президента России нужное для нашей страны, государство называется то сильным, то эффективным, а иногда и демократическим. Однако даже такое обозначение нашего государства не снимает проблему выяснения сущностной стороны  действующего в стране государства. Ведь и так называемое буржуазное государство одновременно называлось демократическим. Наше советское социалистическое государство  в Конституциях также называлось демократическим. Ведь демократическое государство - это характеристика государства со стороны формы, что не освобождает нас от поиска еще и сущностной  его характеристики.

Отсутствие четкости в сущностной характеристике того государства, в котором мы живем, а также открытое игнорирование конституционно-закрепленных положений о правовом государстве  постсоветского периода побудило нас учредить в 2005 году общественно - политический и научно - правовой журнал «Правовое государство».

Журнал за эти годы пытался осветить как идеи и положения правового государства, так и проблемы, стоящие перед нашей страной в области перехода ее к условиям правового государства.

Я далек от мысли, что  мы добились многого в области продвижения идей правового государства в нашу повседневную жизнь. Наши мысли, желания и предложения в этой области Вы могли прочитать в нашем журнале. Поэтому я здесь хотел бы остановиться не столько на том, что журнал сделал, а сколько на тех проблемах теоретического и практического характера, которые остаются и нуждаются не только в разрешении, но и во всестороннем осмыслении на таком форуме, как наш Круглый стол.

Что касается теоретических проблем правового государства, то нельзя не сказать, что наша постсоветская правовая наука, к сожалению, не сумела сделать ничего существенного для пополнения и развития теории правового государства, которая сложилась еще в дореволюционной России. Если сравнить изыскания в этой области наших современных ученых и ученых досоветского периода, то в трудах таких ученых, как В.М. Гессен, Б.А. Кистяковский, С.А. Котляревский, Н.М. Коркунов, Н.И. Палиенко и некоторых других, вопросы теории правового государства раскрывались более глубоко и всестороннее.

Отечественная юридическая наука постсоветского периода не только не развивала достижения дореволюционных ученых-юристов в области теории правового государства, но и успела сделать ряд ошибок, приведших к еще большему запутыванию теории правового государства. Так, например, во многих сегодняшних учебниках по теории государства и права времена возникновения идей правового государства относят к античному периоду. Почти во всех  сегодняшних учебниках почему-то и для чего-то утверждается, что  основоположниками идей правового государства являются Платон и Аристотель. Но ведь Платон и Аристотель жили  в условиях рабовладельческого строя, во времена полного отсутствия правового равенства вообще, открытого ущемления прав женщин, т. е. тогда, когда о конституционализме, о суверенитете народа, об ответственности государства перед обществом даже говорить не приходилось. Такое необоснованное (в этих учебниках отсутствует ответ на вопрос, как времена господства рабовладельческого права можно считать периодом зарождения идей правового государства) удаление в прошлое периода появления идей о правовом государстве мешает этим же авторам сосредоточиться на социально-экономических, политико-правовых предпосылках возникновения и реализаций идей о правовом государстве. При таком подходе  к временам возникновения идей и положений о правовом государстве трудно определить сущность и особенности правового государства, сосредоточиться на типологических его особенностях. По нашему мнению, именно по этой причине даже в новейшей литературе по теории государства и права сплошь и рядом можно встретить такие выражения, как «буржуазное правовое государство», «социалистическое правовое государство», сильно запутывающие сложившуюся теорию типологии государств.

Что касается  диапазона расхождений времени возникновения идей о правовом государстве в современной литературе, то он доходит до тысячи и более лет. Так, В.Н. Хропонюк считает, что идеи правового государства возникли во времена Сократа, Демокрита, Платона, Аристотеля.[2] В учебнике же «Политология» под редакцией В.Н.Лавриненко утверждается, что  родоначальником теории правового государства является английский философ Джон Локк, изложивший данную концепцию в «Двух трактатах о правлении» (1690)[3]. Примеры  подобного определения времени происхождения идей о правовом государстве можно было бы продолжить.

Отечественная теоретическая правовая наука недостаточно плодотворно работает и над задачей сущностной характеристики правового государства. Правовое государство  здесь, в основном, понимается как государство, ограниченное в своей деятельности законами, исходящими от самого же государства. Между тем  такое понимание правового государства было характерным для немецких ученых Х1Х века, то есть оно идет еще со времен зарождения выражения «правовое государство» в Германии. В то же время в нашей  правовой науке, в отличие от немецкой, не учитывается, что представления о сущности правового государства, сложившиеся в Х1Х веке в Германии (в трудах Р. Моля, Ф. Шталя, О.Бэра, Ф. Штейна, Р. Гнейста), были впоследствии существенно  дополнены.  Немецкая правовая  наука  обобщила практику прихода к власти фашистов в ХХ веке (К.Полок, Р. Мейстер, У.Шойнер). В  результате было внесено существенное дополнение в понятие правового  государства: в современной Германии оно понимается не только и не столько  как законное государство (на чем и акцентировали внимание юристы Германии в Х1Х веке), а как справедливое государство, нацеленное на защиту прав и свобод своих граждан[4].

Представители науки теории государства и права нашей страны не только не   учитывают эти нюансы в развитии понимания природы правового государства в Германии, но и чуть ли не считают, что правовое государство вообще характерно только для небольшого числа стран, следующих по традициям развития немецкого государства. Поэтому в отечественной правовой науке трудно встретить рассуждения о сущности теории правового государства в Великобритании, Франции, США. Не отличая сущности правового государства от его возможного названия в тех или иных странах, некоторые наши профессора даже считают, что в Великобритании, Франции, США правового государства вообще нет. Между тем подобную ошибку вскрыл  С.А. Котляревский еще в 1915 году в своей монографической работе под названием: «Власть и право. Проблема правового государства»[5].

Сегодня же правовое государство, не по названию, а именно по существу, многими признается общечеловеческой ценностью, поэтому все цивилизованные государства стремятся стать правовыми.

По нашему мнению, к характеристике правового государства  необходимо подходить исторически, с точки зрения человеческой цивилизации, объективного изменения общественно-политических и социально-экономических условий жизни людей. В частности, мы исходим из того, что в историческом прошлом человеческое общество в своем развитии больше опиралось на силу.  В результате сила рождала  желание кого-то покорить, и человеческое развитие сопровождалось кровью, лишениями, постоянной угрозой потери независимости и свободы.  Поэтому начиная с определенного уровня развития человечества появилось понимание необходимости сознательного ограничения власти королей, императоров и передачи решения судьбы народов в собственные руки государствоорганизованного народа.

Первое общеизвестное правовое ограничение власти короля в интересах государствообразующего народа было осуществлено в Англии в 1215 г. подписанием и опубликованием Великой хартии вольностей.[6] В России первое такое ограничение власти императора произведено в 1905 г[7]. Манифестом «Об усовершенствовании государственного порядка» и созданием Государственной думы, наделенной определенными полномочиями, ранее принадлежащими императору. В частности, уже в начале работы первой Государственной думы был поставлен вопрос об ответственности правительства перед Государственной думой, то есть перед представительной властью.

Таким образом,  правовое ограничение публичной власти от имени и в пользу государствоорганизованного народа является первым показателем становления правового государства, в соответствии с терминологией, воспринятой в континентальной Европе, что, по существу, соответствует термину «правление права», употребляемому в значении «ограничение правом» во Франции и в англосаксонской семье правовых систем.

В поисках природы и сущности правового государства важнейшей находкой явилось положение о признании и официальном закреплении в соответствующих учредительных документах государствообразующего народа в качестве единственного источника власти и носителя суверенитета. Гражданское общество как единственный источник власти  учреждает государство,  наделяет его полномочиями и оставляет за собой право контроля над тем, насколько государство (по существу, исполнительная власть) осуществляет свои функции от имени и в интересах  государствообразующего гражданского общества.

Правовое государство - это не самовольно сформировавшаяся власть, а институт гражданского общества. Ограничение власти государства осуществляется учредительными документами, принятыми гражданским обществом непосредственно (референдумом) или же органом, специально созданным гражданским обществом. Связанность правового государства при таком подходе, осуществляется не обычным законом, исходящим от самих государственных органов, а прежде всего учредительным законом гражданского общества (Конституцией и другими документами учредительного характера). По существу получается, что правовое государство не само себя ограничивает своими же законами, а его деятельность ограничивается гражданским обществом и, в первую очередь, государствоучредительными документами (Конституцией, другими, имеющими такое же значение, законами).

Для понимания сущности правового государства важное значение имеет дистанционирование от интерпретации этого термина в духе находок Г. Кельзена и В.С. Нерсесянца (обозначим ее как правовое понятие государства).

Известно, что по Г. Кельзену любое государство является правовым, поскольку оно не  может быть не оформленным правом[8].  Однако мы исходим из представления о том, что правовое государство является самостоятельным типом государства, в отличие от всех иных до него существовавших государств, причем государством, учреждаемым гражданским обществом. В понятии «правовое государство» акцент следует направить на слово «государство», а не на слово «право». Правовое государство - это государство, учреждаемое и формируемое гражданским обществом. Здесь можно употребить аналогично с тем, как если бы мы сказали «теократическое государство» для обозначения того, что государство создается богом.

В отличие от понятия правового  государства, предлагаемого В.С. Нерсесянцем, где таковое представляется как «правовая форма организации и деятельности публично-политической власти»[9] (по нашему мнению, это правовое понятие государства, как и у Кельзена), мы делаем акцент  на учреждаемости правового государства гражданским  обществом. В.С. Нерсесянц делает упор  на правовую форму организации публичной власти, а его учение о правовой форме государства - это не повторение учения  Кельзена, а представление о государстве, основанном на либертарном подходе к праву, т.е. на основе права, понимаемого В.С Нерсесянцем не как продукт деятельности государства, а как отличающееся от закона явление. В.С. Нерсесянц в своих рассуждениях о связанности государства законом самое пристальное внимание обращает  на обычные законы, исходящие от самого государства, и критикует их, но, к сожалению, не обращает внимания на учредительные законы гражданского общества, которыми  можно связать деятельность государства, чтобы сделать государство правовым.

Итак, правовое понятие государства и правовое государство далеко не одно и тоже. Правовое понятие государства, действительно, появилось намного раньше и содержится в представлениях ученых многих стран. Именно это понятие государства, по всей вероятности, имели в виду Платон и Аристотель, стараясь поднимать роль и значение законов по отношению к правителям. Правовое же государство - это новый тип государства, которое появилось в историческом смысле тогда, когда ученные и просвещенная часть общества поняли, что государственная деятельность должна быть ограничена государствообразующим обществом и связана правом в интересах человека и народа в целом. Поэтому без созревания социально - политических, духовно - нравственных условий для того, чтобы сформировалось зрелое дееспособное гражданское  общество, появления реального правового государства ждать не приходится.

По нашему мнению, сознание возникла объективной потребности правового государства появилось в эпоху Просвещения, когда возникла необходимость в оптимизации культивируемых уже либеральных и социал-демократических движений. Без использования справедливых правовых рычагов, присущих правовому государству, противоречия между либералами и социалистами могли оказаться пагубными для оптимального развития всего общества. К тому же к этому времени обнаружились и изъяны демократии, с которыми также могло справиться лишь правовое государство.

Наши выводы основываются и на представлении  о том, что либерального типа государства, так же как и социального,   не может быть по определению: есть конкурирующие между собой экономические и социальные функции государства. Когда государство  вмешивается в экономику, регулирует ее только по своему усмотрению, не считаясь с экономическими законами развития, тогда и появляются требования  либерализации экономической функции государства. Когда же государство не осуществляет заботу о своих поданных, по различным причинам нуждающихся в помощи (о стариках, детях, сиротах, инвалидах и т.д.), то появляются социалисты, требующие изменения, совершенствования социальной функции государства.  В правовом государстве либеральные и социальные теории и механизмы их реализации уравновешиваются в наиболее оптимальном виде.

Что же касается демократического государства, то такого типа  теория государства также не знает. В ней принято различать тип государства, характеризуемый сущностной стороной государства, и политический режим, установленный в том или ином государстве. Понятие «демократический» относится к характеристике политического режима, используемого в любом типе государства (с преобладанием авторитарного или демократического способов формирования и осуществления политической власти). Правовое государство, конечно же, не может не быть по своему режиму демократическим, а потому в этом смысле можно говорить и о демократическом правовом государстве.

Хотелось бы здесь сказать и о том, что  правовое государство - это не только и не столько теория, то есть система определенных идей и знаний, но и соответствующая этим идеям конкретная общественная реальность. Ведь мы не можем говорить (не должны говорить) о наличии правового государства там, где нет элементарного верховенства права, где государствообразующий народ никак не участвует в формировании органов государственной власти, не требует у государственных органов отчета об своих деятельности и т.д. Конечно, когда право рассматривается как веление только государства, а  конституционные положения редко вспоминаются, тезис о народе как о единственном источнике власти и носителе суверенитета не только не реализуется, но и забывается, то тогда нечего говорить и о правовом государстве.

Правовое государство реально функционирует тогда, когда его фактической основой в том или ином конкретном обществе являются: учрежденная и сформированная гражданским обществом политическая власть;  действенные и гарантированные положения Конституции страны о правах и свободах человека; ответственность государственных органов, должностных лиц государства перед гражданами или институтами гражданского общества; верховенство права в организации и деятельности государства, общественной жизни в целом; независимая от исполнительных государственных структур  эффективная судебная власть и т.д.

Хотелось здесь подчеркнуть и то, что правовое государство необходимо еще для того, чтобы большинство не ущемляло меньшинство, чтобы безмерное стремление к равенству и справедливости не уничтожило свободу человека и особенно сущностные основы экономической свободы.

В соответствии со сказанным, правовое государство – это учреждаемая и контролируемая гражданским обществом власть, призванная использовать свои институты для эффективной организации общественной жизни в подлинно народных интересах. Такое понятие правового государства существенно отличается от тех, которые распространены  в литературе, посвященной правовому государству. В этом понятии в качестве основных, характеризующих правовое государство факторов указывается на его учреждение гражданским обществом и на его подконтрольность ему же. Отсюда и сущность правового государства сводится не к связанности его законом (даже и так называемым правовым законом), а к непосредственной подчиненности гражданскому обществу (поскольку учреждается им).

Смысл прорыва (модернизации) в теории правового государства, по нашему мнению, сводится к всестороннему его осмыслению в качестве нового типа государства, полностью зависимого от гражданского общества. Наша теория  правового государства нацелена на  устранение выявленных недостатков как  капиталистического, так и  социалистического государства, она призывает к формированию справедливого государства, порождаемого справедливым обществом: не капиталистическим, не социалистическим, а именно  обществом, стремящимся к справедливости.

Что же касается практической стороны формирования правового государства, то, по нашему мнению, опираясь именно на высказанные нами теоретические положения, необходимо не только существенно переосмыслить практикуемую в нашей науке теорию правового государства, но и продвинуться в разработках механизмов ограничения деятельности государства, осуществляемого не в интересах государствоорганизованного народа. Необходимо также продумать конкретные формы ответственности государственных органов и должностных лиц перед институтами гражданского общества. Нуждаются в разработке также проблемы эффективности парламентского контроля над деятельностью исполнительной власти, механизмы устранения изъянов демократии, все еще проявляющихся в российской жизни.

В практическом плане важно увязать идеи и положения правового государства с теми  актуальными проблемами, которые сегодня существует в нашей стране. По нашему мнению, впервые за многие годы постсоветского периода в Послании Президента Российской Федерации Федеральному собранию 2009 года проведен глубокий анализ общественно-политического, социально-экономического состояния страны и сделан важнейший вывод о необходимости полного обновления России на принципиально новой основе. Это и правильно: страна с богатейшими природными и энергетическими ресурсами по технологическому потенциалу находится в хвосте всех государств мира, в то же время степень коррумпированности власти здесь уже давно зашкалила за пределы возможного. Выход из этого  состояния, действительно, требует полного обновления обуславливающих факторов складывающихся здесь общественных отношений. В первую очередь нуждается в принципиальном переосмыслении природа, роль и место  действующего российского государства - локомотива вывода страны из создавшейся ситуации. Здесь нам просто нельзя не использовать на всю мощь возможности институтов правового государства. Поэтому мы бы рекомендовали нашей действующей власти смелее использовать институты правового государства, открыто и во всеуслышание говорить о нашей приверженности  строить в России именно правовое государство, а через него - самое справедливое общество. К тому же предпринимаемые Президентом РФ Д.А. Медведевым в эти дни меры по оздоровлению обстановки в таком государственном органе, как МВД,  как раз полностью вписываются в рамки требований правового государства.

Правовое государство, по нашему мнению, самая удобная площадка   для борьбы мнений, склоняющихся как к консерватизму, так и к модернизации, а также поле для дискуссии власти и оппозиции, власти и институтов гражданского общества. Нельзя здесь не сказать и о том, что постсоветская Россия, возможно  и сама не замечая, шаг за шагом преодолевая трудности и непонимание,  идет в направлении правового государства. Это положение может быть легко доказано сравнением сегодняшнего нашего государства с любым из бывших государств в нашей истории. Правовое государство - поистине судьба России, и у нас нет приемлемой  альтернативы ему.

 


[1] Страны и народы. М., ОЛМА Медия Групп, 2008. - С. 263.

[2] Хропонюк В. Н. Теория государства и права. - М., 1997. - С. 72.

[3] Политология. Учебник  ⁄ Под. ред. В. Н. Лавриненко. - М., 1999. - С.201.

[4] Подроб. см.: Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М., 2001. - С. 138-141; Соколов А. Н. Правовое государство: от идеи до материализации. Калининград, 2002. - С. 13-19.

[5] См.: Котляревский С.А. Власть и права. Проблема правового государства. Санкт-Петербург, 2001. - С. 94-103.

[6] См.: Всеобщая история государства и права. - М., 1994. - С. 154-156.

[7] См.: История отечества.  Энциклопедический словарь. М., 1999. - С. 277.

[8] Подр. см.:  Чистое учение о праве Ганса Кельзена. - Вып. 2 . - М., 1988. - С. 146.

[9] См.: Проблемы общей теории права и государства. - М., 1999. - С. 677

Последнее изменение 10/04/2015

Share this article

Автор статьи

rus

 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта