Теоретические и практические проблемы формирования правового государства в России

ISSN 1818-4227 / Включен в Перечень ВАК

 

РАЯНОВ Фанис Мансурович
доктор юридических наук, профессор.


В самом начале своего выступления хочу заметить, что настоящую конференцию мы инициировали в Уфе потому, что уже более 15 лет довольно глубоко занимаемся проблемами правового государства. Пошел уже девятый год, как мы учредили федеральный журнал «Правовое государство», который больше половины срока своего существования находится в Перечне ведущих научных журналов России.

Проблемами правового государства мы начали заниматься потому, что, во-первых, постсоветская Россия в своей Конституции 1993 года однозначно позиционировала себя именно правовым государством. Мы считаем, что такая запись в Конституции постсоветской России появилась не спонтанно, а вполне продуманно и с учетом тогдашних ситуаций в общественно – политической жизни в мире. Во-вторых, и это самое главное, правовое государство для тогдашней постсоветской России не могло не выступать новым типом государства и, прежде всего, в сущностном плане. Мы исходили из того, что, если советское государство, всеми политическими силами и научной общественностью, трактовалось как самостоятельный тип государства, то постсоветское государство не могло не быть новым, принципиально самостоятельным типом государства, во всяком случае, по отношению к советскому социалистическому типу государства.

Однако трансформационный период, от советского государства к реальному постсоветскому государству, изрядно затянулся. Более того, о правовом государстве после 90-х годов прошлого века, в частности, в нулевые годы XXI века, стали говорить все меньше и меньше. К настоящему времени создается даже такое впечатление, что правовое государство, поскольку относится к западному изобретению, как будто для России вообще не подходит.

Но, как бы там ни было, постсоветская Россия до сих пор еще не нашла новую, жизнеутверждающую концепцию своей государственно-правовой жизни. В этом смысле природа государственности постсоветской России на сегодняшний день находится в состоянии даже «пугающей» неопределенности. Так, коммунисты считают, что сегодня в России сформировалось капиталистическое олигархическое государство и поэтому, небезуспешно, призывают обратно в советское государство. Некоторые сегодняшнюю Россию позиционируют как государство с сильным авторитарным режимом, а некоторые вообще считают, что в сегодняшней России сформировалось некое криминальное государство. И это далеко не полный перечень высказываний о сегодняшнем российском государстве. Поэтому нас до сих пор продолжает беспокоить отсутствие в современной России, однозначно поддержанной официальной властью, типологической  характеристики ее действующей государственности. Ведь не может государственная власть на долгое время оставаться неопределенной в типологическом отношении. То есть, любая государственная власть должна определиться в тех принципах, на которые она опирается в своей деятельности, в тех ценностях, которые она ставит во главу угла в своей повседневной жизнедеятельности.

Со времен графа С.С. Уварова, министра просвещения России, такими ценностями для России выдвигались православие, самодержавие, народность (1834 г.). В советские времена государственно–правовые ценности коренным образом поменялись. События 90-х годов прошлого века также произошли из-за того, что ценности советского периода не удовлетворяли многих. Прошло более 20 лет  постсоветского периода, но до сих пор в России нет согласованности между обществом и действующей государственной властью относительно ценностей будущего государственно - правового развития. Но  самое главное в этом вопросе заключается в том, что действующая власть, на наш взгляд, сама не определилась с основными принципами в своей деятельности.

Причем все это происходит в условиях, когда в современном мире  именно оптимальное государство, с четко определенными принципами в своей жизнедеятельности, рассматривается основным ресурсом эффективного обеспечения развития общества. Прежде всего, это такие принципы, как: государствообразующий народ (гражданское общество) является единственным источником власти; верховенство в обществе права, исходящего от народа и закрепленного в Конституции общества; верховенство парламента, как подлинного представительного органа гражданского общества среди других ветвей власти; четкое разделение власти, исходящей от гражданского общества, строго на три ветви; защита прав и свобод человека и гражданина - основная обязанность государства и т.д.

Не обилие природных, энергетических, даже людских ресурсов определяет социальное благополучие людей во многих современных странах мира, а именно природа и набор вышеотмеченных принципов, их неукоснительное соблюдение в деятельности государственной власти той или иной конкретной страны.

Если проанализировать и  оценить то, за счет чего страны мира делятся на развитые и развивающиеся, то есть: какие страны сегодня являются передовыми, ушедшими по многим параметрам качества жизни вперед; куда бежит капитал и куда уезжают состоятельные люди на постоянное место жительства, то обнаруживается 35-40 стран в мире, которые являются более развитыми, чем остальные. Эти развитые страны, как раз, и выделяются природой и характером своей государственности. Не знаю, является ли для вас это новостью, но скажу, что все эти развитые страны на сегодня являются правовыми государствами.

Прежде всего, сюда относятся 27 государств Евросоюза. В соответствии с копенгагенскими критериями, принятыми в июне 1993 года в Копенгагене, страны - члены Евросоюза и претендующие стать его членами, должны соответствовать принципам правового государства. Кроме 27 действующих членов Евросоюза, 6 стран (Исландия, Македония, Сербия, Турция, Хорватия и Черногория) в настоящее время имеют статус кандидатов в члены Евросоюза. Они также должны «подтянуться» в сторону освоения принципов правового государства.

Далее. Правовыми являются те страны, которые исторически сформировались в качестве конституционных парламентских монархий. Кроме Великобритании, Испании, Швеции, которые на сегодня являются правовыми государствами, прежде всего, как члены Евросоюза, сюда также относятся другие страны, расположенные в разных континентах планеты. В частности, это Канада, Австралия, Япония и некоторые другие.

К числу правовых государств относятся и США со своей природой государственности, основанной на принципе «правления права», и те государства, которые развиваются по системе государственности, очень похожей на государственность США. Это такие страны, как Мексиканские Соединенные Штаты, Аргентина, Бразилия и т.д.

Все перечисленные государства  отличаются от нашей страны единственно тем, что имеют другой, по сравнению с нами, тип государственно – правового устройства. Они являются, как уже отмечалось, правовыми государствами.

Правовое государство, а кое - где государства, названные государством, основанном на принципах «правления права», «верховенства  права», «правления народа», на сегодня стало основным трендом в мировом государственно-правовом строительстве. Причем, такая тенденция сформировалась в мире как тренд в последнее 20-30 лет. Произошло это после фундаментального сдвига (переосмысления) в идеологической  и политической сферах, происшедших в результате прекращения холодной войны и распада социалистического лагеря.

Именно после этих событий, общественная мысль во многих странах мира вновь обратила свое внимание к мирным, эволюционным мотивам развития всего человечества и отдельных стран. Вновь востребованными стали слегка забытые идеи о моделях государственности с выделением человека в качестве наивысшей ценности. К числу таких идей, безусловно, относятся англо-саксонская модель государственности и континентальная модель правовой государственности. Активизировалась даже тенденция сближения этих двух моделей государственности.

Здесь важно отметить, что в сторону правового государства последовали и те государства, которые в свое время входили в социалистический лагерь. Я имею в виду Польшу, Чехию, Словакию, Румынию, Венгрию, Болгарию и прибалтийские республики бывшего СССР, которые после 90-х годов прошлого века по - настоящему преобразовались в правовые государства.

Только постсоветская Россия, несмотря на то, что в своей Конституции 1993 года записала себя правовым государством, к сожалению, не захотела или не сумела  трансформироваться в настоящее правовое государство и, как бы это сказать помягче, «застряла» в состоянии неопределенности.

Если, например, Турция, объявив себя правовым государством, внося соответствующие изменения (в 2001-2002 и в 2004годах) в свою Конституцию 1982 года, проводит конкретные мероприятия по возвышению парламента на уровень верховной власти в стране, то Россия до сих пор в этом направлении ничего не делает. На наших глазах Грузия развернулась в сторону правового государства. Сегодня даже Мадагаскар, Мозамбик, которые у нас ассоциируются как страны, где, в основном, живут пираты, официально взяли курс на строительство правового государства.

Причин тому, почему Россия не выбирает твердый курс в направлении правового государства, довольно много. Но я бы здесь сосредоточился на тех из них, которые в определенной мере зависят от нас, участников настоящей конференции.

Речь, прежде всего, идет о разработке правильной теории правового государства. Ведь не зря говорят: практика без теории слепа. В нашей стране, ни действующая власть, и даже ни обществоведческие науки, включая нашу теорию государства и права, серьезно не взялись за выяснение подлинной сущности правового государства. В общественно – политической сфере (включая сферу государственно – правовой науки) до сих пор верховодят представления о правовом государстве, берущие свое начало с XIX Всесоюзной партийной конференции КПСС 1988 года. На данной конференции М.С. Горбачев впервые за все советское время в позитивном ракурсе употребил понятие «правовое государство», сказав, что «главное для характеристики правового государства состоит в том, чтобы на деле обеспечить верховенство закона»[1]. Конечно, дальнейшее раскрытие этого тезиса в том же выступлении не оставляет сомнения, что М.С. Горбачев рассуждал не столько о подлинном правовом государстве, сколько о государстве законности, причем в духе тогдашней теории социалистической законности. Такое представление о правовом государстве далее перекочевало в многочисленные труды ведущих отечественных ученых правоведов, опубликованных сразу же после этой конференции. Эти представления о правовом государстве, в основном, сохранились до сих пор. В результате на сегодня одни, включая руководителей нашего государства, считают, что мы уже живем в правовом государстве, а другие – правовое государство, как и когда-то коммунизм, относят к несбыточным мечтам. Но как бы там ни было, такая неразбериха с правовым государством в нашей стране получается потому, что зачастую россияне  понимают его совсем не так, как в тех развитых странах, где подлинное правовое государство внедрено в реальную жизнь намного глубже и шире. К тому же, ко всему этому, наша государственно-правовая наука до сих пор, не боюсь этого слова, слишком примитивно объясняет сущность правового государства.

Так, если обратиться к многочисленным учебникам по теории государства и права, то под правовым государством здесь понимается государство, которое само себя ограничивает законами. Как можно судить из выступлений наших руководителей государства, они понимают понятие «правовое государство» примерно также.

Между тем, в тех зарубежных странах, где правовое государство в значительной мере является реальностью, под правовым государством понимают государство, учреждаемое гражданским обществом и контролируемое им же или его представительным органом (парламентом). Как показывает эта же зарубежная практика, правовое государство учреждается гражданским обществом, ограничивается в своей деятельности конституцией, исходящей от гражданского же общества. В таких правовых государствах парламент является подлинным представительным органом гражданского общества, и он от имени народа контролирует деятельность государственной власти.

Поэтому, в отличие от тех, кто сводит правовое государство к социальному государству, мы считаем, что в теоретическом плане не любое, так называемое, социальное государство может быть правовым. В то же время, современное правовое государство не может не заниматься социальными проблемами. Отсюда, правовое государство и социальное государство не корреспондируются между собой как самостоятельные и конкурирующие типы государств. Можно говорить лишь о степени социальности правового государства или же о социальной функции правового государства. Социальное государство не является самостоятельным типом государства.

Правовое государство – самостоятельный тип государства. Оно не наслаивается на какой - то другой тип государства. Правовое государство формируется из новых общественных институтов, отсутствующих у государств, не доросших до уровня правового государства. К их числу относятся такие институты, как: государствообразующий народ (или гражданское общество), которые являются источником власти и носителем суверенитета; гражданское общество, которое формирует государственную власть, определяет направление его деятельности и осуществляет парламентский (законодательный и бюджетный) контроль за деятельностью исполнительной власти; основной (верховной) функцией государственной власти является обеспечение и защита прав и свобод человека и гражданина и некоторые другие.

Эти же институты, по нашему мнению, следует отнести и к типологическим характерным чертам правового государства.

Другими словами, в правовом государстве принципиально меняются характер взаимоотношения между обществом и государством, между государством и личностью. Такое принципиально новое качественное изменение взаимоотношений между обществом и государством характерно новому этапу развития человечества. Именно поэтому этот этап развития человечества и вошел в историю как Новое время.

Если так подойти к пониманию правового государства, то его подлинная история берет свое начало с периода установления в Англии XVII века англо-саксонской модели государственности. Эта модель государственности нашла свою реализацию в Англии, а затем в США и в других странах, относящихся к англо-саксонской правовой семье.

Россия же, также как и ее образец в этом вопросе - Германия, корни правового государства искала в недрах римского права, а отсюда и в устройстве Римской империи. Если обратить внимание на раскрытие вопроса о становлении правового государства в отечественной литературе, то, например, во всех наших учебниках по теории государства и права истоки теории правового государства принято относить к Платону и Аристотелю. Да и на существенные различия в понимании конституционализма в странах с англо-саксонской моделью государственности и в странах романо-германской модели государственности у нас внимание не обращается.

Между тем, в романо-германской модели государственности под конституцией понимается устройство государства, а под конституционализмом - учение о теории и практике  использования этой конституции в реальной жизнедеятельности людей. В англо – саксонской же модели государственности конституционализм – это учение об ограничении деятельности государственной власти гражданским обществом, а конституция – акт, исходящий от общества и содержащий конкретные требования такого ограничения. То есть, конституция здесь вполне обоснованно рассматривается как акт, исходящий от гражданского общества и устанавливающий пределы деятельности государственной власти. Такое положение теоретически было обосновано в трудах Д.Локка, Д.Юма, И.Канта, и оно нашло свою практическую реализацию не только в Англии, но и в США, а в последующем и в других странах англо – саксонской модели государственности.

Различия между англо – саксонской и романо – германской моделями государственности в теоретическом плане, по нашему мнению, доходят до такого уровня, что, если строго следовать по романо – германской модели государственности, то к параметрам подлинного правового государства вообще невозможно выйти. Правовое государство, в подлинном смысле, - это плод англо – саксонской модели государственности. Если сегодня, в реальной жизни, мы видим правовое государство в странах, ранее относившихся к романо – германской модели государственности, то такой результат мы имеем благодаря сближению этих двух моделей государственности. Такое сближение идет и сегодня и, даже можно сказать, что основными мотивационными факторами такого сближения выступают принципы правового государства, зачастую остающиеся недопонятыми в отечественной науке. Так, в отечественной науке «теория государства и права» нередко употребляется как понятие «правовой закон». Это понятие мы в России заимствовали от западных авторов, в частности, от И.Канта. Но именно в понимании кантовского правового закона, в свое время, была допущена непростительная оплошность. В частности, немецкие ученые – юристы понятие «право», в словосочетании «правовой закон» И.Канта, поняли в романо – германском духе. Между тем, сам И.Кант смысл выражения «государство – есть объединение множества людей, подчиненных правовым законам» заимствовал у английских классических философов, т.е. у Д.Локка и Д.Юма. В Англии того времени под понятием «право» понимали разум народа, то есть, то правило поведения, которое исходит от народа. Именно такое понимание «права», по мнению вышеуказанных философов, могло служить критерием оценки позитивных законов, т.е. законов, исходящих от государства. Смысл правового закона, по англо – саксонской модели государственности, сводится к соотношению естественного права с позитивным правом. Естественный закон, или, по выражению Д.Локка, «закон природы», а позднее названное «общее право» - все это то, что естественно согласовывается с разумом народа. Позитивное право должно соответствовать естественному праву. Поэтому общественный договор, а позднее конституция, также соответствующие разуму народа, исходят от народа и определяют основные функции и пределы деятельности государства. Отсюда и сущность правового государства сводится к формированию его гражданским обществом и к ограничению им же пределов его деятельности. Актом общества, реально ограничивающим государственную власть, вначале (во времена Д.Локка) выступал неписаный общественный договор, а затем (начиная с США) писаная конституция.

Наблюдаемое сегодня во многих странах мира желание народов сделать правом именно свою волю, а не всевозможные указания чиновников, возвышать власть парламента (представительного органа народа) над всеми остальными ветвями власти, как раз и подтверждают  правоту теории Д.Локка и его сторонников. Идеи Д.Локка и сегодня реализовываются во все больших странах мира. Таким образом, в сегодняшних условиях по всему миру распространяются именно идеи подлинного правового государства. Трендом правовое государство сегодня становится именно в представлении его в англо – саксонском варианте.

Конечно, о теоретических проблемах правового государства можно было бы говорить еще больше. Но и сказанного, видимо, достаточно для вывода о том, что теорией правового государства, особенно, в нашей стране предстоит еще заниматься очень плотно и фундаментально. К тому же, как показывает мировая практика, проблемы правового государства идут в органической увязке с проблемами гражданского общества. Можно даже здесь сказать, что, насколько у нас в стране не разработаны вопросы теории правового государства, настолько же они не увязаны с проблемами гражданского общества. Короче говоря, полноценная теория гражданского общества в отечественной обществоведческой науке также не разработана.

И еще одно замечание в связи с нашим таким выводом. Отдельные, даже достаточно солидные ученые, считают, что вполне можно прожить и без, так называемого, подлинного правового государства, а, именно, в том его понимании, которое сложилось в нашей стране. Я бы на это сказал так: прожить, возможно, можно, но насколько удовлетворенно и стабильно? Ведь проблемы подлинного правового государства – это, по существу, проблемы взаимоотношения общества и действующей государственной власти. Нам думается, что, насколько мы не дотянем до параметров подлинного правового государства, настолько и будут проявления, в различных формах, недовольства со стороны граждан с деятельностью действующих органов государственной власти. Как показывает прогрессивная мировая практика, эффективна именно та государственная власть, которая осуществляет свою деятельность в полном согласии со своими гражданами, т.е. правовое государство. Поэтому в современных условиях только подлинное правовое государство остается теоретически неуязвимой моделью государства. Именно такая модель государства все больше и больше оказывается востребованной в современной мировой практике.

Теперь позвольте высказать некоторые идеи относительно реализации теории правового государства на практике России. То есть, какой должна быть та дорожная карта, по которой наша страна сегодня смогла бы наиболее успешно развиваться в сторону правового государства?

С нашей точки зрения, все надо начинать с реализации идей подлинного конституционализма в англо – саксонском его понимании. То есть надо, в первую очередь, выработать механизмы возвышения парламента страны, представительного органа народа до уровня верховной власти по отношению ко всем другим ветвям власти. Соответственно, к такому пониманию конституционализма необходимо внести изменения в действующую Конституцию Российской Федерации.

В первую очередь, необходимо, чтобы сама действующая на сегодня государственная власть Российской Федерации пришла к мысли о необходимости существенных преобразований в государственно-правовой сфере. Другими словами, в первую очередь, необходима соответствующая политическая воля, исходящая от всех ветвей действующей власти.

Мы считаем, что преобразование современной Российской Федерации в разряд правовых государств, в принципе, возможно в соответствии с нормами главы 9 действующей Конституции Российской Федерации. Именно под углом зрения пересмотра действующей Конституции Российской Федерации должно быть начато переосмысление всей структуры государственной власти.

Направления такого переосмысления должны коснуться, в первую очередь, позиций Конституции, определяющих реализуемость на практике ее, в основном, первых трех статей. В частности, ст.3, где многонациональный народ России признан единственным источником власти и носителем суверенитета. Это положение, реализованное во многих развитых странах мира, в России все еще носит декоративный характер. Остается непонятым для многих и нереализованным положение ст.2 Конституции России о том, что права и свободы человека являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита их – обязанностью государства. Действующее в России государство пока еще такой обязанностью вовсе не обременено. Во всяком случае, «загруженность» такой обязанностью со стороны действующего Российского государства не чувствуется на практике. Поскольку не реализованы ст. ст.3 и 2, не работает и первая статья Конституции России. По данным социологического опроса сегодня лишь один из десяти россиян более или менее знает о том, что Россия – есть демократическое федеративное правовое государство.

Далее необходимо, чтобы и в России заработал принцип разделения власти на три ветви. Особенно важно четкое разделение власти на законодательную и исполнительную ветви. Бояться принципа разделения власти на три, реально функционирующие, на основе системы сдержек и противовесов, ветви не следует. По этому вопросу в мире накоплен достаточно солидный опыт работы. Чтобы реализовать этот принцип, у нас до сих пор не была соответствующая политическая воля со стороны руководства государства. Ведь принцип разделения власти, прежде всего, должен коснуться полномочий Президента страны. Ведь до сих пор мы живем с Конституцией страны, принятой после «победы» Президента в жесткой борьбе с Верховным Советом тогдашней России. В этих условиях избежать «верховенства» практических полномочий Президента над будущим Парламентом не удалось. Поэтому уже сегодня необходимо переосмыслить все статьи Конституции, определяющие полномочия Президента страны.

Конечно, внесение поправок и изменений в действующую Конституцию – процедура довольно сложная и потребует много времени. Но цель достижения параметров правового государства того, думается, стоит. Необходимо начать эту работу и последовательно ее довести до уровня стандартов, принятых уже в развитых странах.

Следующий шаг, по нашему мнению, связан с совершенствованием всей избирательной системы. Наша действующая избирательная система и, особенно ее организационно-правовое обеспечение, еще не соответствуют современным мировым стандартам. Она (избирательная система), особенно на стадии и в процессе реализации, оставляет место для нареканий насчет административно-властной управляемости. Честность в результатах выборов ни у кого не должна вызывать сомнений. По этим вопросам в мировой практике также имеются примеры, когда по результатам подсчета голосов ни у кого не возникает сомнений относительно честности подсчета результатов голосования. Использование опыта этих стран в Российской Федерации положительно отразилось бы на соблюдении требований Конституции нашей страны и ее законов.

Здесь можно даже поставить такой, напрашивающийся вопрос: почему бы нам не заимствовать, например, теорию и практику выборов президента в США? США живут уже  третье столетие одной и той же Конституцией, довольно успешно выбрали несколько десятков президентов. Но самое главное: страна заслуженно находится во главе организации обществоведческой жизнедеятельности во всем мире. Ведь, тщательно изучив опыт выборов Президента США, можно было бы подумать о его использовании у нас. По нашему мнению, распространение сложившейся практики выборов Президента США в нашей стране способствовало бы активизации общественно – политической жизнедеятельности и у нас. Ведь у них в выборах Президента США вначале участвует, по существу, все население страны, а лишь на завершающем этапе - Президент США определяется Коллегией выборщиков. Да и деятельность самой Коллегии выборщиков Президента страны, если бы такой институт был бы создан у нас в субъектах Российской Федерации, положительно отразилась бы на соблюдении требований Конституции страны и ее законов. В постсоветской России мы, сколько лет уже, как говорится, «варимся в собственном соку» и, к сожалению, с каждым годом не лучше. Ведь перенимать положительный опыт у других (начиная с Великого ПетраI) никогда не было зазорно в России. Таким же образом можно было бы модернизировать и другие сферы нашей общественно – политической жизни.

В частности, нам не хватает понимания конституционализма как учения об ограничении государственной власти от имени общества. Да и законность, в целом, мы понимаем все еще в традиционном социалистическом духе. То есть, у нас законность понимается как верховенство законов, исходящих от государственной власти в обществе. Между тем законность – это верховенство законов, исходящих от общества и его представительного органа (парламента), прежде всего, для оценки деятельности исполнительных государственных органов.

Нам необходимо научиться и жить в условиях верховенства парламента (федерального собрания). Наши граждане должны понимать и чувствовать, что в стране верховная власть принадлежит народу и его представительному органу. Без этой уверенности и не чувствуя верховенства парламента во всей общественной жизни, вряд ли мы выйдем на уровень требований демократических институтов. Все это требует изменения соответствующих статей действующей Конституции Российской Федерации.

Под углом зрения теории правового государства имеют необходимость совершенствования и некоторые другие статьи действующей Российской Конституции. Все эти положения Конституции, испытывающие потребность в совершенствовании, трудно перечислить в одном выступлении. Необходимо создать специальную государственную комиссию для разработки дорожной карты России по ее преобразованию в разряд подлинных правовых государств. Думается, что, чем быстрее будет образована такая комиссия – тем лучше. Однажды уже Россия, в своей истории, такую возможность упустила. Чем обернулось такое упущение для России - известно многим. Давайте не будем повторять исторические ошибки.

В целом, основные выводы из моего выступления можно сделать следующие:

1. В условиях, когда правовое государство становится основным трендом общественно – политического развития во многих странах мира, мы у себя в России до сих пор не имеем даже правильного представления о нем. В нашей стране не чувствуется даже заинтересованность соответствующих институтов общества проблемами правового государства. Наше же конституционное положение о должном правовом характере Российского государства не совсем правильно освещается в учебно-методических документах и разработках для студентов и учащихся. Природой и сущностью правового государства, в плановом порядке, не занимаются ни государственные высшие учебные заведения, ни государственные научно – исследовательские учреждения.

2. В теоретическом плане нам необходимо полностью переосмыслить наши представления о взаимоотношении между обществом и государством. Наша отечественная государственно – правовая наука, по большому счету, до сих пор основывается на представлениях Гегеля. В соответствии с ними государство – это все, а остальное, включая и гражданское общество – вторично по отношению к государству, производно от него. Мы, как правило, не обращаем внимания на то, что концепция Гегеля о схеме общественно - государственного устройства не получила востребованности в мировом масштабе. На сегодня развитые страны, т.е. перечисленные уже нами, в свое время ориентировались и продолжают ориентироваться на теорию Д.Локка. Именно по Д.Локку, приоритетом по отношению к государству пользуется гражданское общество, а государство – это институт гражданского общества. Общественно – политические события, происходившие в мире за последние 20 – 30 лет полностью подтверждают правоту теории Д. Локка.

3. В нашей стране до сих пор не сложились представления о правовом государстве, как о величайшей находке для постсоветской России в поисках будущей ее государственности. На сегодня у России отсутствует концепция собственного государственно – правового бытия. Но даже эти условия не подталкивают ее в сторону формирования здесь подлинного правового государства. По нашему глубокому убеждению, все это происходит не потому, что России ценности правового государства противопоказаны, а потому, что о них никто толком ничего до сих пор не знает. Если бы о подлинном правовом государстве, успешно реализованном во многих развитых государствах мира, у нас говорили бы, хотя бы половину того, что говорили в свое время о советском государстве, то многих проблем, имеющихся на сегодня в сфере правового государства, просто не было бы.

4. Формирование правового государства в современной России – явление вполне реальное. Для этого, в первую очередь, должна быть политическая воля действующей власти. Правовое государство не может формироваться революционным путем. Это наше твердое убеждение.

Однако мы убеждены и в том, что нереализованность идей и принципов правового государства, игнорирование их вполне могут создать революционную ситуацию. Но последствия таких революций, как показывает собственная история самой России, вовсе не приведут к формированию правового государства. Тем более, если  революция не будет такой, как «славная революция», совершенная в Англии 1688 году.

Современная Россия находится в состоянии государственно – правовой неопределенности. Так что сегодня - самое время обратиться к ценностям правового государства.

Последнее изменение 10/04/2015

Share this article

Автор статьи

Раянов Фанис Мансурович

главный редактор журнала

 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта