Правовое государство в России: состояние, проблемы и перспективы развития

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

СОКОЛОВ Альфред Нилович
доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик РАЕН
В статье исследуются важнейшие аспекты современного правового государства: состояние, проблемы, противоречия, тенденции и перспективы развития правового государства в России.


Формирование правового государства в России требует тщательного, детального и всестороннего исследования, осмысления в условиях российских реалий этого комплексного, фундаментального, поливариантного государственно-правового феномена, и естественно, разработки теоретико-концептуального и практического (прикладного) подходов.

Анализу состояния, проблем, противоречий, тенденций и перспектив развития правовой государственности в нашей стране и посвящена предлагаемая статья.

I. Жизнеутверждающая сила идей И. Канта

В связи с наличием в теории и практике формирования правового государства в России множества коллизий, целесообразно, на наш взгляд, вернутся к истокам правовой государственности, чтобы легче было понять негатив теоретико-концептуального и практического подходов к этому феномену.

Теория правового государства – это синтез идей и концепций о его природе, сущности, признаках, принципах, функциях, как государства демократического, социального, в котором во всех сферах общественной жизни (и публичной и частной) господствует право и юридическими средствами реально обеспечены максимальное осуществление, охрана и защита основных прав человека.[1] Она является закономерным результатом цивилизованного развития учения о государственности в аспекте человеческого измерения и общественной справедливости.[2]

Выражение “правовое государство” (Der Rechtsstaat) является специфическим, чисто немецким словообразованием. Языки других наций (кроме русского) не имеют подобного словосочетания, где бы так емко соединялись понятия права и государства. Вместе с тем, языки других наций, безусловно, включают данный институт. Так, в англосаксонской правовой семье ему соответствует понятие “rule of law” (господство права), “the legal state или law-bounded” (правовое государство, но этот перевод с немецкого не вошел в широкий общественно-политический оборот), в французском – “regne de la lois” (царствование законов, господство законов) или “limitation des gouvernants” (ограничение правителей).

Однако все эти словообразования не являются в полном объеме идентичными немецкому термину. Можно лишь отметить тот соединяющий их признак, что идейное богатство правового государства своими корнями уходит в общеевропейскую цивилизацию.

Понятие правового государства, как программа, ограничивающая государство рамками конституции и правовых законов, изданных на ее основе, возникло на рубеже XVIII и XIX веков. Идея же и институты относятся к глубоколежащим слоям европейского развития права и нацелены на достижение мирного порядка, гарантируемого государством при помощи права. По нашему мнению, развитие идей правовой государственности и превращения их в концепции, а затем в теорию, прошло пять этапов.[3]

Первым этапом была концептуальная политико-правовая идея о торжестве справедливых законов в государстве. При этом изначальной, так сказать, “скользкой” была идея господства юридического закона, а не власти правителя. Этот постулат аргументируется ссылками на античную Древнюю Грецию, средневековых мыслителей, мыслителей раннебуржуазного периода, отечественных дореволюционных ученых.

Вторым этапом поступательного развития идей правовой государственности была концепция естественного права, которая своими корнями также уходит в античные времена, развитие получает в средневековье, затем в учениях раннебуржуазных мыслителей (Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Дж. Локк, И. Кант и др.). При большом разбросе мнений, все авторы едины в том, что истоками естественного права являются общечеловеческие ценности, которым и должны соответствовать нормы позитивного права.

Третьим этапом развития политико-правовых идей в призме правового государства является концепция народного суверенитета. Автор отсылает к древнекитайскому мыслителей Мо-Цзы, средневековому трактату Ф.Аквинского, учению М.Падуанского. Однако концепция народного суверенитета была создана в XVIII веке Ж.Ж. Руссо как развитие идей его предшественников: суверенитет народа неотчуждаем, неделим, неограничен.

Четвертым этапом развития идей правовой государственности является концепция разделения властей. Ссылка делается на Аристотеля, Полибия, Цицерона, М. Падуанского, Дж. Локка. Создателем же доктрины разделения властей справедливо признают Ш.-Л. Монтескье. Солидный вклад в развитие этой концепции внесли и видные деятели американской революции Т. Джеферсон, Т.Пейн, А. Гамильтон, Дж. Адамс, Дж. Мэдисон, мыслители из других стран, а также русские юристы.

Завершающим (пятым) этапом в разработке целостной конструкции правового государства следует считать концепцию господства права. Здесь необходимо различать две модели – англо-саксонскую (Rule of law) и немецкую (Der Rechtsstaat). К сожалению, современные отечественные исследователи, как правило, признавая эти модели, почему-то не раскрывают их кардинальное отличие. Суть обеих моделей в следующем. Так, англосаксонская модель констатирует, что правление не может быть произвольным. Оно должно осуществляться в соответствии с законом, принятым с соблюдением всех соответствующих процедур, устанавливающим права и обязанности граждан, их гарантии. Вследствие этого никакое лицо, даже с официальным статусом, не может избежать установленной законом ответственности в случае нарушения им предписанных правил поведения. Это означает, что нет никого, кто бы был выше закона. Однако в данном случае речь идет о формальном правовом государстве, формальном законе. Немецкий же вариант, в духе И. Канта, устанавливает господство права в плане различения права и закона. Чтобы закон был правовым, он должен основываться на таких элементах права как свобода, равенство, справедливость, кроме того, на нравственности, гуманизме, с учетом основных прав человека.

Таким образом, английская модель господства права не учитывает качественной сути, содержания закона. Отсюда – формальный, а не должный правовой закон, и, как следствие, – не исключен юридический позитивизм. Это имело широкое распространение в СССР (в том числе и в России). Да и современная Россия нередко “грешит” этим, что будет раскрыто в последующем изложении.

Мы специально подробно остановились на истоках, этапах развития правовой государственности, поскольку в современной отечественной юриспруденции, а также теории государства и права, как учебной дисциплине, данные аспекты остаются “в тени” или даются расплывчато, нечетко.[4]

Второй проблемой в формировании правового государства в России является недооценка роли и значения научного наследия Иммануила Канта в создании целостного учения о правовом государстве. И, естественно, не учитываются его теоретико-концептуальные наработки.

Большинство учебников по теории государства и права базируется на научных разработках дореволюционных отечественных ученых-юристов, но не всегда учитывают их положения. Хотя дореволюционные ученые, к примеру, П.И. Новгородцев, много сделали в этом аспекте, раскрывая знаковую роль И. Канта. Так, П.И. Новгородцев прямо подчеркивал: “Кант полагает новые начала развития и определяет направление юридико-политической мысли XIX века”.[5] Остановился на этом вопросе более подробно.

Родоначальником и классиком буржуазного учения о правовом государстве в Германии, по праву, считается Иммануил Кант. Это, среди прочих, отмечают ведущие государствоведы ФРГ наших дней И.Изензее и П.Кирхоф. “Самое четкое обоснование, - пишут они, - идея правового государства получила у Канта (также и понятие правового государства тотчас доказуемо)”.[6] “Самым отчеканенным понятие правового государства, - отмечает в своей монографии известный юрист ФРГ Э.-В. Бёкенфёрде, - было у Иммануила Канта”.[7]Однако нередко в нашей отечественной специальной литературе в качестве “крестного отца” понятия и определения правового государства в 1832 г. называется Роберт фон Моль.[8] Он – действительно ученый-правовед с энциклопедическими знаниями, профессор Тюбингенского университета. Но утверждение о его приоритете опровергается уже упомянутыми ведущими учеными ФРГ И. Изензее, П. Кирхофом, Э.В. Бёкенфёрде и целым рядом других. Автор данной статьи в период работы над докторской диссертацией (1982-1992 г.г.) “Идея правового государства в Германии и механизм ее реализации” прошел в течение 10 лет тем же путем исследований и анализа, что и вышеназванные немецкие юристы (проработал около 600 трудов немецких ученых) и полностью согласен с ними в установлении пальмы первенства И.Канта во введении в немецкую философию и науку о государстве понятия правового государства и его идеи.

Приоритет И.Канта легко доказуем. Так, в своей работе “Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане” (1784 г.) Кант отмечает[9], что “величайшая проблема для человеческого рода…достижение всеобщего правового гражданского общества” (подчеркнуто мною А.С.). Здесь же Кант говорит об обществе, в котором максимальная свобода под внешними законами сочетается с непреодолимым принуждением, как о совершенно справедливом гражданском устройстве. А в работе “Метафизические начала учения о праве” (1797 г.) Кант проводит мысль об изменении правления в государстве так, “чтобы оно по своему действию согласовалось с единственно-правомерным строем, а именно со строем чистой республики, и чтобы старые эмпирические (структурные) формы, которые служили лишь тому, чтобы способствовать покорности народа, превратились в первоначальную (рациональную) форму - единственную, делающую свободу принципом, более того, условием любого принуждения, которое необходимо для правового государственного строя в подлинном смысле этого строя… Это единственный прочный государственный строй, при котором закон самодержавен и не зависит ни от какого отдельного лица” (подчеркнуто мною – А.С.).[10] Работа же Роберта фон Моля (1799-1875 г.) увидела свет в 1829 году.[11]

Как видим, и по времени публикации и по отточенности понятия правового государства пальма первенства принадлежит именно И. Канту.

В связи с этим несостоятельны утверждения ряда современных отечественных ученых, которые пытаются дезавуировать И. Канта. Так, профессор Морозова Л.А. пишет: “И. Кант говорил, по существу, не о правовом государстве, а о правовом обществе”.[12] Эта же мысль отмечается и в учебнике под редакцией профессора Лазарева В.В., где говорится, что Кант использовал понятие “правовое гражданское общество”.[13] В действительности же это – не так. Ученые просто не дочитали И. Канта. Ранее уже были даны его определения, связанные и “с правовым гражданским обществом” и “с правовым государственным строем”.

Что же касается термина “правовое государство”, то современные немецкие исследователи источников правового государства периода раннего германского либерализма пришли к мысли (автор данной статьи полностью солидарен с ними), что именно словосочетание “правовое государство” впервые употребил К.Т. Велькер в 1813 г.[14] Затем в 1824 г. оно прозвучало в произведении И.Х. фон Аретина[15] и лишь в 1829 (а не в 1832 г.) Роберт фон Моль ввел его в общий государственно-правовой и политический оборот.[16] Однако, по нашему мнению, принципиальной разницы между “правовым государственным строем” и “правовым государством” в плане идеи - практически нет.

В научных разработках отечественных ученых, как правило, нет ссылок на работы И. Канта, в которых сформулирована основа его теории правового государства, в частности, на руководящие принципы как господство права и верховенство правового закона (связанность правом и законом), свобода каждого члена общества как человека, равенство его с другими членами общества, самостоятельность каждого члена общности как гражданина, разделение властей (это взято им у Ш.-Л. Монтескье) и др.

Восполним пробел. Основы теории правового государства И. Канта изложены, прежде всего, в следующих его трудах: “Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане” (1784 г.), “Об известной поговорке “Это, может быть, верно, в теории, но не годится для практики” (1793 г.), “К вечному миру” (1795 г.) и “Метафизические начала учения о праве” (1797 г.). Кроме того, отдельные положения о правовом государстве содержатся в таких работах И.Канта как: “Предполагаемое начало человеческой истории” (1786 г.), “Религия вне границ чистого разума” (1793 г.), “Спор факультетов” (1798 г.).

Думается, что неправомерно утверждение профессора Лазарева В.В. о том, что термин “правовое государство” появился, прежде всего, в трудах немецкого ученого XIX века К.фон Роттека.[17] Это – не так: ведь его труд появился только в 1830 году, когда концепция правового государства в Германии уже была четко оформлена. До этого вышли уже труды о правовом государстве И. Канта, Иордана, Пёлица, И.В. Плацидиуса, А. Мюллера, К.Т. Велькера, И.фон Аретина и Р.фон Моля. Вместе с тем, в связи с этим следует подчеркнуть, что Карл фон Роттек вместе с К.Т. Велькером выпустили энциклопедию о правовом, конституционном государстве в 16 томах, выдержавших 3 издания.[18]

Анализ трудов И. Канта свидетельствует о том, что от работы к работе, по нарастающей он проводит идею господства права, верховенства правового закона в жизни народа, общества, государства, а в произведении “К вечному миру” (1795 г.) Кант прямо подчеркивает необходимость того, “чтобы право получило, в конце концов, верховную власть”.[19] Поэтому благом государства, по Канту, является не благополучие граждан и их счастье, а “высшая степень согласованности государственного устройства с правовыми принципами. Стремится к которой обязывает нас разум через некий категорический императив”.[20]

Таким образом, ядром мировоззрения, более того жизнеутверждающей силой идеи Иммануила Канта о правовом государстве является связанность и ограничение государства правом, правовым законом. Эту связанность он представляет себе как выражение, возведенное во всеобщий закон человеческого разума. Эта гениальная идея И.Канта о господстве права, верховенстве правового закона призвана проводить разум посредством права в совместную жизнь людей и народов и тем самым служить вечному миру. При этом И.Кант подчеркивает ту мысль, что господство права и верховенство правового закона, как генеральный (всеобщий) принцип правового государства, призван служить, прежде всего, тому, чтобы были обеспечены гарантии прирожденных и неотчуждаемых (естественных) прав и свобод человека и гражданина (гарантия свободы индивида). Правда, иногда отдельные современные исследователи кантовского наследия пытаются представить это наследие как “каменно-ледяная догматика отца Канта”.[21] С этим, конечно, трудно согласиться, ведь акцентируя “долженствование” принципов правового государства как необходимого условия существования единственно правильного государственного устройства, Иммануил Кант сводил это не к схоластике, не к догме, а к непременному утверждению (императиву) правогосударственных принципов. Лишь только при их осуществлении, претворении в жизнь общественное устройство будет покоиться на праве разума, что принесет народам вечный мир и гарантии их прав и свобод.

Особо следует остановится на принципах правового государства, поскольку они являются его “стержнем”, несущими конструкциями. Ведь принципы правового государства – это исходные, основополагающие и руководящие начала, вытекающие из его природы. Это – главная составная часть теории правового государства, имеющая непосредственный выход на общественную практику, целенаправленную деятельность государства, общества, личности. Принципы правового государства постепенно выкристаллизировались в политической борьбе гражданского общества против произвола, волюнтаризма государственной власти, против ее вмешательства в частную и общественную жизнь, против установления авторитарных и тоталитарных политических режимов.

В отечественной же науке имеется большой, и не всегда оправданный разброс мнений по данному вопросу. Уместно в связи с этим привести мнение современных немецких ученых, которые полностью основываются на учении И. Канта о правовом государстве. В немецкой научной литературе однозначно доминируют следующие принципы правового государства: 1. господство права и верховенство правового закона во всех сферах жизни общества; 2. Гарантии прирожденных и неотчуждаемых (естественных прав и свобод человека и гражданина; 3. Правовое равенство; 4. Правовая безопасность как соизмеримость государственного действия, как охрана доверия к государству (ограничение вмешательства государственной власти в дела гражданского общества, предсказуемость поведения государственных органов и четкая определенность государственных предписаний); компенсация личности за ущерб от государства, а также взаимная ответственность личности перед государством за исполнение конституционно-правовых обязанностей; 5. Правовая организация самой системы государственной власти на основе принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную; 6. Правовая рыночная экономика.[22] При этом подчеркивается, что правовое государство может быть только на базе развитого гражданского общества.

Интерес для наших отечественных ученых могут представлять и развернутые принципы правового государства, которые даются в немецкой юридической науке. Так, известный ученый – юрист современной Германии Ульрих Шойнер к 100-летию Съезда юристов Германии представил следующие принципы правового государства[23]: 1. Связанность исполнительной власти правом и законом; 2. Ограничение усмотрения и пространства для суждения администрации; 3. Запрет обратной силы законов; 4. Равноправие; 5. Всеохватывающая судебная защита граждан от незаконных административных актов; 6. Сформированность, четкость и демократизм административного управленческого процесса; 7. Четкость принципов судебного процесса (прежде всего право на обязательное выслушивание в суде каждого, т.е. так называемые судебные процессуальные права человека); 8. Принципы преобразования уголовного права (отмена смертной казни, запрет неоднократного наказания за одно и тоже деяние; только судья вправе принять решение о допустимости и продлении срока ограничения свободы и т.д.); 9. Ответственность государства за действия своих органов; 10. Компенсация за вмешательство государства, если оно причинило лицу особый ущерб; 11. Институт конституционной жалобы, которая открывает каждому гражданину путь в конституционные суды Федерации и земель.

Как видим, четко выражен один из основополагающих принципов правового государства – обеспечение и защита интересов личности от каких бы то ни было неправовых посягательств.

Анализ отечественной юридической литературы по вопросу правового государства позволяет выделить четыре основных принципа правового государства: 1. Господство права и верховенство правового закона; 2. Незыблемость, гарантированность и реальность прав и свобод человека и гражданина; 3. Взаимная естественность личности и государства; 4. Разделение ветвей государственной власти.

Часть ученых подчеркивает и такой немаловажный элемент в процессе формирования правового государства, как развитое гражданское общество, как условие, без которого не может быть и речи о сформированном правовом государстве. По нашему мнению, эти принципы необходимо дополнить еще одним: в основе правового государства должна лежать именно правовая экономика, а не командно-казарменная, обреченная на деградацию (как это имело место в СССР) из-за отсутствия внутренних стимулов к труду.[24]

Думается, что весьма злободневным для России принципом правового государства является и принцип правовой безопасности теории правового государства И. Канта и его последователей. Он, почему-то, не исследуется в отечественной науке. Злободневность, необходимость его объясняются тем, что наше правотворчество и, естественно, правоприменение, “хромают” на обе ноги: нет четкости, строгой определенности государственных правовых предписаний, прежде всего законов. Не случайно, видимо, В.В. Путин отмечал, что “принятые законы часто противоречат друг другу, будучи принятыми, не выполняются, постоянно подвергаются изменениям”.[25] Более подробно этот вопрос будет освещен в последующем исследовании.

Анализируя подходы отечественных ученых-юристов к классификации принципов правового государства, следует отметить, на наш взгляд, такую немаловажную деталь, как выделение основных принципов правового государства. Так, А.В. Малько выделяет два главных аспекта правового государства: 1. Свободу человека, наиболее полное обеспечение прав; 2. Ограничение правом государственной власти.[26] Остальные принципы (шесть) представлены им как способы и средства, что весьма спорно: ведь принцип – это норма-принцип, императив, а не способ. Причем генеральный принцип - верховенство закона (не подчеркнуто, что это правовой закон) – стоит не на первом, а на пятом месте. В.В. Лазарев делает акцент на четырех принципах, охватывающих лишь два из шести основных принципов. Главный принцип – господство права и верховенство правового закона – отсутствует. Кроме того, он приводит еще девять принципов, встречающихся литературе.[27] Г.Н. Манов, В.Н. Хропанюк, О.П. Масюкевич также формулируют по четыре принципа.[28] В целом, этот подход охватывает основные принципы правового государства. Недостатком, на наш взгляд, в данном случае является то, что основной принцип (цель правового государства) – незыблемость прав и свобод личности – у Г.Н. Манова – на четвертом (последнем месте), у таких авторов как А.Н. Головастикова и Ю.А. Дмитриев – также на четвертом месте, а у Л.И. Спиридонова – его вообще нет.[29] К сожалению, подобных примеров – не мало. Думается, что это недопонимание смысла, сущности правового государства.

Недостатком в отечественной трактовке правового государства, на наш взгляд, является и то, что ряд ученых ( А.Б. Венгеров, В.Н. Хропанюк, Л.А. Морозова, А.С. Комаров, С.Н. Кожевников, Р.А. Ромашов, А.Н. Головастикова и Ю.А. Дмитриев) путает признаки и принципы правового государства, называя его фактические (основные) принципы – признаками.[30] Ведь признаки – это характерные черты, а принципы, кроме того, еще и основополагающие, руководящие, императивные начала, фактически – нормы-принципы. В конце концов и “крестный отец” правового государства И.Кант устанавливал (и акцентировал) именно принципы как “долженствование, императив”.

Думается, что не правы и те авторы (Ромашов Р.А. Указ. произв. с.95; Комаров С.А. Указ. произв. С.204 и др), которые часть принципов относят к признакам. Однако некоторые ученые, как, например, профессор Лазарев В.В. с течением времени меняют свою позицию: от термина “признаков” переходят к термину “принципы” правового государства.[31]

И еще на одном вопросе хотелось бы остановится. Речь идет о формальном, материальном, и техническом правовом государстве.

Дело в том, что в отечественной литературе остались без достаточного внимания такие проблемы, как рассмотрение правового государства в аспектах формальном, материальном и техническом, т.е. в тройном смысле.[32] Восполним этот пробел, так как он весьма значим как для теории, так и для практики правового государства в России.

Так, в формальном смысле слова правовое государство является государством, в котором законы реализуются по единообразному предусмотренному порядку, пред­начертанному в писаной Конституции. При таком порядке все ветви государственной власти, особенно исполнительная и судебная власти, осуществляются только согласно букве (а не духу) закона. Такое "правовое" государство характеризуется игнорированием сущностных, содержательных признаков государства и права, в частности, общечеловеческих ценностей, мировых общепризнанных стандартов (демократизма, нравственности, свободы, равенства, справедливости, гуманизма, основных прав человека). В качестве примера можно привести фашистскую Германию. Там фашистские юристы на основании того, что в нацистском государстве тоже господствовал закон (но не правовой, а в духе юридического позитивизма), провозглашали фашистский рейх "правовым" государством. В действительности же основными чертами его были: идея "расового права", "правовой порядок", основанный на абсолютистской воле фюрера (и системе фюрерства), а также на националистической человеконенавистнической фашистской идеологии, порядок, имевший в философско-нравственном смысле слова только общую (внешнюю) оболочку, а именно - писаное право. Поэтому после 1945 г. немецкие юристы наполнили формальный принцип правового государства со­ответствующим содержанием. Данный принцип охватывает институты разделения властей, предсказуемости поведения госвласти и четкой определенности государст­венных предписаний, а равно институт всеохватывающей судебной защиты. Дополне­ние было сделано в плане введения критерия справедливости: какая форма справедли­вости служит для выражения его сущности? Во-первых, это свобода личности. Во-вторых, связанность и ограничение государственной власти правом, связанности (ог­раничения) государственного вмешательства так же, как и государственно-оформленного уравновешения (сдержки и противовесы).

К материальному же принципу правового государства относятся: институт га­рантии человеческого достоинства, институты свободы и равенства, как решающие границы, которыми связана государственная власть, включая и ее законодательную ветвь. Кроме того, сюда же относится уже названный ранее принцип соразмерности, т.е. институт запрета чрезмерности государственного действия, запрета вмешательства в дела гражданского общества.

Формальная правогосударственность имеет свои корни, большей частью, в чело­веческом достоинстве. Без цели гарантии института человеческого достоинства не нужны усилия формального правогосударсвтенного порядка.

Если же рассматривать правовое государство как чисто инструментальную, опе­рациональную структуру (юридическую конструкцию), как систему искусственных правовых приемов, при помощи которых регулируется упорядоченная система защиты прав и свобод личности, то принцип правового государства будет сужен только до технического принципа. А этот последний не выражает вообще ни цели, ни содержание государства, а лишь вид и характер его осуществления. Фактически же речь в данном случае идет о юридической технике правотворчества и правоприменения.

И сегодня правовое государство — не только одна из социальных ценностей, призванных утверждать гуманистическое начало, свободу, справедливость, ра­венство, но и практический институт обеспечения и защиты свободы, чести и достоинства личности, средство борьбы с бюрократией, местничеством и ведомственностью, форма осуществления и существования народовластия.

Таким образом, мы, в целом, рассмотрели основное содержание теории правового государства И. Канта. На очереди исследование проблем, противоречий, тенденций и перспектив развития правовой государственности в России. Но это – уже материал другой статьи.


[1] Баранов П.П., Соколов А.Н. Теория государства и права: Учебное пособие. Ростов-на-Дону: Ростовский юридический институт МВД России, 2007. С.230.

[2] См.подробнее: Соколов А.Н. Современное правовое государство Федеративной Республики Германии: Монография. Рига, 1992.; его же: Правовое государство: идея, теория, практика: Монография. Курск, 1994; его же: Правовое государство: от идеи до ее материализации: Монография. Калининград, 2002; Соколов А.Н., Петровская А.В. Правовой закон – “стержень” правового государства: Монография. Калининград: КлЮИ МВД России; Соколов А.Н. Бочаров В.М. Эволюция юстиции Германии: от орудия классового правосудия до гаранта правового государства (историко-правовой анализ): Монография. Калининград: КлЮИ МВД России, 2007.

[3] Баранов П.П., Соколов А.Н. Указ.произв. С.231-239. См.также: Бочаров В.М., Соколов А.Н. Теория государства и права: Учебное пособие. Калининград, 2011.

[4] См: Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник. М.: Омега, 2007; Головастикова А.Н., Дмитриев Ю.А. М.: Эксмо, 2007; Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. СПб.: Питер, 2006; Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. М.: Эксмо, 2007; Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебник. М., 2008; Теория государства и права/ Под ред. А.В. Малько и Д.В. Березовского. М., Кнорус, 2007; Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева. М.: Юрист, 2004; Ромашов Р.А. Теория государства и права: Учебник. СПб.: Питер, 2008 и др.

[5] Новгородцев П.И. История новой философии права (Немецкие учения XIX века): Лекции. М., 1898. С.18 и далее; его же: Учение Канта о праве и государстве // Вопросы философии и психологии. М., 1901. Кн. 58 (III). С.315-361 и др.

[6] Isensee J. und Kirchof P. Hardbuch des Staatsrechts der BRD. Heidelberg. C.F. Mueller. Juristischer Verlag, 1987. S.17.

[7] Boeckenfoerde E.-W. Staat, Geselleschaft, Freiheit, Studien zur Staatstheorie und Verfassungsrecht. Frankfurt am Main, 1976. S.25.

[8] См. к примеру: Нерсесянц В.С. История идей правовой государственности. М., 1993. С.15.

[9] Кант И. Собрание сочинений. В 6 томах. М.: Мысль, 1963-1966.Т.6. С.12.

[10] Кант И. Т.4. Ч.2 С.267.

[11] Mohl, von, Robert. Das Staatsrecht des Koenigsreichs Wuertemberg. Bd I. Tuebengen, 1829. S.8.

[12] Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. М.: Эксмо, 2007. С.420.

[13] Теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М.: Право и закон, 2002. С.140.

[14] Welcker Carl. Th. Die Letzten Gruende von Recht, Staat und Strafe. Giessen, 1813. I. Buch, Kap.6. S.25

[15] Freiherr von Aretin Joh. Christ. Staatstrecht der konstitutionellen Monarchie. Bd. 1, Altenburg, 1824. S.163.

[16] Mohl, von, Robert. Das Staatsrecht des Koenigsreichs Wuertemberg, Bd.1., Tuebengen, Altenburg,1829. S. 163.

[17] Rotteck C.R. Lehrbuch der allgemeinen Staatrlehre. Stuttgart, 1830.

[18] Staatslexikon, hrsg. Von C.V. Rotteck und C.Th. Welcker, Altone, 1837.

[19] Кант И. Т.6. С.286.

[20] Кант И. Т.4. Ч.2. С.240.

[21] Казакова С. Стефан-Цвейг. Таллин, 1991. С.48.

[22] Соколов А.Н. Правовое государство: идея, теория, практика: Монография. – Курск, 1994. См. также: Россия на рубеже веков: укрепление государственности. Энциклопедия основ современного российского государства / Под ред. проф. А.Н. Соколова. Калининград: Янтарный сказ, 2001. С.109-110.

[23] Scheuner U. Die neue Entwicklung des Rechtsstaates in Deutschland, in: Humdert Jahre deutsches Rechtslelen, Karlsruhe, 1960. S.243.

[24] Россия на рубеже веков: укрепление государственности / Под ред. проф. А.Н. Соколова. Калининград: Янтарный сказ, 2001. С. 111.

[25] Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ “О положении в стране и направлениях внутренней и внешней политики государства”. Стенограмма выступления. М., 2002. С.17.

[26] Теория государства и права: Учебник / Под ред. А.В. Малько. М.: Кнорус, 2007. С. 96-97.

[27] Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Спарк, 2004. – С.470.

[28] Манов Г.Н. Теория государства и права: Учебник. М., 1994. С.49; Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учебник. М., 1995, 2008; Масюкевич О.П. Теория государства и права: Учебное пособие: М., 2007. С.257.

[29] Головастикова А.Н., Дмитриев Ю.А. Теория государства и права: Учебник. М.: Эксмо, 2007. С.316; Спиридонов Л.И. Теория государства и права: Учебник. М., 1995. С.112.

[30] Смотри сноску 4.

[31] См.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1999. С. 424-428; Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник. М., 2004. С.470.

[32] См.: Соколов А.Н. Правовое государство: идея, теория, практика: Монография. Курск, 1994. С.12.

Статья опубликована в юридическом журнале Правовое государство: теория и практика № 2 (24) 2011
погода в Киеве

Последнее изменение 10/04/2015

Share this article

Автор статьи

Соколов Альфред Нилович

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик РАЕН

 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта