Версия для печати

УТЯШЕВ Марат Мухарович
Доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой прав человека и политико-правовых учений Института права ФБГОУ ВПО «Башкирский государственный университет».

Научный дискурс в России о правовом государстве и правах человека уместно называть французским термином дежа вью – что означает уже было. Но эти юридические категории были не в воображении, а на самом деле, в реальности.

Сто лет тому назад увидел свет объемистый (почти пятисотстраничный) сборник трудов «Конституционное государство», в котором освещались идеи правового и конституционного государства, народного суверенитета, основные черты представительной формы правления, проблемы разделения властей, всеобщих выборов, прав и свобод человека и гражданина1.

Сергей Андреевич Котляревский в 1909 году защитил докторскую диссертацию на тему: «Правовое государство и внешняя политика», в которой отмечал: идея прав человека стоит в фокусе современного юридического мышления2. В 1915 году Котляревский опубликовал знаменитую книгу «Власть и право. Проблема правового государства», которую и сегодня цитируют почти все, занимающиеся этой проблематикой.

В 1912 году был опубликован сборник статей «Политический строй современных государств» со статьей В.М. Гессена «Теория правового государства», где он искомое понятие определяет, как государство, которое в своей деятельности связано и ограничено правом, то есть стоит под правом, а не вне и не над ним3.

Целые главы, посвященные рассмотрению идеи правового государства, правам и свободам граждан находим мы в монографии Б.А. Кистяковского «Социальные науки и право»4.

Известный юрист председатель Государственной Думы С.М. Муромцев участвует в разработке проекта «Основных законов Российской Империи», депутаты первой государственной Думы, юристы Г.Ф. Шершеневич, М.М. Ковалевский, П.И. Новгородцев ратуют за свободу слова и печати, ограничение самодержавия, выступают в защиту прав человека, С.Л. Франк разрабатывает Декларацию прав человека.

Затем все заглохло, чтобы через сто лет возродиться вновь и предстать перед современными мыслящими людьми в триединой ипостаси правового государства, гражданского общества и прав человека!

И возрождаются эти учения в научной школе профессора Ф.М. Раянова, который опубликовал несколько монографий с примечательными названиями: «Правовое государство – судьба России»; «Теория правового государства»; «Правовое государство и современный мир». В своих трудах он одним из первых возродил учение о правовом государстве, наметил пропедевтику гражданского общества и теории прав человека.

Научная гипотеза моего выступления сводится к трем перечисленным выше юридическим категориям, которые в своем единстве о раскрываются в их неразрывной взаимосвязи и взаимодействии, что на взгляд автора может придать мощный импульс их пониманию, развитию и реализации, как насущной правовой задачи.

Исходя из опыта цивилизованных стран мы с большой долей достоверности можем предположить, что в правовом государстве есть более чем менее развитое гражданское общество. так же там более чем менее признаются, обеспечиваются, уважаются и защищаются права и свободы человека и гражданина.

Если исследование начинать с категорий гражданских инициатив, институтов гражданского общества и их деятельности, то можно убедиться, что они более развиты в правовом государстве, чем в неправовом. Там же более обеспечены права и свободы гражданина, ибо институты гражданского общества и созданы самими гражданами в интересах их самих и для их защиты.

Если исследователь исходит в своем поиске из  состояния дел с обеспечением прав человека, он в большинстве случаев сможет убедиться, что индивидуальные права и свободы более всего соблюдаются в правовом государстве с развитым гражданским обществом.

Пониманию сущности явления лучше всего способствует анализ тех исходных положений, которые составляют ее основу. Эти исходные положения и руководящие идеи, раскрывающие назначение и сущность, составляют принципы правового государства. В наилучшем виде они и раскрывают взаимосвязь такого государства с гражданским обществом и правами человека:

1. Принцип народного суверенитета весьма прост и понятен. В Конституции Российской Федерации этот принцип изложен следующим образом: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ».

Не менее удачными бывали и определения, даваемые этому прекрасному и справедливому принципу его неравнодушными сторонниками. Камилл Демулен, правда, по какому-то частному поводу, замечательно сымпровизировал: «Народ высказался: этого достаточно; никакие возражения, никакое вето невозможно против его суверенной воли. Его воля всегда законна: это и есть сам закон». При соблюдении этого принципа невозможна ни узурпация власти, ни установление тиранических форм правления, ни принятие неправовых законов, ни подавление гражданских свобод или инициатив, ни нарушение прав человека. Если власть в государстве на самом деле принадлежит народу, она никоим образом не может быть направлена против его интересов, его прав и свобод. И этот принцип, впрочем, как и все остальные, напрямую указывает на нерасторжимую связь правового государства с правами человека и гражданина.

2. Принцип легитимности власти покоится на осознании людьми законности притязаний правительства на их добровольное подчинение. Совершенно очевидно, что власть, рассматриваемая гражданами как незаконная, не может рассчитывать на бытие в правом государстве, ибо уже сама не согласуется с правом. Современная теория правового государства провозглашает, что престиж конституционной государственной власти должен базироваться на доверии народа, на его поддержке, что опора на народ является основной задачей и целью власти, так как сила, прочность и устойчивость ее заключается в народной поддержке. Это требование представляет собой естественную конструкцию, обеспечивающую естественное единство принципов народного суверенитета и правового государства, в котором гармонично развиваются гражданские свободы, права человека и солидарность частных и государственных интересов.

3.         Принцип приоритета права над властью, в результате чего всегда торжествуют права личности, рассмотрение всех проблем ведется с позиций интересов гражданина, на страже которых стоит государство, тоже способствует правам человека и гражданским свободам. При этом государственная власть имеет отработанный механизм защиты прав человека, а граждане в защите своих прав и интересов не выступают просителями. Властные структуры, при этом, имеют специфические формы защиты и естественных прав человека, и прав гражданина, и прав личности.

4.         Принцип равноправия государства и личности, являющийся еще одним основополагающим правилом правового государства, совершенно четко изложен Иммануилом Кантом, так: «Гражданин должен обладать той же возможностью принуждения властвующих к точному и безусловному исполнению закона, которой обладает властвующий в отношении к гражданину». Далее мысль Канта такова: «Государство создано всеми вместе и каждым в отдельности путем делегирования ему части своей свободы для правомерного решения своих проблем».

Менталитет россиян исторически настроен на то, что обязанность может быть только у подданных, но не у правителя, самодержца, царя…

Но этот феодальный пережиток оказался очень живуч.

Между тем, даже в законах Ману – рабовладельческой и сословной Индии – была (глава) озаглавленная «наставления об обязанностях царя и управлении государством».

5. Статья 2 Конституции РФ провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод гражданина - обязанность государства. Такое понимание роли и места государства в обеспечении правового порядка, при котором всеми соблюдаются общие правила поведения, а государственная власть радеет о соблюдении прав человека, поощряет гражданские инициативы, поддерживает и защищает свободы граждан, впервые закреплено в действующей Конституции Российской Федерации. В ст.18 записано, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Такие высокие цели может ставить в своем Основном законе только государство, стремящееся стать правовым.

Правам гражданина  в правовом государстве должна корреспондировать обязанность государственных органов; так же как и полномочиям государственных структур - обязанности граждан.

6. Еще один принцип правового государства – неприкосновенность личности- напрямую затрагивает важнейшую сторону жизни человека и его прав. Сюда относится презумпция невиновности человека, по которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Отсюда проистекают очень важные последствия, которые имеют большое значение для людей, вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения. Из этого определения видно, что человек может быть признан преступником только и только по приговору суда. Если это условие отсутствует, никто не может называть человека преступником, как это часто делают журналисты или политические противники в отношении соперников.

Во-вторых, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Органы предварительного следствия, государственное обвинение обязаны собрать, закрепить и представить суду все доказательства виновности человека.

В-третьих, неустраненные и неустранимые сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого.

7. Принцип верховенства права означает, что нормативные акты, разрабатываемые и принимаемые представительным органом власти, должны  максимально соответствовать естественным правам человека, судебная система в своей деятельности должна быть приближена к выполнению заповеди: «судить судом равных себе», т.е. преобладание судов присяжных, а также утвердить равноправие граждан во всех правоотношениях. Сюда относится замечательная норма Конституции, которая гласит: В РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. (ст.55 п.2).

  1. Принцип верховенства закона порой понимается очень упрощенно, отчего его взаимосвязь с правами человека или строится, или представляется не особенно существенной. Между тем, верховенство закона - важнейший принцип правового государства, сущность которого была выражена в правовой аксиоме так: править должен закон, а не личность.

Этот принцип означает, что в иерархии нормативно-правовых актов закон занимает верховное положение и никакой другой нормативный акт не должен противоречить закону, отменять или изменять его.

Ни Указ Президента, ни постановление правительства, ни какая-либо ведомственная инструкция не может содержать в себе положения, противоречащие закону. На основании этой аксиомы должна формироваться соответствовавшая требованию закона позиция любого гражданина, участвующего в конфликте.

Принцип верховенства закона несовместим с «телефонным правом», а вернее с «бесправием», или с пресловутой целесообразностью. Правосудие правового государства исповедует только приверженность закону и не подчиняется никакому давлению или диктату от кого бы они не исходили. Судебная власть является самостоятельной, равноправной и равновеликой исполнительной и законодательной власти, а руководствуется в своей деятельности только законом.

Реализация этого принципа обеспечит полное равноправие граждан независимо от их служебного или имущественного положения, даст возможность осуществить свое право на справедливое и беспристрастное судебное разбирательство своего дела.

  1. Принцип независимости судебной ветви власти, как от законодательной, так и от исполнительной, позволяет этому органу исполнять свою основную функцию – правосудие. Ни пресловутая «целесообразность», «месть», или расправа за инакомыслие не могут быть основанием преследования, кроме того судебная власть  должна быть независимым и беспристрастным арбитром между соперничающими властями и не подпадать ни под какое влияние. Только в этом случае судебная власть обеспечит истинное свое предназначение и защиту прав граждан и их свобод.
  2. Принцип разделения властей будет оставаться актуальным даже в самых демократичных государствах вследствие внутреннего противоречия власти, которое не устраняется даже условным разделением ее функций. Это внутреннее противоречие проистекает из того, что законодательная власть имеет всегда свое видение того, как должна действовать исполнительная, а последняя, также естественно и обоснованно, имеет свое видение на все недостатки законотворческой деятельности. Такое противостояние может наблюдаться в любом государстве, и существуют цивилизованные способы и методы решения конфликтов, в том числе и с участием компетентного судебного органа.
  3. Принцип политического равноправия граждан и запрет дискриминации означает, что в правовом государстве отношение к гражданам государственных органов или межличностные отношения не могут зависеть ни от служебного или имущественного положения, ни от расы или национальности, ни от классовой или религиозной принадлежности, ни по каким-либо иным неправовым признакам. Гражданское состояние людей в правовом государстве равноправное, а это как раз и соответствует основополагающим понятиям прав человека и справедливости.
  4. Принцип всеобщего избирательного права означает, что честный и справедливый выбор должны быть направлены на выявление подлинного волеизъявления граждан и стать способом замены неэффективной власти. Это предполагает не только соблюдение формальных правил организации выборов, но и недопущения фальсификации и обмана, справедливое и честное соперничество, справедливый подсчет голосов. Только в этом случае значение приобретают такие формы прямой демократии как референдум и петиции.

Из сказанного мы видим, что учение о правовом государстве дает прекрасную возможность устроить государственную власть таким образом, чтобы призванная на службу народа сила служила его интересам, защищала его, а не превращалась в холодное и отвратительное чудовище вроде Левиафана, подавляющего и порабощающего свой народ.

Правовое государство находится в таком отношении к правам человека, по которым оно обязано признавать, соблюдать их и создавать механизм защиты прав, а в отношении гражданских свобод оно не должно  препятствовать  пользованию любыми и естественными провозглашенными свободами.

В иной взаимозависимости находятся права человека и гражданское общество.

Сущность гражданского общества неправильно сводить, как это делают некоторые ученые, к «движениям», «взаимодействию» людей, и даже к группам или стратам, коли они не институированы. В этих случаях мы имеем дело с временно объединенной группой людей, толпой, но не институтом гражданского общества.

Искомое нами понятие представляет собой более высоко организованное и не временное, а более или менее устойчивое сообщество граждан, объединенных общими интересами, и в желании удовлетворить этим свои потребности, а тем самым государственные и/или общественные интересы. Ибо трудно представить какие-либо общественные или государственные интересы цивилизованного государственного устройства, наличие которых оправдывало бы нарушение прав и свобод человека и гражданина или покушение на благополучие своих сограждан. Вернее сказать, у государства не может быть более важных задач, чем безопасность, благосостояние, счастье своих сограждан.

Процесс развития гражданских инициатив, создания гражданских институтов и формирования гражданского общества зарождается и развивается на основе превращения подданных монархического государственного строя в  граждан, а самого государства в правовое конституционное государство. И процесс этот проистекает именно в такой последовательности в тесном взаимодействии и взаимозависимости.

Важнейшим принципом гражданского общества является свобода реализации каждым человеком своих социально-политических, экономических и культурных интересов. В этих целях свободно проявляются гражданские инициативы, возникают и расширяются новые нетрадиционные, негосударственные и гражданские институты: детские учреждения, учебные заведения торговые предприятия, фонды, клубы и т.д. Свободные от формализма и бюрократии, идеологических и иных шор, они лучше отвечают своему предназначению в более полном удовлетворении потребностей общества. Таким образом, гражданские институты создают здоровую конкуренцию государственным структурам и тем самым способствуют и их развитию и совершенствованию.

Гражданские институты, в свою очередь, благодаря своему качественному превосходству занимают все больше сфер и заставляют съеживаться, суживаться, сжиматься сферы государственного вмешательства. Минимализация государства должна со временем привести к равновесному соотношению его с гражданским обществом. В странах, где это происходит, государство превращается в «менеджера», в «ночного сторожа», в арбитра, в государство социального обеспечения, в государство всеобщего благоденствия. Именно в этих странах достигнут наивысший уровень человеческого развития, здравоохранения, образования, культуры - всего того, что принято называть степенью цивилизации.

Известный правовед Роберт Нозик весьма категоричен, говоря:" Оправдано существование только минимального государства, функции которого ограничены узкими рамками – защита от насилия, воровства, мошенничества, обеспечение соблюдения договоров и т.д.; что любое государство с более обширными полномочиями нарушает право человека на личную свободу от принуждения к тем или иным действиям и поэтому не имеет оправдания."5

Исходя из сказанного я предлагаю такое определение гражданского общества. Гражданское общество является одним из условий соблюдения и защиты прав человека. Гражданское общество - это совокупность институированных негосударственных общественных институтов (ассоциаций, союзов, коопераций, фондов, учреждений и т.д.), выражающих интересы различных страт, групп и слоев населения, защищающих права, свободы и интересы граждан, в деятельности которых органически сочетаются индивидуальные и личные права граждан с общественными и государственными интересами.

Важнейшей особенностью гражданского общества является свобода реализации каждым человеком своих социально-политических, экономических, культурных и личных устремлений.

Такое понимание подводит нас к выводу, что все элементы гражданского общества по своему определению и предназначению являются и должны быть правозащитными организациями. Первыми защитниками хотя бы своих членов сообщества.

Из сказанного возникает сущностная связь гражданского общества с правовым государством. Только принципы правового государства, ставшие реальностью, способны развивать гражданские инициативы, способствовать развитию гражданских институтов, формировать гражданское общество. И чем больше будет самоограничиваться государство, тем больший простор получит гражданское общество. Поэтому только в условиях демократического правления и получают развитие гражданские институты.

Таким образом, очевидно, что непременным элементом механизма защиты прав человека и гражданских свобод является по закону и по определению каждый институт гражданского общества: общественное объединение, некоммерческая или неправительственная организация.

Третья часть моего доклада – теория прав человека.

Я не думаю, что в нашей аудитории найдется хотя бы один человек, не разделяющий социальные ценности прав и свобод человека и гражданина.

Поэтому несколько аксиом. В тезисной форме впервые в нашей Конституции прозвучало гордое:

- Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. (ст. 2 Конституции РФ).

- Социальная ценность прав человека в том, что в них находит свое отражение значимость и величие человеческой личности.

- Все общечеловеческие ценности выражаются в современной теории прав человека и поэтому правовое государство и гражданское общество должны сфокусировать свои функции на реализации прав и свобод личности.

- Нет и не может быть у государства более важной задачи, чем безопасность, благополучие и благосостояние граждан, возможность их самовыражения, реализации потенциальных возможностей и устремлений.

- Обязанность Правового государства и гражданского общества в сфере прав человека исчерпывающе изложены в 18 статье Конституции РФ: Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

- Вся правоохранительная деятельность должна подлежать социальному контролю со стороны гражданского общества.

- Наивысшим достижением цивилизации является признание прав человека основной ценностью человечества.

Из вышеизложенных размышлений проистекает такое заключение о нашей триаде: в сочетании и сожительстве трех юридических категорий- государство, общество и личность- главенствующее положение принадлежит личности, и поэтому привычное для нашего правосознания словосочетание должно звучать иначе: личность, общество, государство! Личность самоценна. Все остальное вторично, и произведено им и для него.

Эти три юридические категории связаны между собой, как близнецы – братья и могут существовать только в такой триединой форме, усиливая и развивая друг друга.

Такое должно быть там, где государство претендует быть правовым, а общество гражданским.

Д.А. Медведев заметил: ни одну из актуальных задач, стоящих перед нашей страной, мы не сможем решить без обеспечения прав и свобод граждан, и был совершенно прав.

В.В. Путин сказал замечательные слова: "Россияне должны обладать такими же правами человека, как американцы или англичане."

Два ведущих юриста страны заявили о своей приверженности правовому государству и правам человека. Научному сообществу следует поддержать эти инициативы и помочь реализовать их политическую власть. И именно вот это могло бы стать национальной идеей для России.



1 Конституционное государство. Сб. статей. Издание И.В. Гессена и А.И. Каминки. Спб. 1905.

2 Котляревский С.А. Власть и право Проблема правового государства. Лань Спб. 2001. С.7.

3 Гессен В.М. Теория правового государства. Спб., 1912. С.22.

4 Раянов Ф.М. Теория правового государства: Проблемы модернизации. – Уфа: Гилем. 2010.
5 Нозик Р. Анархия, государство и утопия. М., 2008. С.89.

Последнее изменение 10/04/2015

Share this article

Автор статьи

Утяшев Марат Мухарович

Доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой прав человека и политико-правовых учений Института права ФБГОУ ВПО «Башкирский государственный университет».