РЕАЛИЗАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ МИНИМАЛЬНЫХ СТАНДАРТНЫХ ПРАВИЛ ООН, КАСАЮЩИХСЯ ОТПРАВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ - Юридический журнал Правовое государство: теория и практика

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

РЕАЛИЗАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ МИНИМАЛЬНЫХ СТАНДАРТНЫХ ПРАВИЛ ООН, КАСАЮЩИХСЯ ОТПРАВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Пятница, 13 Январь 2017
Журнал: № 1 (19) 2010
Скачать статью:

Категория уголовных дел в отношении несовершеннолетних обладает присущими ей особенностями, которые связаны с возрастом лица, совершившего преступление. Эти особенности регламентируются как российским уголовно-процессуальным законодательством, так и общепризнанными принципами, международными нормами, договорами. Мировое сообщество выработало определенные международные стандарты с целью унификации требований к осуществлению правосудия в отношении несовершеннолетних, совершивших уголовные преступления. За время перестройки уголовно-процессуальных отношений УПК РФ воспринял часть международных принципов и правил. Вместе с тем, другую часть, и немалую, предстоит внедрить в национальную правовую систему России как непреложный элемент правового государства, для которого человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2 Конституции РФ).

Полагаем, что ответ на вопрос, соблюдаются ли в России все международные стандарты при производстве по делам в отношении несовершеннолетних, должен быть дан с учетом анализа современного уголовно-процессуального законодательства, теоретических исследований, изучения практики работы органов и должностных лиц, осуществляющих данное производство.

В первую очередь необходимо определение направления движения. Быть ли в России ювенальной юстиции - вопрос немаловажный, но до настоящего времени не разрешенный. Законодатель свою волю не высказал, а значит, и опыт ряда судов (в том числе и суда Промышленного района г. Оренбурга) решающего значения не имеет. Еще продолжаются научные дискуссии по данному вопросу, в которых принимает участие как сторонники, так и противники специальной юстиции в отношении несовершеннолетних.

И.Л. Петрухин, поддерживая концепцию ювенальной юстиции, тем не менее, считает, что с ее внедрением появится новая парадигма уголовного судопроизводства, которая может повлечь за собой отказ от важнейших принципов правосудия: состязательности, гласности, защиты личных интересов граждан при рассмотрении уголовных дел, права обвиняемого на защиту[2] сказано (комментарий), что «правила специально сформулированы таким образом, чтобы они могли применяться в рамках различных правовых систем и в то же время устанавливать некоторые минимальные стандарты в обращении с несовершеннолетними правонарушителями при любом существующем определении несовершеннолетнего и при любой системе обращения с несовершеннолетним правонарушителем»[4].

В связи этим ученые-юристы отмечают, что наше уголовное судопроизводство по делам в отношении несовершеннолетних не отвечает современным мировым стандартам в этой области.

В соответствии с Пекинскими правилами можно выделить ряд положений, которые регулируют уголовно-процессуальные отношения как отношения, соответствующие мировым стандартам. К ним относятся:

1. Равенство перед законом и судом. Минимальные стандартные правила «применяются к несовершеннолетним правонарушителям беспристрастно, без каких бы то ни было различий в отношении, например, расы, цвета кожи, пола, языка, вероисповедания, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения (п. 2.1).

2. Определение понятия «несовершеннолетний» в отношении лица, к которому может быть применен особый порядок осуществления правосудия, в случае если оно подозревается в совершении правонарушения или, как установлено, совершило его (п. 2. 2).

3. Формулирование цели отправления правосудия в отношении несовершеннолетних как «обеспечение благополучия несовершеннолетнего и обеспечение того, чтобы любые меры воздействия на несовершеннолетних правонарушителей были всегда соизмеримы как с особенностями личности правонарушителя, так и с обстоятельствами правонарушения (п. 5.1).

4. Возможность применения соответствующего объема дискреционных полномочий «на всех этапах судебного разбирательства и различных уровнях отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, в том числе при расследовании, рассмотрении дела в суде, вынесении судебного решения и осуществлении контроля за выполнением судебных решений» (п. п. 6.1, 6.2, 6.3).

5. Обеспечение прав несовершеннолетних и основных процессуальных гарантий, таких как «презумпция невиновности, право быть поставленным в известность о предъявленном обвинении, право на отказ давать показания, право иметь адвоката, право на присутствие родителей или опекуна, право на очную ставку со свидетелями и их перекрестный допрос и право на апелляцию в вышестоящую инстанцию», которые «должны быть гарантированы на всех этапах судебного разбирательства» (п. 7.1).

6. Обеспечение конфиденциальности как права несовершеннолетнего, «чтобы избежать причинения ей или ему вреда из-за ненужной гласности или из-за ущерба репутации». В соответствии с этим «не должна публиковаться никакая информация, которая может привести к указанию на личность несовершеннолетнего правонарушителя» (п. п. 8.1, 8.2).

7. Извещение родителей или опекуна о задержании несовершеннолетнего производится немедленно, «а в случае невозможности такого немедленного уведомления, родители или опекун ставятся в известность позднее в кратчайшие возможные сроки» (п. 10.1).

8. Незамедлительное рассмотрение вопроса об освобождении несовершеннолетнего правонарушителя: «Судья или другое компетентное должностное лицо или орган незамедлительно рассматривают вопрос об освобождении» (п. 10.2).

9. Минимизация уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего, т.е. «следует по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентным органом власти» (п. 11.1), органам и лицам, ведущим дела несовершеннолетних «принимать решения по своему усмотрению, без проведения официального слушания дела» (п. 11.2).

10. Содержание несовершеннолетнего под стражей до суда «применяется лишь в качестве крайней меры и в течение кратчайшего периода времени» (п. 13.1) и по «возможности заменяется другими альтернативными мерами» (п. 13.2).

11. Судебное разбирательство производится в соответствии с принципами справедливого и беспристрастного суда. Само «судебное разбирательство должно отвечать интересам несовершеннолетнего и осуществляться в атмосфере понимания, что позволит несовершеннолетнему участвовать в нем и свободно излагать свою точку зрения» (п. п. 14.1, 14.2).

12. Участие в судебном разбирательстве представителя - адвоката, в том числе и бесплатно (п. 15.1).

13. Участие в судебном разбирательстве в интересах несовершеннолетнего родителей или опекуна, причем компетентный орган власти «может отказать им в таком участии, если имеются основания полагать, что это необходимо в интересах несовершеннолетнего» (п. 15.2).

14. Определение руководящих принципов вынесения судебного решения и выбора мер воздействия: соразмерность обстоятельствам и тяжести правонарушения, положению и потребностям несовершеннолетнего, а также потребностям общества; тщательное рассмотрение вопроса об ограничении личной свободы несовершеннолетнего и сведение подобного ограничения до минимума; лишение личной свободы несовершеннолетнего в случае признания его виновным в совершении преступления, связанного с насилием против другого лица, неоднократном совершении других серьезных правонарушений, а также в случае отсутствия другой соответствующей меры воздействия (п. 17. 1).

15. Быстрое осуществление официального судопроизводства по делам в отношении несовершеннолетних: «Любое дело несовершеннолетнего с самого начала следует вести быстро, не допуская каких-либо ненужных задержек» (п. 20.1).

16. Хранение материалов дел несовершеннолетних правонарушителей и доступ к ним должны быть строго конфиденциальными. «Материалы дел несовершеннолетних правонарушителей не должны использоваться при разборе дел взрослых правонарушителей в последующих случаях, связанных с тем же правонарушителем» (п. п. 21.1, 21.2).

17. Необходимость профессионализма и подготовки всего персонала, занимающегося делами несовершеннолетних (п. п. 22.1, 22.2).

Указанные положения должны соблюдаться во всех случаях отправления правосудия по делам в отношении несовершеннолетних и найти свое закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве России.

Действующий закон частично воспринял такие требования, но работа по приведению главы 50 УПК РФ к уровню мировых стандартов еще далеко не завершена.

Например, требование обеспечения конфиденциальности, при производстве по делу в отношении несовершеннолетнего, реализуется половинчато. В досудебной стадии, в отличие от судебной, данное требование соблюдается, поскольку гласность по УПК РФ является не общим принципом уголовного судопроизводства, а только общим условием судебного разбирательства. В соответствии с п. 2 ст. 241 УПК РФ закрытое судебное разбирательство допускается на основании определения или постановления суда, когда рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет. Но никаких оснований для деления несовершеннолетних на лиц, достигших шестнадцати лет, и лиц от шестнадцати до восемнадцати лет в УПК РФ не усматривается, так как в ст. 420 к несовершеннолетним относятся лица, не достигшие к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет. Также, на наш взгляд, ничем не оправданным является обязательное участие педагога или психолога при допросе несовершеннолетнего только до шестнадцати лет. Как правильно отметил В.К. Комаров, ограничения относительно участия педагога в допросе несовершеннолетних недостаточно научно обоснованы, практически должны рассматриваться несколько условно, поэтому участие педагога при допросе должно быть распространено на несовершеннолетних и старших возрастных групп[6].

Нужно сказать, что Пекинские правила хотя и имеют целью защиту прав несовершеннолетнего при осуществлении в отношении них правосудия, тем не менее, затрагивают проблемы социальной политики государств-участников, удовлетворение не только потребностей несовершеннолетнего, но и общества, в котором живет и воспитывается несовершеннолетний. Поэтому считаем ошибочным исключение из обстоятельств, подлежащих установлению,установление причин и условий, способствовавших совершению преступления несовершеннолетним. Данное обстоятельство присутствовало в УПК РСФСР (п. 3 ст. 392), и это отвечало потребностям общества в вопросе профилактики преступности несовершеннолетних. Такая задача стоит перед органами государства и сейчас.

Пленум Верховного Суда в постановлении № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000 г. призывал суды повысить воспитательное значение судебных процессов по делам о преступлениях несовершеннолетних, уделяя особое внимание их профилактическому воздействию; по каждому делу устанавливать причины и условия, способствовавшие совершению преступления несовершеннолетними; не оставлять без реагирования установленные в судебном заседании недостатки и упущения в работе комиссий по делам несовершеннолетних и подразделений по предупреждению правонарушений несовершеннолетних, учебных заведений и об­щественных организаций; выносить частные определения с указанием конкретных обстоятельств, способствовавших совершению преступления подростком, и лиц, по вине которых оно стало возможным (п. 21)[8], так как УПК РФ 2001 г. уже не содержал подобного требования по установлению указанного обстоятельства.

Вместе с тем, Международные стандарты по отправлению правосудия в отношении несовершеннолетних действовали и до принятия нового Кодекса и действуют в настоящее время. Они оставались и остаются неизменными. В Пекинских правилах (п. 16) четко сказано, что «во всех случаях, за исключением мелких правонаруше­ний, до вынесения компетентным органом власти окончательного решения, предшествующего приговору, необходимо тщательно изучить окружение и условия, в которых живет несовершенно­летний, или обстоятельства, при которых было совершено право­нарушение, с тем, чтобы содействовать вынесению компетентным органом власти разумного судебного решения по делу».

Общий порядок производства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним (п. 2 ст. 420 УПК РФ), вероятно, распространяется и на действие ст. 95 УПК РФ, где в п. 2 сказано, что «в случае необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий допускаются встречи сотрудника органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с подозреваемым с письменного разрешения дознавателя, следователя или суда, в производстве которых находится уголовное дело». На наш взгляд, изъятие из этого положения закона должно быть сделано в отношении несовершеннолетних подозреваемых, и это будет соответствовать международным требованиям, поскольку Пекинские правила, придавая значение первоначальному контакту при задержании несовершеннолетнего подозреваемого, устанавливают, что «контакты между органами по обеспечению правопорядка и несовершеннолетним правонарушителем осуществляются таким образом, чтобы уважать правовой статус несовершеннолетнего, содействовать благополучию несовершеннолетнего и избегать причинения ей или ему ущерба, с должным учетом обстоятельств дела» (п. 10.3). В комментарии к данному пункту поясняется, что «термин «избегать причинения ущерба» следует толковать широко, как причинение, прежде всего, наименьшего ущерба несовершеннолетним, а также любого дополнительного или излишнего ущерба». Какие «встречи» могут быть с несовершеннолетним, если закон гарантирует ему при производстве по уголовному делу участие защитника, законного представителя, а при допросе несовершеннолетнего до шестнадцати лет - педагога или психолога.

Игнорированием Пекинских правил можно считать и существование общих правил по поводу сроков задержания и заключения под стражу несовершеннолетнего. В п. 1 ст. 423 УПК сказано: «Задержание несовершеннолетнего подозреваемого, а также применение к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу производятся в порядке, установленном статьями 91, 97, 99, 100 и 108 настоящего Кодекса». Такое положение, как нам представляется, связано с нарушением и другого международного стандарта - быстроты судопроизводства (ст. 20.1. Пекинских правил), обосновывающееся тем, что «со временем несовершеннолетнему будет все труднее, а иногда невозможно логически и психологически увязать процедуру судебного разбирательства и вынесение решения с самим правонарушением».

Законодателю нужно подумать о новой форме досудебного производства по делам в отношении несовершеннолетних, где срок расследования будет минимальным. Это скажется и на сроках задержания и заключения под стражу.

Можно говорить об отсутствии профессионализма при расследовании уголовных дел в отношении несовершеннолетних, о необходимости соответствующих положений об эффективности исполнения решений, о предоставлении необходимой помощи на всех этапах судебного разбирательства. Международные стандарты, выраженные в Пекинских правилах, охватывают очень большой спектр проблем, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних и до настоящего времени не разрешенных уголовно-процессуальным законодательством России.

Выход из этой ситуации подсказывают сами Пекинские правила: «Следует прилагать усилия для создания механизма регулярных оценочных исследований в рамках системы отправления правосудия в отношении несовершеннолетних и для сбора и анализа соответствующих данных и информации в целях надлежащей оценки и последующего совершенствования и реформы системы отправления правосудия» (п. 30.3).

Таким образом, на наш взгляд, преобразования при расследовании и рассмотрении уголовных дел в суде в отношении несовершеннолетних еще впереди.


[2] Далее Пекинские правила.

[4] Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних, принятые резолюцией 45/112 Генеральной Ассамблеи ООН 14 декабря 1900 г. // СПС «Гарант».

[6] Тетюев С.В. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних. Учеб. пособие / Под ред. А.В. Кудрявцевой. - М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2007. - С. 31.

[8] Постановление Пленума Верховного Суда № 7 «Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам» от 6 февраля 2007 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2007. - № 4.


 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта