ПРОБЛЕМЫ СТРУКТУРНОГО АНАЛИЗА ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

ПРОБЛЕМЫ СТРУКТУРНОГО АНАЛИЗА ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ

Вторник, 10 Январь 2017
Журнал: № 1 (19) 2010
Скачать статью:

Смысловым центром демократических преобразований является ориентация на формирование в России гражданского общества и построение правового государства, а это предполагает определенный уровень развития правовой культуры. Несмотря на множественность упоминания в литературе категории «правовая культура», она остается недостаточно исследованной как в теоретическом, так и в практическом плане.

На современном этапе развития юриспруденции признание правовой культуры как юридической категории не вызывает сомнений. Однако при рассмотрении понятия, содержания, структуры и элементов правовой культуры единства точки зрения уже не наблюдается.

Вопрос о структуре правовой культуры в отечественной юридической литературе является спорным и наиболее сложным. Взгляды на состав изучаемого явления даже более многообразны, чем определения обозначенного феномена[2]. Внешняя форма - это выражение вовне целостного правового образования. Внутренняя форма - это структура, способ организации, определенная упорядоченность частей данного целого.

Структура любого явления представляет собой взаимную связь его составных частей, обладающих относительной самостоятельностью и характеризующих строение целого. Сущность понятия «структура» связывается обычно с тем, что явление следует рассматривать не просто в виде «суммы элементов», которые главным образом надо изолировать и расчленить, но как целостности, состоящие из автономных единиц, проявляющие свою внутреннюю взаимообусловленность и имеющие свои собственные законы развития.

Следующее понятие структуры правовой культуры дается в юридической литературе: «это такое строение, расположение элементов и связей, которое обеспечивает ее целостность, сохранение основных свойств и функций при воздействии на нее разнообразных внутренних и внешних, объективных и субъективных факторов реальной действительности»[4]. Н.М. Кейзеров считает, что к указанным элементам правовой культуры «следует добавить критерии политической оценки права и правового поведения»[6]. А.П. Семитко также считает необходимым в качестве элементов правовой культуры выделить правовые тексты, деятельность, правовое сознание и субъектов, взятых в определенных качественных состояниях и уровнях прогрессивно-правового развития[8]. Тем самым, в отечественной правовой науке создается теоретическая основа для рассмотрения правовой культуры как составной части общей культуры социума.

Однако представляется обоснованной позиция, согласно которой необходимо четко обозначить объективные пределы изучаемого феномена, чтобы предупредить произвольное расширение понятия правовой культуры в результате смешения ее структурных элементов с отдельными политическими и социальными факторами, которые хотя и оказывают непосредственное влияние на правотворчество, правоприменение, правосудие, правосознание и т.д., но не составляют их непосредственного содержания[10]. Фридмен представляет структуру правовой системы в виде некоей машины, для которой «сущность» является тем, что эта машина производит или делает. А «правовая культура» - характеристика субъекта, который решает включить или выключить машину и определяет, как она будет использована. В структуре правовой культуры Фридмен предлагает выделять внутренний и внешний аспекты. Правовая культура юристов представляет собой внутренний аспект правовой культуры. Ей противостоит «народная», «непрофессиональная» правовая культура.

Есть мнение, что элементами правовой культуры являются правоотношения. «Ее элементами, или аспектами, являются определенного рода взаимоотношения», - утверждают В.В. и Л.В. Бойцовы. Эти взаимоотношения проявляются на уровне правосознания (ценностей, убеждений и позиций субъектов в отношении права); на поведенческом уровне (на уровне образцов поведения в судебном процессе или неявного юридического поведения, юридических потребностей); на институциональном уровне (в части организации судов, других правореализующих институтов, инфраструктуры доступа к ним, юридического обучения, науки); на нормативном уровне (на уровне материального и процессуального права как системы норм)[12].

Считаем, что данная точка зрения ученого важна и, возможно, перспективна. Однако в большинстве научных трудов, посвященных структуре правовой культуры, речь идет об элементах логической структуры правовой культуры.

Следует напомнить, что правовая культура не имеет собственной предметности, т.е. не представляет собой нечто специфическое, отличительное от других явлений правовой системы. Она есть один из аспектов, форм общечеловеческой культуры, воплотившейся в праве и юридической практике. «Это правовая система, взятая под углом зрения ее соответствия достижениям человеческой культуры, в качестве особой сферы материализации духовного потенциала общества», - справедливо утверждает Н.Н. Вопленко [14]. Это и определяет специфику строения и структурных элементов правовой культуры.

Отметим, что относительно элементов, входящих в структуру правовой системы, в юридической литературе наблюдается еще больший разброс подходов и взглядов[16].

Правовые нормы являются системообразующим фактором как для правовой системы, так и для правовой культуры, что справедливо отмечают исследователи этого вопроса (М.И. Байтин, А.М. Васильев, В.Н. Кудрявцев, Н.И. Матузов, Р.О. Халфина и др.)[18].

Однако в литературе в качестве базовых для правовой системы называют и другие элементы: юридическую деятельность, совершенство законодательства, субъекты права[20].

Вместе с тем существуют различия между правом и правосознанием. Право - объективизированное институциональное образование (система формально-определенных общеобязательных норм), правосознание - субъективное явление (совокупность идей, теорий, знаний, представлений, чувств, эмоций, настроений, суждений о праве).

Понимание сущности правовой культуры как меры освоения и использования правовых ценностей органически связывает ее с определенным уровнем развития правового сознания и поведения. По существу, правовая культура имеет место тогда, когда обеспечивается систематическое воспроизведение единства правовых знаний, убеждений, ценностей и практической деятельности по их реализации в норме поведения. Принципиальное отличие правовой культуры, позволяющее отграничить ее от правового сознания, связано с характеристикой первой как меры использования правовых ценностей. Это предполагает включение в содержание правовой культуры поведения и деятельности в сфере права.

Поведение человека является одним из главных критериев реальности действия права в обществе, поскольку индивид, совершая тот или иной поступок, самовыражаясь вовне, опираясь на правовое сознание, следует образцу, закрепленному правом, или игнорирует его, поступая противоправно (неправомерно).

В качестве элемента правовой культуры нас интересует юридическая деятельность, под которой в науке принято понимать такую опосредованную правом трудовую, управленческую, государственно-властную деятельность компетентных органов, которая нацелена на выполнение общественных задач и функций (создание законов, осуществление правосудия, конкретизацию права и т.п.) и удовлетворение тем самым как общественных, групповых, так и индивидуальных потребностей и интересов.

Поведенческий элемент правовой культуры представляет собой не любое правовое поведение, а лишь правомерное поведение.

Правомерное поведение, одобряемое обществом, имеет прогрессивное, полезное для общества и индивида значение, прежде всего потому, что сами правовые нормы отражают и закрепляют оптимальные формы человеческой активности в социально-политической жизни, быту и других сферах. Правомерное поведение способствует упорядочению человеческих отношений и тем самым укреплению того общественного строя, природе которого отвечают соблюдаемые нормы. Оно желательно не только для общества, но и для всех без исключения граждан.

Высшим проявлением правового поведения личности выступает ее правовая активность, предполагающая осознанное движение личности к праву. Правовая активность не только базируется на правосознании, но и зависит от него.

Активное правомерное поведение является глубоко осознанным, целеустремленным, инициативным, направленным на осуществление правовых норм, поддержание правопорядка, законности, защиту интересов государства, общества, других граждан. Нормы права воспринимаются индивидом как объективно необходимые, целесообразные, выражающие его собственные взгляды, потребности, устремления.

Из всего вышесказанного с очевидностью следует, что трудности, возникающие при определении элементного состава правовой культуры, вполне закономерны. Они объясняются тем, что компоненты правовой культуры не всегда могут рассматриваться как структурно отделенные создания, связанные внутренне организационной зависимостью. Соответственно, решение задачи выделения элементов структуры правовой культуры все еще остается актуальным и значимым как в теоретическом, так и в практическом аспектах.

Однако, несмотря на трудности определения элементного состава правовой культуры, в проведенном исследовании достаточно ясно просматривается логическая структура правовой культуры, состоящая из трех основных взаимосвязанных элементов: права, правового сознания, правомерного поведения. Правовая культура предполагает сочетание трех важнейших компонентов: знания права, уважения к праву и социально-правовой активности.



[2] Керимов Д.А. Методология права. М., 2000. - С. 188.

[4] Каминская В.И., Ратинов А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры // Правовая культура и вопросы         правового воспитания. М., 1974.  - С.19, 43.

[6] Алексеев С.С.  Право: азбука - теория - философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999. - С. 270.

[8] См.: Проблемы общей теории права и государства / Под ред. В.С. Нерсенянца.  М., 2006. - С. 407.

[10] См.: Фридмен Л. Введение в американское право. М., 1993. - С. 11.

[12] Карташов В.Н., Баумова.М.Г. Правовая культура: понятие, структура, функции: монография. - С. 33-36.

[14] Право и культура / В.С. Нерсесянц, Г.И. Муромцев, Г.В.Мальцев и др. - М., 2002. - С.93.

[16] Байтин М.И. Сущность права.

[18] См.: Кудрявцев В.Н., Васильев А.М. Право: развитие общего понятия // Сов. государство и право. - 1985. - № 7. - С.13.

[20] Общая  теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. - М., 1996. - С.202.



 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта