ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА - Юридический журнал Правовое государство: теория и практика

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

Среда, 28 Июнь 2017
Журнал: № 2 (20) 2010
Скачать статью:
На встрече Президента Российской Федерации Д.А. Медведева с Министром юстиции РФ А.В. Коноваловым 29 мая 2008г. было отмечено, что от надлежащего исполнения судебных актов зависит эффективность самой судебной системы в целом, а несвоевременное исполнение судебных актов дискредитирует саму идею судебного разбирательства1. Без хорошо отлаженного государственного механизма и эффективной законодательной базы невозможно исполнить надлежащим образом и в кратчайшие сроки требования, содержащиеся в исполнительных документах. И в этом случае любой властный акт государственного органа, в том числе и суда, будет иметь декларативный характер. Без эффективного исполнительного производства само материальное право превращается в «nu-dum jus» (лат.) «голое право», т.е. право без возможности его реализации. К сожалению, эффективность исполнительного производства в настоящее время остается крайне низкой. Для сравнения следует сказать, что в 2006г. в России в целом исполнялось только 48% решений судов. Ситуация не меняется и в настоящее время. Об этом говорят следующие цифры. В 2009г. по России взыскано только 39,1% денежных средств от фактически подлежащих взысканию. В 2009г. было возбуждено 1,9 млн. исполнительных производств по взысканию алиментов, т.е. 1,9 млн. детей в 2009г. остались
1 Текст рабочей встречи Президента Российской Федерации Д.А. Медведева с Министром юстиции РФ А.В. Коноваловым см. на сайте: www.kremlin.ru без материальной поддержки родителей или одного из родителей. Автором статьи было изучено действующее законодательство, регулирующее отношения, связанные с исполнением правоприменительных актов и практика его применения, что позволило сделать вывод об отсутствии достаточно разработанной эффективной законодательной базы регулирующей исполнительные правоотношения. Кроме того, в настоящее время огромный массив норм права, регулирующих исполнительные правоотношения, разбросан по многим законодательным актам относящимся к различным отраслям права, в связи с чем нами предлагается внести в законодательство следующие изменения:
I. Необходимо провести кодификацию всех норм, регулирующих исполнительные правоотношения. Проводя кодификацию всех норм гражданского исполнительного производства необходимо свести их в две большие группы. Первая - общая часть, в которой должны располагаться нормы права, относящаяся ко всему исполнительному производству в целом, должна состоять из следующих институтов: 1) законодательство об исполнительном производстве; 2) принципы исполнительного производства; 3) субъекты исполнительного производства; 4) стадии исполнительного производства; 5) место и время совершения исполнительных действий; 6) процессуальные сроки; 7) штрафы и расходы в исполнительном производстве; 8) извещения и вызовы; 9) исполнительные документы; 10) надзор и
№2 (20) 2010
контроль в исполнительном производстве; 11) защита прав взыскателя, должника и иных лиц в исполнительном производстве; 12) имущество, на которое не может быть обращено взыскание либо ограничено взыскание. Вторая – специальная часть должна состоять из следующих институтов: 1) возбуждение исполнительного производства; 2) приостановление исполнительного производства; 3) прекращение исполнительного производства; 4) окончание исполнительного производства; 5) исполнительные действия, подготовка к мерам принудительного исполнения; 6) меры принудительного исполнения (обращение взыскания на заработную плату и иное имущество должника гражданина, обращение взыскания на имущество должника организации, производство по взысканию штрафа, исполнение требований неимущественного характера, обращение взыскания на личные неимущественные права должника, производство по конфискации имущества, обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ); 7) очередность удовлетворения требований кредиторов; 8) ответственность субъектов исполнительного производства; 9) исполнительные правоотношения, осложненные иностранным элементом.
II. Анализ правового положения всех субъектов гражданских исполнительных правоотношений, в свою очередь, позволяет сделать вывод о некорректной формулировке, с точки зрения юридической техники, диспозиции статьи 48 Федерального закона от 02.10.2007г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». В указанной статье законодатель под лицами, участвующими в исполнительном производстве, объединил в одну группу три вида лиц с разными интересами: стороны исполнительного производства; субъектов, непосредственно исполняющих требования, содержащиеся в исполнительном документе и иных лиц, содействующих исполнению требований исполнительных документов. Данное положение закона, на наш взгляд, не только эклектично, но и ошибочно. У всех трех вышеуказанных категорий субъектов разное правовое положение и степень их участия в исполнительном производстве, а также разные законные интересы. Взыскатель и должник имеют как материальный, так и процессуальный интерес в исполнительном производстве. Лица, непосредственно исполняющие требования исполнительного документа, имеют только процессуальный интерес. Кроме того, исходя из дефиниции законодателя - «иные лица, содействующие исполнению требований», должны обязательно участвовать в исполнительном производстве, в то время как их участие не является обязательным. Эти лица не имеют своего интереса в исполнительном производстве, ни материального, ни процессуального. В связи с вышеизложенным положения данной статьи нуждаются в доработке и изменении. III. Необходимо на законодательном уровне предусмотреть ответственность (вплоть до уголовной) судебных приставов-исполнителей, за допускаемую волокиту в работе, нарушение процессуальных сроков предусмотренных федеральным законодательством, поскольку данные нарушения подрывают авторитет государственной власти и имеют прямое отношение к развития экономики. IV. Для предотвращения коррупционных явлений в Федеральной службе судебных приставов РФ следовало бы дополнить статью 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве» новым принципом: публичности и открытости. V. Характерной чертой правопреемства в исполнительном производстве, по действующему законодательству, является то, что судебный пристав-исполнитель в настоящее время самостоятельно не может определить правопреемника, как это сделал бы суд в гражданском процессе. Абсурдно, но в исполнительном производстве правопреемника также определяет суд, арбитражный суд, орган или должностное лицо, выдавшее исполнительный документ. Только на основании актов вышеупомянутых лиц судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление о замене выбывшей стороны. Данное положение закона затягивает и затрудняет само движение исполнительного производства по исполнению требований исполнительных документов, автоматически затягивает принудительное исполнение и
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: теория и практика
восстановление нарушенного права взыскателя. В целях сокращения сроков исполнительного производства необходимо законодательно закрепить право судебного пристава-исполнителя самостоятельно производить замену правопредшественника правопреемником. VI. К сожалению, действующий закон не уделяет внимания правовому положению третьих лиц в исполнительном производстве, что, безусловно нарушает их законные права и интересы. Было бы целесообразно выработать норму права, определяющую правовое положение третьих лиц и закрепляющую их права и обязанности. VII. В настоящее время в рамках действующего законодательства об исполнительном производстве такая мера, как временное ограничение на выезд должника из России применяется только на время исполнительного производства, т.е. фактически на 2 месяца. Кроме того, данная мера может применяться, в соответствии со ст. 30 ч. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве», без установления срока для добровольного исполнения, а это противоречит ст. 68 ч. 2 данного закона. В целях повышения эффективности исполнительного производства, единообразия практики и повышения уровня защиты прав и законных интересов сторон в исполнительном производстве следовало бы законодательно закрепить следующие правила: 1. Включить ограничение на выезд должника за пределы Российской Федерации в норму перечня мер принудительного исполнения, тем самым закрепив принцип обращения взыскания на личные неимущественные права должника и личность самого должника. 2. Исключить применение данной меры до истечения срока на добровольное исполнение. 3. Установить срок применения данной меры - до полного исполнения должником требований содержащихся в исполнительном документе, независимо от срока исполнительного производства, как это предусмотрено в ряде европейских государств. VIII. На наш взгляд, необходимо ввести фактическую ответственность лица, задерживающего перечисление денежных средств взыскателю, в виде неустойки в размере 1% за каждый день просрочки от невыплаченной в срок суммы. (В настоящее время в ст. 118 Федерального закона «Об исполнительном производстве» данная ответственность не предусмотрена). Таким образом, появляется возможность предусмотреть реальную ответственность банков и иных кредитных организаций в виде штрафной неустойки за неисполнение требований, содержащихся в исполнительном документе. IX. В рамках действующего законодательства остается нерешенным вопрос: какова процедура взыскания с руководителя организации денежных сумм, если по его вине организации причинен ущерб в соответствии со ст. 120 Федерального закона «Об исполнительном производстве»? Буквально толкуя ст. 120 мы видим, что данные денежные суммы могут быть взысканы по постановлению судебного пристава-исполнителя. Однако, данные денежные суммы не подпадают под понятие штрафа и судебный пристав-исполнитель не может взыскать их на основании своего постановления. Эти денежные средства можно рассматривать только как ущерб, причиненный предприятию руководителем, выразившийся в излишке выплаченных денежных сумм работнику предприятия. Для взыскания такого ущерба необходимо решение суда. В соответствии с отечественным трудовым законодательством, суд, восстанавливая работника на работе, может указать в решении, что компенсация заработной платы производится за счет руководителя предприятия. Таким образом, возникает коллизия норм права между Трудовым кодексом РФ и Федеральным законом «Об исполнительном производстве», что предопределяет необходимость дополнительной регламентации процесса реализации положений статьи 120 указанного закона. X. По действующему законодательству в настоящее время отсутствует надежный механизм контроля за исполнительными действиями и реализацией возможных мер ответственности судебного пристава-исполнителя. Следовало бы законодательно закрепить положения по контролю и надзору за действиями судебного пристава-исполнителя. XI. Автором предлагается рассматривать неисполнение должником добровольно требований содержащихся в исполнительном документе, в соответствии со статьей 10
№2 (20) 2010
Гражданского кодекса РФ, в качестве превышения пределов осуществления гражданских прав и злоупотребления правом, что должно влечь за собой ответственность не только в виде взыскания с должника исполнительного сбора. Целесообразно установить ответственность должника в виде отдельной нормы права, предусмотрев неустойку в размере 1% за каждый день просрочки от суммы невыполненных в срок требований исполнительного документа. Причем, данная неустойка должна начисляться и взыскиваться непосредственно судебным приставом-исполнителем на основании его постановления без дополнительного решения суда, поскольку в данном случае отсутствует спор о праве. В свою очередь, если должник посчитает, что его право нарушено судебным приставом-исполнителем в части размера неустойки, он должен иметь право оспорить такое постановление судебного пристава-исполнителя в суде, что позволило бы обеспечить баланс интересов, прав и обязанностей взыскателя и недобросовестного должника. XII. Поскольку судебный пристав-исполнитель является государственным служащим, государству необходимо взять социальную ответственность за деятельность своих служащих. В целях реализации данного положения необходимо выработать норму права о фактической имущественной ответственности государства за ненадлежащее исполнение судебными приставами-исполнителями своих обязанностей, либо неисполнения таковых, при наличии реальных возможностей такого исполнения и причинения ущерба как взыскателю, так и должнику. Так, если судебным приставом не исполняются исполнительные действия, не применяются меры принудительного исполнения в силу очевидного факта (ipso facto - лат.), в результате чего должник не исполняет требования, содержащиеся в исполнительномдокументе, государство должно удовлетворить требования исполнительного документа перед взыскателем, с последующим взысканием с судебного пристава-исполнителя понесенных расходов. XIII. Статья 315 Уголовного кодекса РФ в числе субъектов уголовной ответственности за неисполнение решения, приговора или иного акта суда определяет: представителя власти, государственного служащего, муниципального служащего, служащего коммерческой или иной организации. Однако, учитывая данные статистики, большинство исполнительных документов злостно не исполняются именно физическими лицами. Поэтому было бы целесообразным расширить круг субъектов, несущих уголовную ответственность по ст. 315 УК РФ, включив в число таковых граждан и иных физических лиц.


 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта