ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО КАК ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО КАК ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Четверг, 23 Апрель 2015
Журнал: №4 (38) 2014
Скачать статью:
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО КАК ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

В исследовании рассмотрены проблемы конституционно-правового регулирования и фактического построения в России правового государства – важнейшего ориентира модернизации государства, власти, права и общества. Автор критически оценивает распространенные мнения о том, что принцип правового государства носит декларативный оттенок и может рассматриваться лишь как определенный недостижимый идеал, к которому необходимо стремиться, но в реальности вряд ли можно достичь.

В результате анализа автор приходит к выводу о том, что правовое государство как основа конституционного строя объединяет в себе целый ряд иных взаимосвязанных основ, провозглашенных в главе первой Конституции России. Этот базовый конституционный принцип не только декларируется, но и частично реализуется в российской конституционной практике. Для приближения к идеальному состоянию правовой государственности требуется коренная перестройка правосознания общества и представителей государства, что может быть реализовано только путем эволюционного, планомерного внедрения основ правового государства в правовую жизнь. Конечным итогом, свидетельством фактического построения правового государства в России может стать достижение такого состояния защищенности человека, его прав и свобод, которое в полной мере будет соответствовать гуманистическим установлениям российской Конституции. Ключевые слова: правовое государство, Конституция, конституционный строй, верховенство права, права и свободы человека и гражданина, социальное государство, разделение властей, юридическая ответственность. Идея построения правовой государственности имеет западные корни. Обоснованная в работах Ж.Ж. Руссо, И. Канта и их последователей концепция связанности государства законом, базирующемся на праве, получила развитие не только в исследованиях философской и юридической направленности, но и частично была воплощена в конституционную практику ряда государств. В России феномен правового государства был интерпретирован и развит в работах известных дореволюционных правоведов В.М. Гессена, Б.А. Кистяковского, Н.М. Коркунова, С.А. Котляревского, П.И. Новогородцева, Б.Н. Чичерина, Г.Ф. Шершеневича. Важно отметить, что некоторые исследователи (А.А. Алексеев, В.М. Гессен) не делали различий между понятиями «правовое государство» и «конституционное государство» [1, с. 90]. Другие ученые (Г.Ф. Шершеневич, С.А. Котляревский) выступали за разграничение этих категорий [2, с. 247; 3, с. 113– 114]. Интересна точка зрения Б.А. Кистяковского, который считал, что «правовое государство есть вполне и последовательно развитое конституционное государство» [4, с. 559]. Характерно, что и в настоящее время эти понятия рассматриваются как близкие по значению [5, с. 374–386]. Как отмечает Н.А. Боброва, термины «конституционное госудаство», «конституционно-правовое государство» посути эквивалентны словосочетанию «правовое государство» применительно к тем странам, где государственная власть ограничена рамками конституционного строя [6, с. 64]. По логике следует вывод о том, что в государствах, где конституционализм только формируется, где понятие «конституционный строй» формализовано, эти термины несут различную смысловую нагрузку. «Государство может быть далеко от идеалов демократии, верховенства права, но это не означает, что в нем не существует конституционный строй вообще», – утверждает В.В. Мамонов [7, с. 272]. Полагаем, что конституционное государство – это такое государство, где действует конституция, в которой закреплены основы конституционного строя, а правовое государство – цель, к которой нужно стремиться; категория, в которую в разные времена вкладывается неодинаковый смысл. В советский период в официальной доктрине и научной публицистике применялся термин «социалистическое правовое государство» [8]. Однако он был наполнен иным содержанием, отличным от современных представлений о правовой государственности. Правовое государство – емкая, многозначная юридическая категория, синтезирующая целый ряд основных конституционных принципов. Как и иные основы конституционного строя, правовое государство можно рассматривать в трех значениях: как базовую ценность, на которую ориентируется общество в развитии конституционного строя; как основной принцип, выступающий в качестве руководящего для конкретных сторон конституционного строя; как конституционно-правовые институты и нормы, через которые названные ценность и принцип получают непосредственное обоснование, закрепление и определяющее юридическое значение [9, с. 29]. Кроме того, правовое государство является составным элементом конституционного строя, т. е. частью сложившихся конституционно-правовых отношений (фактической конституции). В России тезис о том, что РФ является правовым государством, закреплен на самом высоком нормативно-правовом уровне – в Конституции РФ (ст. 1). Считается, что сама по себе такая декларация – только первый шаг, следующим же должно стать реальное воплощение этого принципа в жизнь, а не простая его имитация [10, с. 101]. Сложилось устойчивое мнение о том, что ни одно государство (в том числе и Россия) не достигло идеала, которым является правовое государство [6, с. 64]. На наш взгляд, это утверждение справедливо лишь отчасти, т. е. при рассмотрении правового государства на концептуальном уровне, в качестве ценностного ориентира. Однако в большинстве государств не только провозглашены в Конституции, но и реально функционируют конституционные принципы и нормы, обобщенные в категорию «правовое государство». Прав Б.С. Эбзеев, отмечая, что «объяснение правовой государственности в России должно основываться не на абстрактных представлениях, сложившихся вне Конституции, а на ее воплощении в Основном Законе РФ и практике реализации принципов правового государства в деятельности законодательной, исполнительной и судебной власти» [5, с. 382]. Правовое государство интегрирует большинство фундаментальных юридических начал, лежащих в основе конституционного строя России. «Юридический портрет» правовой государственности, отмечает В.А. Виноградов, в достаточной мере обрисован Конституционным Судом РФ [11, с. 52]. В правовых позициях высшего органа конституционного контроля отмечается взаимосвязь правового государства с такими основополагающими категориями, как верховенство права, правовая определенность, поддержание взаимного доверия во взаимоотношениях личности и публичной власти, верховенство прав и свобод человека и гражданина, обязанность государства защищать их, разделение властей, правовая демократия. Ведущее место в системе конституционных основ занимает признание человека, его прав и свобод высшей ценностью. С позиций идеи правового государства верховенство прав и свобод, основанное на приоритете права, приобретает особый смысл: «вся конституционная конструкция должна ориентироваться на то, чтобы сделать верховенство права ядром социального поведения человека и гражданина, аксиологической основой его самовыражения и самореализации» [12, с. 1]. По смыслу российской Конституции не государство дарует права индивидам, а сами политически правоспособные граждане, приобретая основные права и свободы от рождения, делегируют свои властные полномочия государственным органам. В этом выражается такая сторона правовой государственности, как народный суверенитет и связанный с ним принцип народовластия. Важнейшей чертой правового государства выступает положение, согласно которому источником власти, носителем суверенитета является народ (общество), делегирующий часть своих полномочий государству [13, с. 81]. Народовластие представляется центральным элементом и качественным показателем демократического правового государства как такового. Отчуждение народа от принятия государственно-властных решений ведет к искажению самой сути такого государства, – утверждает судья Конституционного Суда России В.Г. Ярославцев [14, ст. 336]. Характерно, что термин «правовое государство» пользовался огромным уважением у общественности фашистской Германии. Однако при этом ведущие принципы правового государства – демократия, свобода, равенство, плюрализм мнений – были чужды немец-ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: теория и практика 9 кому правосознанию и отвергались юристами и идеологами третьего рейха [15, с. 33-34]. Еще один ориентир в механизме модернизации государства – конституционный принцип раздния властей. «Правовой характер современного государства покоится на принципе обособления властей», – еще в начале XX в. отмечал В.М. Гессен [16, с. 81]. Позиция о том, что правового государства не существует без разделения властей, достаточно распространена в современной литературе [17, с. 20]. Конституционный принцип разделения властей провозглашен в качестве основы конституционного строя России (ст. 10 Конституции РФ). Его главный смысл сводится к тому, что государственная власть, имея единый источник – многонациональный народ, делится по направлениям ее реализации и дифференцируется между органами, осуществляющими властные полномочия и имеющимиприоритет в соответствующих сферах. Вместе с тем самостоятельность органов публичной власти имеет конституционно предусмотренные пределы.Гарантией государственной защиты прав и свобод человека, залогом обеспечения верховенства закона и исполнения других принципов правового государства служит система сдержек и противовесов. Суть этой системы заключается в конкурентном взаимодействии властей, базирующемся на мерах взаимного контроля и ответственности. Взаимное сдерживание отдельных органов государственной власти в их стремлении к приоритету перед другими позволяет предотвратить узурпацию власти и обеспечить условия формирования правовой государственности. Традиционно сущность правового государства олицетворяется с верховенством права, основанного на законе. Понятие «закон» при характеристике рассматриваемого конституционного начала следует толковать распространительно. В контексте принципа правового государства эта правовая категория обобщает не только внутригосударственное законодательство, но и международно-правовые акты. Согласно преамбуле Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» [18, ст. 1094] международные договоры ― существенный элемент функционирования правового государства. Однако особая роль в отечественной системе законодательства отводится, прежде всего, Конституции России как Основному Закону, обладающему наивысшей юридической силой. Все иные нормативные правовые акты, в том числе международные договоры Российской Федерации, являющиеся частью ее правовой системы, должны соответствовать конституционным нормам. Только в этом случае положения международных договоров РФ в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ будут иметь преимущество перед законом. О приверженности верховенству права и его основополагающем значении для политического диалога и сотрудничества между всеми государствами и для дальнейшего укрепления трех основных направлений деятельности Организации Объединенных Наций – международного мира и безопасности, прав человека и развития – говорится в Декларации Генеральной Ассамблеи ООН по вопросу о верховенстве права на национальном и международном уровнях от 24 сентября 2012 г. [19]. Неотъемлемым элементом правового государства является его социально ориентированная политика. Как показывает практика, российское социальное правовое государство еще далеко от международных стандартов. Однако утверждать, что социальное государство будет построено в России только тогда, когда будут реализованы все конституционные нормы, определяющие социальноэкономические права, не вполне корректно [20, с. 27]. Следует согласиться с М.И. Байтиным, который полагает, что формирование правового государства и есть процесс осуществления и утверждения его принципов [21, с. 519]. Есть основания считать, что конституционное провозглашение России социальным государством, а также фактическая реализация отдельных направлений социальной политики сами по себе являются воплощением социально-правовой государственности. Формирование социального государства – сложный процесс, успешная реализация которого зависит от множества факторов. Прежде всего, характер социальной надстройки государства связан с необходимым уровнем развития экономического базиса. Новый этап развития экономики России сопряжен с переходом от планово-регулируемой экономической системы к экономике с чертами рыночной. Конституционно установлены и конкретизированы в законодательстве такие элементы экономических основ, как многообразие форм собственности и свобода экономической деятельности (ст.ст. 8–9 Конституции РФ). Экономическая функция Российского государства осуществляется посредством реализации конституционных прав человека и гражданина, таких как: право частной собственности, право свободного владения, пользования и распоряжения землей и другими природными ресурсами, право на свободу предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, право на труд и на вознаграждение за труд. В конституционной гарантии и реальном воплощении в жизнь этих прав и свобод проявляется взаимосвязь принципа правового государства с экономическими основами конституционного строя, находит свое выражение государственно-правовая сущность РФ. Во многих странах правовое государство, действительно, стало основой стабильного политического и экономического развития, качественной модернизации важнейших сфер государственной и общественной жизни. Однако так происходит далеко не везде. В России, например, на протяжении последних двух веков попытки создания правового государства оборачивались кризисами, социальными конфликтами и легитимацией в массовом сознании режимов, ориентированных на неправовые принципы политики и управления [22, с. 52]. Создание правового государства в РФ – процесс достаточно сложный, требующий значительных временных затрат. Насаждение идеи правовой государственности сверху, административным путем может лишь в некоторой степени ускорить этот процесс, но не позволит достичь конечной цели. Требуется коренная перестройка правосознания общества и представителей государства, что, на наш взгляд, может быть реализовано только путем эволюционного, планомерного внедрения основ правового государства в правовую жизнь. В литературе высказываются предположения, что индикатором окончания процесса модернизации является переход государственного механизма в состояние правового государства [22, с. 53]. Безусловно, совершенствование государственных институтов занимает важное место в модернизационном процессе, однако не следует забывать о том, что согласно Конституции РФ высшей ценностью является человек, его права и свободы. В связи с этим можно с уверенностью утверждать, что основным свидетельством фактического построения правового государства в России, моментом завершения модернизационных процессов может стать достижение такого состояния защищенности человека, его прав и свобод, которое в полной мере будет соответствовать гуманистическим установлениям российской Конституции [23, с. 14]. Приведенные размышления позволяют сделать вывод о том, что правовое государство как основа конституционного строя объединяет в себе целый ряд иных взаимосвязанных основ, провозглашенных в главе первой Конституции России. Несмотря на невозможность достижения всех характеристик идеальной правовой государственности в современных условиях, этот базовый конституционный принцип не только декларируется, но и частично реализуется в российской конституционной практике. Однако для того, чтобы правовое государство прочно укоренилось в отечественной правовой системе, стало ориентиром фактических конституционно-правовых отношений, требуется качественная модернизация ключевых институтов государства и общества, что, в свою очередь, требует внедрения постулатов правового государства в сознание каждого человека, составляющего многонацио-нальный российский народ. В особенности важна модернизация правосознания представителей государственной власти и местного самоуправления, чиновников, формирующих направления правовой политики государства. Сказанное убеждает в том, что модернизация государства, права, власти и общества возможна только с позиций человеческого измерения. Только тогда правовое государство перестанет быть недостижимым идеалом, а станет общепризнанным и фактически реализуемым конституционным принципом, интегрирующим иные конституционные начала и задающим вектор дальнейшего конституционного развития государства и общества.



 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта