ОБРАЗ ИДЕАЛЬНОГО КНЯЗЯ В «СЛОВЕ О ЗАКОНЕ И БЛАГОДАТИ» ИЛАРИОНА - Юридический журнал Правовое государство: теория и практика

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

ОБРАЗ ИДЕАЛЬНОГО КНЯЗЯ В «СЛОВЕ О ЗАКОНЕ И БЛАГОДАТИ» ИЛАРИОНА

Среда, 28 Июнь 2017
Журнал: № 2 (20) 2010
Скачать статью:
«Слове о законе и благодати» по праву считается одним из наиболее заметных памятников древнерусской литературы. Конечно же, по своему содержанию это нечто большее, нежели привычный для наших современников политический трактат. Как и всякое средневековое произведение, написанное церковным иерархом, оно содержит массу церковно-религиозных сюжетов, посвященных сугубо конфессиональной теме. Это и соотношение «закона» и «благодати» и противопоставление христианского и иудейского «законов» и т.д. Не случайно Д.С. Лихачев условно разделил «Слово» на три части. С его точки зрения, в первой части говорится о «вселенском христианстве», во второй о «русском христианстве». И лишь третью часть Иларион посвятил прославлению Владимира1. По словам ученого, «истинная цель «Слова» Илариона не в догматическо-богословском противопоставлении Ветхого и Нового завета», а в том, что «Иларион прославляет Русь и ее
1 Лихачев Д.С. Повесть временных лет (историко-литературный очерк) // Повесть временных лет. Ч. 1. - С. 309.
«просветителя» Владимира, развивает свое учение о равноправности всех народов, свою теорию всемирной истории как постепенного и равного приобщения всех народов к культуре христианства»2. Подобный перечень можно было бы и продолжить, но для целей нашей статьи важно отметить другое. В «Слове», как и в других средневековых произведениях, обнаруживает себя образ идеального князя. В качестве его прототипа здесь выступает Владимир I Святой. Конечно, при этом не обошлось без идеализации столь сложной и противоречивой исторической личности.
Под пером Илариона Владимир предстает в качестве справедливого, мудрого, щедрого и славного правителя. Но для крестителя Руси подобная характеристика казалась недостаточной. Поэтому автор «Слова» дополнил ее новыми политико-религиозными компонентами. Владимир видится ему таким властителем, которому были присущи христианское смирение и страх перед Богом. Однако самым главным элементом образа идеального правителя оказывается другое его
2 Там же. С. 311.
№2 (20) 2010
качество – «учителя и наставника нашей земли»1.
Всей своею жизнью Владимир доказал, что верховная власть достижима. Она оказалась доступной даже для княжича, которого в самом начале его пути обвинили в нечистокровности происхождения. Подобное жестокое оскорбление могло иметь самые серьезные последствия для претендента на высшую власть в стране. Но Владимиру удалось преодолеть все препятствия, мешавшие ему. Свое право на обладание верховной властью ему пришлось доказывать при помощи различных средств. Среди них важное место принадлежало духовно-нравственному очищению. На склоне лет Владимир выглядит совершенно иным, нежели в молодости. Не случайно Иларион многократно подчеркивает «благоверие» Владимира. Разделяя и развивая его претензии на святость, он применяет к Владимиру эпитет «блаженный»2. Более того, автор «Слова» стремится вознести своего героя еще выше. Он ставит его в один ряд с апостолами Петром и Павлом, Иоанном, Фомой и Марком. Равноапостольный статус Владимира становится осязаемым при его уподоблении «апостолу во владыках» – римскому императору Константину Великому. Обращаясь к Владимиру, Иларион восклицает: «Съ тъмже (т.е. с Константином – Т.Ф.) единоя славы и чести общьника сътворилъ тя Господь»3. На этом фоне новое качество Владимира – «учителя и наставника земли нашей» выглядит достаточно обоснованным.
Как духовный наставник всего народа, Владимир выступил авторитетным лидером, выполняющим функции, присущие ответственному правителю. Он хорошо понимал, что важнейшая обязанность истинного государя состоит в защите своих подданных, в защите Русской земли. Чтобы выполнить эту задачу, мало обладать талантом администратора, необходимо быть еще и воином. Действительно, на Руси мало кто мог управлять государством, не будучи воином. Но сын Святослава, в отличие от отца, добился высочайшего величия и власти не в бесконечных военных походах и сражениях. Хотя и ему пришлось немало повоевать на
1 Молдован А.М. «Слово о законе и благодати» Илариона. - Киев, 1984. - С. 91. (далее: Слово).
2 Там же. - С. 94 – 95.
3 Там же. - С. 97.
своем веку, многие племена и их объединения покорились без того ожесточенного сопротивления, с которым столкнулся Святослав в Болгарии. Своим далеким потомкам Владимир более известен как реформатор, нежели как военачальник.
При Владимире Святославиче заметно активизировалась культурно-воспитательная функция Киевского государства. Поэтому он стал харизматиком иного типа, нежели его отец Святослав. Помимо харизмы монарха-благодетеля, он приобрел еще и харизму монарха-миссионера, просветившего Русь святым крещением. Величие Владимира Святославича проявилось и в том, что на Руси его прозвали «Солнцем». В сравнительном плане показательно, что «некоторые президенты африканских государств наряду с титулом президента имели и другие, официальные титулы, призванные подчеркнуть их величие: «лев», «солнце», «всепобеждающий», «разгрызающий любую кость» и т.д.»4.
После крещения Руси главной целью государства стало формирование человека новой христианской культуры. Ее достижение осложнялось необходимостью ликвидации языческих представлений, распространенных среди широчайших слоев населения и перевоспитания огромных масс населения в соответствии с догматами христианской религии. В XI – XII вв. на этом пути были достигнуты определенные успехи. Подобный вывод находит подтверждение в летописных источниках. Автор «Повести Временных лет» приводит две молитвы князя Владимира. И в обеих он упоминает «новых людей этих». Сразу после крещения киевлян Владимир произносит: «Христе Боже, створивый небо и землю! Призри на новыя люди сия»5. В 996 г. Владимир молится уже в церкви, которая была только что построена. Здесь он говорит: «Господи Боже! … И сверши, яже насади десница твоя, новые люди сия»6. Та же мысль приводится в данном летописном источнике и под 1037 г. Здесь летописец повествует о том, как радовался сын Владимира Ярослав. Он,
4 Чиркин В.Е. Основы государственной власти. - М., 1996. - С. 74.
5 Повесть временных лет / Под ред. В.П. Андриановой-Перетц. Изд. второе, исправленное и доп. - СПб., 1996. Ч. 1. (далее: ПВЛ). - С. 53.
6 Там же.- С. 55.
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: теория и практика
«видя множьство церквий и люди хрестьяны, зъело, а врагъ сътовашеться, побъжаемъ новыми людьми хрестьянскыми»1.
Как видно, автор «Слова» был не одинок в своем стремлении сформировать подлинный культ «учителя и наставника». Правда, претендовать на это звание мог лишь весьма узкий круг людей. Его преимуществами могли воспользоваться немногие Рюриковичи. Задолго до принятия христианства их род отличался особой сакрализацией. Хотя «царственностью» был наделен весь княжеский род, но в «Слове» речь идет о конкретном Рюриковиче. Это и понятно: с безличной властью на Руси не считались, безличной власти русичи не повиновались. Наш же герой, находясь в зените своего могущества, обладал абсолютным авторитетом. Его власть была не только сакрализована, но и персонифицирована. Выдвигая Владимира на роль «учителя и наставника», Иларион способствовал сохранению и развитию авторитарных начал на Руси. Подчеркивая «благоверие» крестителя Руси, Иларион не забывал упомянуть, что оно было с «властию съпряжено»2.
Иларион наделяет Владимира способностью к духовному видению. Это не только позволяет ему наставлять и поучать своих духовных и социальных «чад», но и нести ответственность за них перед Богом. Одновременно Владимир оказывается посредником между Богом и подвластным ему населением. Такая «конструкция» поразительным образом напоминает традиционное властеотношение: «отцы» и «дети». Подобно «отцам церкви», которые веками считались духовными наставниками своих прихожан и послушников, Владимир Илариона предстает подлинным духовным отцом своего народа. Воспитанный в духе патриархальных традиций, он не имел ничего против того, чтобы его власть отождествлялась с отеческой властью. Ни кто иной, как Владимир, пообещал воеводе Ярополка Блуду: «Аще убью брата своего, имъти тя хочю во отца мъсто»3. С тем же, по сути дела, патерналистским видением властеотношений мы сталкиваемся и при изучении знаменитого «ряда» Ярослава Мудрого. Обращаясь к своим сыновьям, он
1 Там же. - С. 67.
2 Слово. С. 93.
3 ПВЛ. Ч. 1. С. 31.
утверждал: «Имъйте в собе любовь, понеже вы есте братья единого отца и матере. Да аще будете в любви межю собою, Богъ будеть в васъ, и покорить вы противныя подъ вы. И будете мирно живуще. Аще ли будете ненавидимо живуще, в распряхъ и которающеся, то погыбнете сами, и погубите землю отець своихъ и дъдъ своихъ, юже налъзоша трудомь своимь великымъ; но пребывайте мирно, послушающе брат брата. Се же поручаю в собъ мъсто столъ старъшему сыну моему и брату вашему Изяславу Кыевъ; сего послушайте, якоже послушасте мене, да той вы будеть в мене мъсто»4. Выходит, что патерналистская концепция власти была не чужда ни Илариону, ни автору Повести временных лет.
Образ идеального князя Иларион рассматривает в тесном взаимодействии с образом самого Бога. Поэтому носителю княжеской власти был обеспечен абсолютный авторитет. Развивая тему, Иларион отмечает: «Приде на нь (на Владимира – Т.Ф.) посъщение вышняяго … и въсиа разумъ въ сердци его»5. Автор «Слова» придавал этому событию настолько большое значение, что полагал: на земле не осталось ни одного человека, который мог сравниться бы с Владимиром своей мудростью. По словам Илариона, «Како въселися въ тя разумъ выше разума земленыихъ мудрець»6.
Хотя Иларион избегает утверждений о божественном происхождении княжеской власти на Руси, исподволь подводит читателя к этой мысли всякий раз, когда столь тесно сопрягает два образа: образ Владимира и образ Бога. Казалось бы, идея «власть от Бога» более определенно проявляется там, где Иларион восхваляет сына Владимира Ярослава. С его точки зрения, сын оказался достойным преемником своего отца: «Добръ же зъло и въренъ послоухъ сынъ твои Георгий, его ж сътвори Господь намъстника по тебъ твоему владычьству»7. Но и здесь данная идея прозвучала в контексте религиозно-христианского обоснования династического принципа. На это обстоятельство не так давно обратил свое внимание И.С. Чичуров. Он, безусловно, прав, когда отмечает: «Сын
4 ПВЛ. Ч. 1. С. 70.
5 Слово. С. 92.
6 Там же. - С. 94.
7 Там же. - С. 97.
№2 (20) 2010
Владимира Ярослав поставлен богом как наследник его власти»1. Сомнения возникают тогда, когда И.С. Чичуров пишет: «Славословит Иларион не только предков Владимира, но и его потомков (Ярослава, сноху Владимира Ирину, его внуков и правнуков), создавая тем самым династическую цепочку»2. Строго говоря, пресловутая «династическая цепочка» была создана не Иларионом, а самими князьями-Рюриковичами, о которых так страстно он повествовал. Гораздо более точен И.С. Чичуров с замечанием: «Древнерусский мыслитель идеологически христианизирует существующий принцип передачи власти». Следует полностью согласиться с ним и в том, что «процесс сакрализации княжеской власти в идеологии Древней Руси имеет вообще раннее происхождение»3.
Давно замечено, что Иларион активно стремился к канонизации Владимира. Всячески восхваляя его, он неоднократно подчеркивает блаженничество своего кумира. Уподобляя его Фоме, Иларион, в частности, отмечает: «По истинъ бысть на тебъ блаженьство Господа Иисуса реченое Фомъ блажени не видъвше и въровавше»4. Помимо Фомы, к лику святых были причислены Петр, Павел, Иоанн, Марк и Константин Великий. Владимира Иларион, как указывалось выше, ставит в один ряд с данными апостолами. Не случаен при этом и эпитет «блаженный».
Итак, претензии Илариона на канонизацию Владимира очевидны. О том, что они были не беспочвенны, можно судить на основании серебряных монет Владимира. На монетах II и IV типов «Владимир стал изображаться с нимбом – знаком святости власти здравствующего христианского правителя»5. Но ни в XI, ни в XII вв. эти претензии реализовать не удалось. Любопытно, что «Хлодвига (как и многих других варварских предводителей, принявших христианство) никому не приходило в голову канонизировать»6. Иначе стали развиваться события на Руси. Здесь, в отличие от королевства
1 Чичуров И.С. Политическая идеология средневековья (Византия и Русь). М., 1991. С. 136.
2 Там же. - С.136 – 137.
3 Там же. - С. 137.
4 Слово. С. 94.
5 Свердлов М.Б. Владимир Святославич Святой – князь и человек // Культура славян и Русь. - С. 86.
6 Аверинцев С.С. Византия и Русь: два типа духовности // Новый мир. - 1988. №7. - С. 211.
франков, христианскую церковь пришлось создавать заново. О первом крещении Руси упоминается в «Окружном послании» патриарха Фотия. Оно датируется «концом 866 или первой половиной 867 г.»7. Само же первоначальное крещение Руси, если верить позднейшему комментатору, «могло произойти между 861 и 866 гг. (ближе к 866 г.)»8, и завершилось оно полной неудачей. Около 874 г., «судя по данным Продолжателя Феофана», начинается «новый этап христианизации Руси»9. Однако он оказался столь же несостоятельным, что и первый. Поэтому Владимиру пришлось не только повторно крестить Русь, но и принять самое активное участие в делах церкви.
Иларион повествует о том, что по инициативе Владимира строились церкви и даже формировался церковный клир («слоужителя ему въведъ»). Несмотря на полную зависимость формирующейся православной церкви от княжеской власти, Владимир вовсе не стремился к тотальному контролю над ней. Таковы же и представления Илариона, которые, по словам И.С. Чичурова, «характеризуются … понятием «симфония» (согласие) светской и духовной власти»10. Подобный вывод подводит к мысли о том, что Владимир и его потомки не были поклонниками теократического идеала. Иная судьба ожидала воинскую идеологию.
Восхваляя предков Владимира – Игоря и Святослава, Иларион ставит им в заслугу, что они «мужьствомъ же и храборъствомъ прослуша въ странахъ многах и побъдами и кърпостию поминаются нынъ и словуть»11. В этой сфере Владимир, по мнению Илариона, ничем не уступал своим предшественникам. Он «възмужавъ кърпостию и силою съвераяся, мужьствомъ же и съмыслом пръспъа … покоривъ подъ ся округънаа страны, овы миромъ, а непокоривыа мечемь»12. Столь высокая оценка воинских качеств Владимира, в свете летописных данных, выглядит явным
7 Кузенков П.В. Окружное послание // Древнейшие государства Восточной Европы 2000 г.: Проблемы источниковедения / Отв. ред. Л.В. Столярова; отв. ред. сер. Е.А. Мельникова. - М., 2003. - С. 69.
8 Там же. Комментарий 19. С. 83.
9 Древняя Русь в свете зарубежных источников / Под ред. Е.А. Мельниковой. - М., 2003. - С. 104.
10 Чичуров И.С. Указ. соч. С. 135.
11 Слово. С. 91 – 92.
12 Там же. - С. 92.
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: теория и практика
преувеличением. В летописи под 977 г. сообщается о том, что до Владимира, княжившего тогда в Новгороде, дошли известия о гибели Олега от рук Ярополка, и он «убоявся бъжа за море»1. Не отличалось храбростью его поведение и в 996 г. Тогда «придоша печенъзи к Василеву, и Володимиръ с малою дружиною изыде противу. И съступившимся, и не мог стерпъти противу, подъбъг ста подъ мостом. Одва укрыся противных»2.
Но как бы то ни было, война и организация для войны оставались важнейшей функцией государства и при Владимире. Хорошо известно, что ему неоднократно приходилось возглавлять войска в ходе многих военных походов. Поэтому воинские идеалы, включая и обязанность быть хорошим полководцем, не могли быть проигнорированы Владимиром Святославичем. Для Илариона «каган» Владимир – «славный отъ славныхъ», «благородный отъ благородныхъ». Иначе и быть не могло, так как он был правителем («единодержцем») такой страны, которая обладала довольно весомым престижем и авторитетом на международной арене. Владимир, как и его предшественники, «не в худъ бо и не въ невъдомъ земли владычествоваша, но въ руской, яже въдома и слышима есть всъми конци земля»3. На этом примере мы убеждаемся в том, что для творчества Илариона был характерен высокий патриотизм.
1 ПВЛ. Ч. 1. С. 35.
2 Там же. - С. 55 – 56.
3 Слово. - С. 91 – 92.


 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта