ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОСТИ ИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОСТИ ИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

Пятница, 30 Июнь 2017
Журнал: № 3 (21) 2010
Скачать статью:
ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОСТИ ИСПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

В статье рассматривается вопрос об обязательности исполнения всех решений Конституционного Суда (постановлений, определений). Анализируются постановления, определения Конституционного Суда, в которых Суд указывает на их обязательность, раскрывается указанное свойство. Кроме того, поднимаются проблемы, связанные с исполнением решений Конституционного Суда, возникающие в сфере деятельности правоприменительных органов.
Ключевые слова: российско-белорусская таможенная технология, транзит калининградских товаров, упрощение таможенных процедур, единая таможенная территория. 

Под решением Конституционного Суда понимается правовой акт, принятый Судом в пределах своей компетенции и в установленном Законом процессуальном порядке, содержанием которого является констатация определённых юридических фактов и изложение государственно-властных велений, имеющих обязательное значение для участников конституционных правоотношений1.
В соответствии со ст. 6, 79, 80, ч. 6 ст. 126 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" все решения Конституционного Суда общеобязательны и окончательны, вступают в силу немедленно и действуют непосредственно, акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу2.
В связи с тем, что указанный закон не предусматривает, что общеобязательными являются только итоговые решения, следует отметить, что положения ст. 6 об обязательности решений Конституционного Суда в равной степени распространяются на все, без исключения, его решения.
Однако, обязательными в Российской Федерации являются не только решения Конституционного Суда, но при этом
1 Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М, 1998 С. 228. (глава написана В.А. Кряжковым).
2 Кряжков В.А. Конституционная культура в зеркале правосудия Конституционного Суда Российской Федерации / Журнал конституционного правосудия. 2008, № 3. С. 3.
юридическая природа как постановлений Верховного Суда Российской Федерации, так и постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации до сих не определена и вызывает оживлённые научные дискуссии.
Таким образом, представляется необходимым разобраться в том, что означает свойство обязательности для решений Конституционного Суда Российской Федерации. «Если посмотреть по аналогии с решениями, актами судов общей юрисдикции и арбитражных судов, то их обязательность, по сути, означает безусловную возможность принудительного исполнения актов данных судов. А возможно ли принудительное исполнение акта, принятого Конституционным Судом РФ? Акты судов общей юрисдикции и арбитражных судов при необходимости могут быть исполнены службой судебных приставов. Акты, принятые Конституционным Судом РФ, подобным образом не исполняются, их обязательность выражается в другой форме3.»
Л.Г. Бирюкова поясняет, что обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации носит иной характер, чем
3 Батяев А.А. Комментарий к Федеральном Конституционному закону от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О конституционном суде Российской Федерации (постатейный) / Справочная правовая система Консультант плюс.
№3 (21) 2010
34
обязательность решения суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Эта разница обусловлена принципиальными различиями в сфере действия решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов – с одной стороны и решений Конституционного Суда – с другой. Решения судов общей юрисдикции и решения арбитражных судов касаются только правоотношений в связи с конкретными делами и не применяются при разрешении других дел. Задача же Конституционного Суда состоит в определении юридической судьбы правовых норм, конституционность которых им проверяется. С учётом этого в Законе о Конституционном Суде, возможно следовало бы говорить не просто об обязательности, а об общеобязательности решений Конституционного Суда Российской Федерации1.
В самом общем виде обязательность решений Конституционного Суда и изложенных в них правовых позиций означает их обязательность на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, поэтому законодатель, принимая тот или иной закон, не вправе осуществлять регулирование соответствующих правоотношений без учета правовых позиций Конституционного Суда2.
Более конкретные проявления, по мнению В.А. Кряжкова, заключаются:
- в окончательности судебного решения;
1 Бирюкова Л.Г. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как источник права: вопросы теории и практики. Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 107-108.
2 См.: Основные направления деятельности Конституционного Суда Российской Федерации по обеспечению реализации прав и свобод человека и гражданина в 2007 году / Журнал конституционного правосудия. 2008. № 2. С. 2.
- незамедлительном исполнении решения после опубликования или его вручения;
- точности следования его установлениям, выражающимся, например, в пересмотре признанных неконституционными актов, норм, положений, издании соответствующих актов или применении действующих сообразно представлениям Суда о их конституционности;
- возможности привлечения к ответственности лиц, не исполняющих, ненадлежащее исполняющих или воспрепятствующих исполнению решений Суда3.
В 1996 г. Т.Г. Морщакова, выступая на конференции, подчеркнула: «Ещё более опасным представляется неверное истолкование содержащихся в конституционном законе о Конституционном Суде положений о юридической силе его решений, приводящее к тому, что судебная практика, включая практику Верховного Суда Российской Федерации, не рассматривает принятые Конституционным Судом постановления как обязательные для судов общей юрисдикции … Несомненно одно: если каждый из судов любого вида юрисдикции не считает для себя обязательными решения судов другой юрисдикции, принятые в пределах их компетенции, то нет не только единства судебной системы, но нет и судебной власти как таковой»4.
Сегодня обязательность решений Конституционного Суда уже не вызывает сомнений (как собственно и постановлений Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также
3 Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М, 1998 С. 228. (глава написана В.А. Кряжковым).
4 Морщакова Т.Г. Разграничение компетенции между Конституционным Судом и другими судами Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда РФ. 1996. № 6. С. 30-31.
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: теория и практика
35
Европейского Суда). Тем не менее, как указано в Информации Конституционного Суда Российской Федерации об исполнении решений Конституционного Суда Российской Федерации, «следует констатировать, что за годы функционирования конституционного правосудия практически все основные отрасли, институты развивались, а порой в определяющей мере, под непосредственным влиянием решений Конституционного Суда. Большинство этих решений реализуется надлежащим образом, однако некоторые, вопреки требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», длительное время остаются неисполненными. На эту проблему в своём обращении к Федеральному Собранию от 5 ноября 2008 года указал Президент Российской Федерации»1.
Кроме того, как отмечено в Информации Конституционного Суда, наиболее часто проблемы, связанные с исполнением решений Конституционного Суда, возникают в сфере деятельности правоприменительных органов2. В качестве одной из таких проблем Конституционный Суд указал на то, что хотя требование обязательности относится ко всем решениям Конституционного Суда Российской Федерации, вне зависимости от того, в какой процессуальной форме (постановление, определение) они принимаются, встречаются случаи, когда судебные органы в качестве основания для пересмотра правоприменительных решений рассматривают только постановления – решения, выносимые
1 Информация Конституционного Суда Российской Федерации об исполнении решений Конституционного Суда Российской Федерации утв. Решением КС РФ от 21 апреля 2009 // Журнал Конституционного правосудия № 4 (10) / 2009. С. 6.
2 Там же. С. 11.
по итогам слушания дела. Таким образом, наиболее остро стоит проблема исполнения определений. Практика показывает, что суды общей юрисдикции в таких случаях, не смотря на неоднократно выраженные позиции самого Конституционного Суда по различным основаниям отказываются пересматривать судебные решения по делам заявителей в Конституционный Суд.
Так, вызывающая интерес правовая ситуация сложилась вокруг дела о проверке конституционности положения статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 ГПК РФ. В Постановлении от 5 февраля 2007 года N 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 ГПК Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами ОАО "Нижнекамскнефтехим" и ОАО "Хакасэнерго", а также жалобами граждан М.-С.А. Абакарова и других Конституционный Суд Российской Федерации признал статью 389 ГПК Российской Федерации конституционной, придав данной статье новый конституционно-правовой смысл. Согласно ст. 389 ГПК РФ Председатель Верховного Суда Российской Федерации или заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации имеет право внести в Президиум Верховного Суда Российской Федерации мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности в той мере, в какой предусмотренное ею правомочие может быть реализовано только при наличии обращения заинтересованных лиц, по общим правилам главы 41 ГПК.
Помимо данного разъяснения Конституционный Суд указал также на то, что федеральному законодателю при реформировании надзорного
№3 (21) 2010
36
производства, включая процедуры инициирования надзорного пересмотра судебных постановлений в Президиуме Верховного Суда Российской Федерации, надлежит - исходя из целей обеспечения единообразного применения закона и руководствуясь Конституцией Российской Федерации и настоящим Постановлением - конкретизировать порядок осуществления правомочия, предусмотренного статьей 389 ГПК Российской Федерации.
Помимо прочего, Суд в очередной раз подчеркнул, что выявленный в Постановлении конституционно-правовой смысл статьи 389 ГПК Российской Федерации является общеобязательным и исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике (пункт 7 резолютивной части), а правоприменительные решения по делам заявителей, основанные на статье 389 ГПК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий (пункт 10 резолютивной части).
С учётом данного постановления, ст. 389 ГПК РФ в Федеральном законе от 4 декабря 2007 года № 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" была изложена в новой редакции.
Обоснованно полагая, что данное постановление даёт право на обращение с заявлением о пересмотре, т.к. является вновь открывшимся обстоятельством, заявитель обратился в Президиум Верховного Суда. Однако Президиум Верховного Суда Российской Федерации посчитал, что Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года № 2-П вновь открывшимся обстоятельством не является, поскольку содержащиеся в нем выводы относительно условий допустимости реализации правомочия, предусмотренного статьей 389 ГПК Российской Федерации, адресованы исключительно федеральному законодателю и ко времени внесения заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации представлений о пересмотре судебных постановлений и их рассмотрения Президиумом Верховного Суда Российской Федерации "объективно не могли быть учтены".
В связи с данным постановлением Президиума Верховного Суда РФ ОАО «Хакасэнерго» обратилось в Конституционный Суд с вопросом о том, имеет ли данное Постановление обратную силу в отношении вынесенных по делам заявителей судебных постановлений, т.е. подлежат ли эти судебные постановления пересмотру, если да, то в каком порядке, при том, что Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации такого рода случаи непосредственно не предусмотрены?
Рассмотрев заявление, Конституционный Суд Российской Федерации вынес определение от 11 ноября 2008 г. № 556-О-Р «О разъяснении постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года № 2-П по делу о проверке конституционности положения статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации». Конституционный Суд в своём разъяснении указал на несколько существенных моментов:
1. Норма, конституционно-правовой смысл которой выявлен Конституционным Судом Российской Федерации, может действовать и применяться только в нормативном единстве с подтвердившим ее конституционность решением
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: теория и практика
37
Конституционного Суда Российской Федерации.
2. Из части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" вытекает обязательность последующего пересмотра по результатам конституционного судопроизводства решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам заявителей, основанных на применении нормы в ее неконституционном истолковании, повлекшем нарушение конституционных прав и свобод граждан, а также публичных интересов. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно подчеркивал, что правоприменительные решения, основанные на акте, которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал не соответствующее Конституции Российской Федерации истолкование, т.е. расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, впоследствии выявленным Конституционным Судом Российской Федерации, подлежат пересмотру в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации в установленном законом порядке. Отказывая в таком пересмотре, суды общей юрисдикции и арбитражные суды фактически настаивали бы на истолковании акта, придающем ему другой смысл, нежели выявленный в результате проверки в конституционном судопроизводстве, т.е. не соответствующий Конституции Российской Федерации, и тем самым преодолевали бы решение Конституционного Суда Российской Федерации, чего они в силу статей 118, 125, 126, 127 и 128 Конституции Российской Федерации делать не вправе.
3. Решение Конституционного Суда Российской Федерации, которым в результате выявления конституционно-правового смысла нормы устраняется ее действие в неконституционном истолковании, обладает обратной силой в отношении дел заявителей, обратившихся в Конституционный Суд Российской Федерации, т.е. имеет те же последствия, что и решение, которым норма признается не соответствующей Конституции Российской Федерации. Дела этих заявителей во всяком случае подлежат пересмотру компетентными органами безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения в эти органы и независимо от того, предусмотрены ли соответствующие основания для пересмотра дела в иных, помимо Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", актах.
4. Отсутствие непосредственно в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого основания для пересмотра дела, как выявление Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правового смысла нормы, который ранее в процессе правоприменения ей не придавался, не может служить поводом для отказа в пересмотре. Иное - вопреки требованиям и предназначению статьи 125 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации, а также статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" - приводило бы к невозможности исполнения решения Конституционного Суда Российской Федерации и потому лишало бы смысла обращение заявителей в Конституционный Суд Российской Федерации, делая иллюзорным предоставленный гражданам и их объединениям способ защиты своих прав с помощью конституционного правосудия.
Анализируя отдельные положения разъяснения Конституционного Суда, следует отметить следующее: действительно, в соотв. с п. 5 ст. 392 ГПК РФ снованием для пересмотра по
№3 (21) 2010
38
вновь открывшимся обстоятельствам является признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, применённого в конкретном деле в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации и ничего не говорится о том, что основанием является также придание нового конституционно-правового смысла конкретному положению статьи.
Однако, общеизвестным является то, что постановления, определения Конституционного Суда общеобязательны, а это значит, что Президиум Верховного Суда при пересмотре должен был учесть сформулированные правовые позиции Конституционного Суда, но не сделал этого.
Как выше было представлено, Президиум Верховного Суда не счёл нужным рассматривать постановление Конституционного Суда в качестве вновь открывшегося обстоятельства. Не смотря на то, что и в науке было высказано мнение об ошибочности понимания таких постановлений вновь открывшимися обстоятельствами, тем не менее, представляется, что в описанном случае возникает необходимость пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу.
Так Л.А. Терехова полагает, что несоответствие Конституции РФ закона, применённого в конкретном деле, не может являться вновь открывшимся обстоятельством. Суд не может признавать норму неконституционной (это исключительные полномочия Конституционного Суда РФ, но он обязан оценить соответствие закона Конституции РФ, не применять такой закон и обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом. Если судья этого не сделал – налицо его виновная ошибка. А институт пересмотра по вновь открывшимися обстоятельствам предполагает, что такой пересмотр производится в случаях безвиновного вынесения неправильного решения1.
Кроме того, Л.А. Терехова считает, что наличие вновь открывшихся обстоятельств должно стать одним из оснований для надзорного пересмотра судебных актов вышестоящим судом2.
Так как этот вопрос не относится к предмету данного исследования, поэтому детальному обсуждению описанную правовую ситуацию подвергать не будем. Тем не менее, нужно заметить, что если вновь открывшиеся обстоятельства станут одним из оснований для надзорного пересмотра судебных актов вышестоящим судом, то вряд ли такие изменения сделают систему пересмотра эффективнее. Кроме того, установленный законодательством шестимесячный срок для подачи надзорной жалобы, не будет приемлемым для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, в частности по основанию, предусмотренному п. 5 ст. 392 ГПК РФ. Единственное что кажется приемлемым, это рассматривать такие основания, как признание Конституционным Судом Российской Федерации не ответствующим Конституции Российской Федерации закона, применённого в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации и установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о
1 Терехова Л.А. Надзорное производство в гражданском процессе: проблемы развития и совершенствования. М., 2009. С. 135.
2 См. подробнее: Терехова Л.А. Надзорное производство в гражданском процессе: проблемы развития и совершенствования. М., 2009. С. 122-147.
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: теория и практика
39
защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека в качестве не вновь открывшихся обстоятельств, а в качестве исключительных обстоятельств и соответственно производство, в котором будут пересматриваться дела по указанным основаниям – производством в связи с исключительными обстоятельствами.
Возвращаясь к информации Конституционного Суда об обязательности и постановлений и определений, можно привести ряд решений Конституционного Суда, где это неоднократно подчёркивалось. Так, обращаясь к таким решениям, следует упомянуть постановление Конституционного Суда десятилетней давности от 16 июня 1998 г. № 19-П «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации», в котором было отмечено, что решения Конституционного Суда Российской Федерации, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве, и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов.
И далее: только Конституционный Суд Российской Федерации выносит официальные решения, имеющие общеобязательное значение. Поэтому его постановления являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путём повторного принятия отвергнутого неконституционного акта, а также обязывают всех правоприменителей, включая другие суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации1.
В последствии в различных решениях Конституционного Суда также не раз упоминалось и указывалось на обязательный характер указанных решений. С учётом свойства обязательности, а также наметившейся тенденции на признание судебной практики источником права, в качестве разновидности последней необходимо рассмотреть и решения Конституционного Суда.
Таким образом, следует ещё раз отметить, что обязательными, а значит имеющими свойство источника права являются как постановления, так и определения Конституционного Суда Российской Федерации, которые обязательны, как указано в информации Конституционного Суда, к исполнению и, в частности, судами.
1 Постановление Конституционного Суда от 16 июня 1998 г. № 19-П «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации» / СЗ РФ. 1998. № 25. Ст. 3004. П. 4


 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта