КУЛЬТУРНАЯ АВТОНОМИЯ КАК СПЕЦИФИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

КУЛЬТУРНАЯ АВТОНОМИЯ КАК СПЕЦИФИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

Четверг, 12 Январь 2017
Журнал: № 1 (19) 2010
Скачать статью:

Научный и политический интерес к идеям автономии мы можем наблюдать на протяжении не одного столетия. Чем интенсивнее развивается общество, тем заметнее становится желание индивидов самостоятельно выбирать свое существование. Представляется, что развитие автономии через обретение ею новых черт и форм, согласованный диалог о культуре различных слоев населения нашего государства внесут в реальную жизнь российского общества дух толерантности к интересам и ценностям соседей и сограждан.

На сегодняшний день в отечественной юридической мысли рассматриваются в основном национальные автономии, которые реализуются в территориальной и культурных формах.

Словосочетание «культурная автономия» используется преимущественно по отношению к национально-культурной и культурно-национальной автономии. Данный термин употребляется и в зарубежном праве, указывая на этнический или лингвистический и в тоже время неполитический характер данного объединения. Хотя, по сути, понятие культурной автономии должно применяться намного шире, а не только в рамках этничности.Исходя из этого, необходимо усилить аргументацию для выравнивания отношения личности к своему правовому положению и способам реализации своих культурных потребностей, что, на наш взгляд, может обновить концепцию культурной автономии.

В условиях реформирования многих институтов гражданского общества важно определить правовое положение каждой культурной организации, в особенности нуждающейся в поддержке государства для своего полноценного функционирования и устойчивого развития.

В отечественной правовой науке отсутствует единое общепринятое понятие культурной автономии. Так, многие специалисты в области права, политики, этнологии и социологии отожествляют культурную автономию с национально-культурной или культурно-национальной автономией.

Культурная автономия (от лат. сultura - возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание; от греч. autos - сам, nomos - закон, т.е. право личности, а также различных общин (культурных, которые занимаются возделыванием, воспитанием, образованием, развитием, почитанием в составе единого государства на внутреннее самоуправление нормами)  - право на развитие внутреннего самоуправления личности и различных групп по культурным интересам в составе единого государства.

В чем же различие между национально-культурной автономией и культурно-национальной автономией?

В.В. Савельев, рассматривая институт национально-культурной автономии как фактор укрепления российского федерализма, обращает внимание на необходимость разграничения понятий «национально-культурная» и «культурно-национальная» автономии[2].

Согласно ст. 20, 21 Федерального закона (далее ФЗ) «Об основах законодательства Российской Федерации о культуре» от 9 октября 1992 года № 3612-I[4], национально-культурная автономия Российской Федерации - это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой общественное объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории. Национально-культурная автономия является видом общественного объединения. Организационно-правовой формой национально-культурной автономии является общественная организация.

Таким образом, культурно-национальная автономия предоставляет возможность народам и этническим общностям объединиться в национальные культурные центры, национальные общества и землячества и является предпосылкой для создания национально-культурной автономии. Но национально-культурная автономия является объединением лишь одной этнической общности, национального меньшинства на соответствующей территории.

Исходя из предмета нашего научного интереса, рассмотрим детально содержание понятий «культурная» и «автономия».

Понятие «культура» означает исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях[6].

По мнению В.С. Жидкова и К.Б. Соколова, «культура начала формироваться в тот момент эволюции, когда в дополнение к генетической появилась логическая информация, т.е. примерно 25 тыс. лет назад. И у нее сразу появилось два аспекта – содержательный (накапливающееся содержание информации, зафиксированной на каких-то носителях) и функциональный (реализация исторически изменчивого набора социальных функций, который можно попытаться привести к некоему «общему знаменателю»)[8], что, несомненно, отражает культуру в целом. Таким образом, понятие «культура», «культурная» включает общечеловеческие и национальные ценности, которые постоянно развиваются в сфере религии, науки, технологий, искусства, семьи, личности.

К понятию «автономия» ученые и специалисты подходят с разных точек зрения. Так, под автономией в широком смысле понимается определенная степень самостоятельности каких-либо субъектов в вопросах их жизнедеятельности[10].

Б.А. Страшун отмечает, что довольно часто слово «автономия» употребляют для обозначения автономных территориальных единиц. Это не более чем канцелярит - чиновничий жаргон, не имеющий ничего общего с грамотной профессиональной речью юриста. Автономия - это статус, предполагающий определенную совокупность прав, а не территорию[12].

Таким образом, некоторые считают, что автономия - это территориальное самоуправление этнической общности людей, проживающих в данных пределах, а также самоуправление этнической общности без территориального ограничения. Существует также мнение, согласно которому автономия есть определенный статус, предоставленный государством кому - либо (здесь речь  ведется уже  не только об этнической общности, а о статусе человека, гражданина, объединения, территориальной организации и др. то есть о предоставленных ему или им правах и обязанностях) для самоуправления и реализации своих интересов.

Если вдуматься, то автономия, во-первых, это статус, который устанавливается нормами права, включает в себя правоспособность и дееспособность, во-вторых, это определенная возможность в соответствии со статусом самостоятельно решать внутренние вопросы. Такая возможность появляется после приобретения определенного правового статуса,  (это статус гражданина, лица без гражданства, иностранного гражданина, беженца, вынужденного переселенца, бипатрида или юридического лица, который и будет считаться автономной единицей).

С автономным состоянием связано обретение человеком своего статуса, а для группы людей - статуса юридического лица, что гарантировано ст. 30 Конституции Российской Федерации, по которой каждый имеет право на объединение, свобода деятельности общественных объединений гарантируется[14].

Надо сказать, что такой взгляд на культурную автономию реализован всеми демократическими странами, признающими первенство международного права над национальным (внутригосударственным) законодательством.

Хотя в законодательстве, как в федеральном, так и региональном, словосочетание «культурная автономия» не используется, Россия и ее субъекты в соответствии с международно-правовыми нормами определили круг отношений, состоя в которых человек может вести себя автономно в сфере культуры.

Анализируя эти возможности индивида, необходимо обратить внимание на следующее.

Культурная автономия - это форма самоопределения индивида для реализации своего культурного интереса как самостоятельно, так и коллективно.

Самостоятельно индивид может заниматься творчеством, наукой, образованием, исповедовать определенную религию, развивать и сохранять свою лингвистическую и этническую самобытность.

Если же образовался коллектив, который реализует те же духовно-культурные потребности, что и индивид, то такая культурная автономия по форме является коллективной и выступает как юридическое лицо, основываясь на частных интересах отдельных лиц или же группы лиц. Причем на первом этапе создания не все коллективы имеют государственную регистрацию. Примером могут служить религиозные группы, которые приобретают статус юридического лица, только если они существуют на территории Российской Федерации не менее 15 лет и уведомили государственный орган о своем намерении приобрести данный статус. Также местные национально-культурные автономии и общины коренных малочисленных народов не всегда изначально имеют статус юридического лица.

Формируемые культурные юридические лица будут являться общественными объединениями в форме некоммерческой организации, они войдут в предмет детального конституционно правового регулирования, хотя отчасти и попадут под влияние административного, гражданского и трудового права. К тому же эти организации обладают правом собственности в соответствии с законодательством Российской Федерации, могут заниматься предпринимательской деятельностью согласно своим уставным целям, то есть оказывать платные услуги, но не распределяют полученную прибыль между участниками.

В соответствии с законодательством они вправе:

- открывать образовательные организации, свободно распространять информацию о своей деятельности, учреждать средства массовой информации, осуществлять издательскую деятельность;

- участвовать в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления в порядке и объеме, предусмотренных законодательством. Так, религиозные организации могут согласовывать религиозные праздники, которые будут установлены в качестве нерабочих дней на соответствующих территориях;

- устанавливать и поддерживать без какой-либо дискриминации гуманитарные контакты с гражданами, общественными организациями иностранных государств.

Помимо прав культурная автономия имеет и обязанности, так, она вправе делать только то, что ей предписано законом. Зарегистрированные культурные автономии в коллективной форме обязаны отчитываться о своей деятельности в налоговые органы, в органы государственной власти, где они прошли регистрацию, информировать федеральный орган государственной регистрации об объеме получаемых от международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства денежных средств и иного имущества, о целях их расходования или использования и об их фактическом расходовании или использовании по форме и в сроки, которые устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Культурная автономия в индивидуальной и коллективной формах, как полноправный субъект общественных отношений, несет и ответственность исходя из состава правонарушения. В коллективных формах для нее может наступить в случае нарушения законодательства гражданско-правовая и административно-правовая ответственность. Участники же коллективной культурной автономии самостоятельно несут ответственность за свои деяния. Если рассматривать культурную автономию в индивидуальной форме, то ответственность в отношении нее предусмотрена, помимо гражданско-правовой и административно-правовой, еще и уголовно-правовая. Конституционно-правовая ответственность, как отмечают Б.Н. Габричидзе и А.Г. Чернявский, не имеет ни материального, не репрессивного характера: на гражданина, если он не является должностным лицом, эта ответственность не распространяется. В демократическом правовом государстве эта ответственность выступает как реальная гарантия противодействия злоупотреблениям властью[16]. В отношении ответственности предусмотрены санкции:

- для культурной автономии в индивидуальной форме - предупреждение и запрет по решению суда на  культурное изобретение или деятельность лица, иностранный гражданин и лицо без гражданства могут быть выдворены за пределы Российской Федерации по решению суда;

- для культурной автономии в коллективной форме - предупреждение, приостановление осуществления деятельности и ликвидация по решению суда.

Попытка выработать понятие культурной автономии по сути сопряжена с трудностями, так как граждане, иностранные граждане, лица без гражданства, бипатриды, семья не соответствуют коллективной природе юридического лица, но они безусловно могут быть единоличными культурными автономиями. На наш взгляд, необходимо расширить диапазон деятельности индивида и коллектива в рамках культурной автономии, что, безусловно, приведет к широким возможностям реализации культурных потребностей населения.

Таким образом, опираясь на сложившуюся систему законодательства Российской Федерации по вопросам культурной деятельности человека, следует отметить, что культурная автономия - это форма добровольного самоопределения индивида, реализации его личного интереса как самостоятельно, так и коллективно. Культурная автономия имеет права, обязанности и несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Культурная коллективная автономия реализуется в отдельных видах общественных объединений, выступающих в форме негосударственных, некоммерческих организаций, создаваемых для сохранения и развития культуры.



[2] Савельев В.В. Там же. -  С. 231.

[4]Федеральный закон от 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии»  (в ред. Федеральных законов от 21 марта 2002 № 31-ФЗ, от 10 ноября 2003 № 136-ФЗ, от 29 июня 2004 № 58-ФЗ, от 22 августа 2004 № 122-ФЗ, от 30 ноября 2005 № 146-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 25. - Ст. 2965.

[6] Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. - М., 1997. -  С. 17.

[8]Жидков В.С., Соколов К.Б. Там же. -  С. 40.

[10] Авакян С.А. Теория конституции.  - М., 1994. - С. 685-686.

[12] Иванов В.В. Автономные округа в составе края, областей - феномен «сложносоставных субъектов Федерации».  - М., 2002. - С. 32.

[14] См. подробнее: Федеральный закон от 5 декабря 2005 г. № 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества» (в ред. Федеральных законов от 03 декабря 2008 г. № 245-ФЗ, от 03 июня 2009 г. № 107-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 3. - Ст. 145;  Федеральный закон от 20 июля 2000 года №104-ФЗ "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (в ред. Федеральных законов от 22 августа 2004 г. №122-ФЗ, от 2 февраля 2006 г. №19-ФЗ)  // Собрание законодательства Российской Федерации, 2000. - № 30. - Ст. 312.; Федеральный закон от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (в ред. Федеральных законов от 17 мая 1997 г. № 78-ФЗ, от 19 июля 1998 г. № 112-ФЗ, от 12 марта 2002 г. № 26-ФЗ, от 21 марта 2002 г. № 31-ФЗ, от 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ, от 08 декабря 2003 г. № 169-ФЗ, от 29 июня 2004 г. № 58-ФЗ, от 02 ноября 2004 г. № 127-ФЗ, от 10 января 2006 г. № 18-ФЗ)   // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 21. - Ст. 4465; Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных организациях» (с изменениями, внесенными: Федеральным законом от 26 марта 2000 года № 45-ФЗ (Российская газета, № 62, 30.03.2000); Федеральным законом от 21 марта 2002 года № 31-ФЗ (Российская газета, № 53, 26.03.2002) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 39. - Ст. 1930;  Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (в ред. Федеральных законов от 26.11.1998 № 174-ФЗ, от 08.07.1999 № 140-ФЗ, от 21.03.2002 № 31-ФЗ, от 28.12.2002 № 185-ФЗ, от 23.12.2003 № 179-ФЗ, от 10.01.2006 № 18-ФЗ, от 02.02.2006 № 19-ФЗ, от 03.11.2006 № 175-ФЗ, от 30.12.2006 № 274-ФЗ, от 30.12.2006 № 276-ФЗ, от 02.03.2007 № 24-ФЗ, от 17.05.2007 № 83-ФЗ, от 26.06.2007 № 118-ФЗ, от 29.11.2007 № 278-ФЗ, от 01.12.2007 № 300-ФЗ, от 13.05.2008 № 68-ФЗ, от 22.07.2008 № 148-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 3. - Ст. 145.; Федеральный закон от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» (в ред. Федеральных законов  от 19.07.1998 № 111-ФЗ, от 17.12.1998 № 189-ФЗ, от 03.01.2000 № 41-ФЗ, от 29.12.2000 № 168-ФЗ, от 22.08.2004 № 122-ФЗ, от 30.06.2005 № 76-ФЗ,  от 31.12.2005 № 199-ФЗ)  // Российская газета. - 1996. - 3 сентября. - № 127; Закон Российской Федерации «Об образовании». Текст с изм. и доп. на 2009 год. - М.: Эксмо, 2009;  Федеральный закон от 9 октября 1992 года № 3612-I «Об основах законодательства Российской Федерации о культуре» (в ред. Федеральных законов от 23 июня 1999 г. № 115-ФЗ,  от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ, от 31 декабря 2005 г. № 199-ФЗ, от 03 ноября 2006 г. № 175-ФЗ, от 29 декабря 2006 г. №258-ФЗ, от 23 июля 2008 г. № 160-ФЗ)  // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1992. - № 46. - Ст. 2615; Федеральный закон от 25 октября 1991 года № 1807-I. «О языках народов Российской Федерации»  (в ред. Федеральных законов от 24.07.1998 № 126-ФЗ, от 11.12.2002 № 165-ФЗ) // Ведомости РСФСР. - 1991. - № 50. - Ст. 1740; Федеральный закон от 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии»  (в ред. Федеральных законов от 21 марта 2002 № 31-ФЗ, от 10 ноября 2003 № 136-ФЗ, от 29 июня 2004 № 58-ФЗ, от 22 августа 2004 № 122-ФЗ, от 30 ноября 2005 № 146-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 25. - Ст. 2965 и др.

[16] Кондрашев А.А. Конституционно-правовая ответственность в Российской Федерации: теория и практика. - М.: Юристъ, 2006. - С. 261.



 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта