К ВОПРОСУ О ГЕНЕЗИСЕ ПРАВОВОГО ПОЗИТИВИЗМА

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

К ВОПРОСУ О ГЕНЕЗИСЕ ПРАВОВОГО ПОЗИТИВИЗМА

Понедельник, 27 Ноябрь 2017
Журнал: № 4 (22) 2010
Скачать статью:

В статье предпринята попытка рассмотрения проблематики становления и развития правового позитивизма в контексте эволюции правовых и социальных институтов.
Ключевые слова: понимание права, тип правопонимания, классификация типов правопонимания, юридический подход в правопонимании, правовой позитивизм.

Важнейшим феноменом общественных отношений и культуры является право. Среди совокупности теоретико-правовых изысканий в настоящее время проблема правопонимания имеет первостепенное значение. Повышенный интерес к методологии правового позитивизма детерминируется не только необходимостью теоретико-
методологического осмысления стратегических направлений развития правовой системы современной России, но и потребностью в обобщении исторического опыта.
Неоднозначная ее трактовка обуславливается сложностью и многогранностью проявления. В отечественной и зарубежной правовой науке присутствуют самые различные подходы в правопонимании. Среди совокупности различных концепций доминируют позитивистские варианты, рассматривающие данные категории как в юридическом, так и в социологическом ключе.
Процесс оформления правового позитивизма имеет свою специфику и обусловлен рядом факторов. Своеобразие становления западноевропейской цивилизации, воспринявшей традиции античного Рима в правовом регулировании общественной практики, обусловило особенность оформления и развития позитивистского правопонимания. Следует заметить, что еще в юриспруденции средневековья эмпирические методы наблюдения и описания применялись при догматической обработке правовых материалов. Усилиями глоссаторов юриспруденция оформляется в систему принципов и идей, в систематизированное знание, позволявшее анализировать собственно юридические проблемы.
Утверждение правового позитивизма происходило в противоборстве с теорией естественного права. В раннем средневековье доминировало единство морально-нравственных и правовых норм. Естественное право признавалось высшим источником права. Неповиновение власти, нарушающей каноны естественного права, не возбранялось, но и даже предписывалось. Правитель, нарушающий морально-юридические каноны, мог лишиться властных полномочий. В Новое время, с упрочением позиции светской власти, правовая норма и правотворчество стали прерогативой собственно самой власти. Позитивное право стало восприниматься проявлением воли суверена. Позитивность в контексте позитивного права означала долженствование права (законов, договоров, указов), устанавливаемого государственными инстанциями. Оформившаяся правовая культура во многом отождествляла право с установленным порядком. В качестве «естественного» состояния признавалось право как эмансипация воли суверена, что уже изначально детерминировало возникновение юридического позитивизма.
В обществоведческих науках, в том числе и правоведении, позитивизм явился во многом эпифеноменом индустриально-технократического этапа развития западной цивилизации. В социальных и юридических науках оформление позитивного метода анализа произошло путем заимствования методологии научного поиска, принятого в естественнонаучных дисциплинах. В социально-философском и правовом контексте позитивизм воспринимался как нечто «позитивно данное», «бесспорно существующее». Основание методологии составили принципы познания Д. Юма, Дж. Милля, О. Конта и других философов-позитивистов. Справедливости ради необходимо отметить, что еще до утверждения философии позитивизма в юриспруденции предпринимались попытки сведения права к фактам физической или психологической реальности. Позитивистский метод исследования в правоведении стал своеобразной реакцией на неспособность господствовавшей прежде совокупности юридических знаний, связанной с метафизической методологией познания, разрешить проблемные вопросы в усложняющейся социально-правовой практике. Научные изыскания П.
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: теория и практика
29
Лабанда, К. Бергбома в Германии, И. Бентама, Д. Остина в Англии, Г. Ф. Шершеневича в России способствовали утверждению позитивизма в теории права.
При рассмотрении специфики развития западноевропейского юридического позитивизма следует указать на тот факт, что практически в большинстве стран Западной Европы в первой трети XIX века в результате буржуазных революций утвердились либерально-демократические принципы. В позитивизме нашло отражение стремление к сохранению стабильности и обеспечению социального порядка. Реализация частного права, обеспечение права и свободы личности находились в зависимости от властной составляющей. Правовая норма представлялась инкорпорированной в законодательство и, как следствие, не нуждающейся в изменениях. Усилиями позитивистов была выработана целая система аргументов в пользу позитивного права и оправдания монополии государства в правовой сфере. Правовой позитивизм, увязывая восприятие правовой нормы с объективной действительностью, рассматривает право как совокупность общеобязательных, абстрактных, формально-определенных правил поведения, принятых (или санкционированных) и охраняемых государством. Признаками права предстают только реальные факты внешнего мира, (акты власти, фактическое применение или исполнение правил поведения) или внутреннего мира (психологические факты «признания», «переживания должного», «чувство долга» и т.д.). Причем основной характеристикой права выступает эмпирически установленный факт наличия или действия юридической нормы.
Следует отметить, что в исследовании сущности права методология правового позитивизма в полном объеме оправдана только применительно к относительно развитой системе законодательства и в условиях стабильного общественного устройства. В инструментальном плане позитивистско-нормативное правопонимание значимо только в том случае, когда в общественном сознании правовые и социальные нормы существуют в единстве, а право в массовом сознании легитимно. Юридический позитивизм ограничивал восприятие права формально корректно установленной нормой. Правовая система сводилась к системе норм, а система научного знания о праве – к совокупности высказываний о праве. Право воспринималось в качестве фундаментальной нормы, по отношению к которой все иные социальные элементы образуют подчиненную, второстепенную роль. Представители правового позитивизма были убеждены, что именно «беспредпосылочное» оперирование только одними «чистыми фактами» позволяет познать сущность права, власти, государства и построить подлинную науку – юриспруденцию.
В России позитивизм, как метод научного анализа, приобрел доминирующее положение только к концу XIX века. «Нам приходилось, – признавался Н.М.Коркунов, – сразу делать два дела: наверстывать старое и упущенное нами, и не отставать, поспевать за западной наукой в ее прогрессивном развитии. Тем не менее, в какие-нибудь полтораста лет мы почти успели наверстать отделявшую нас от западных юристов разницу с лишком шесть столетий»1.
Юридический позитивизм утвердился в российском правоведении усилиями Г. Ф. Шершеневича, С. В. Пахмана, Н. И. Палиенко, Е. В. Васьковского и др. Позитивная теория права, привнесенная на российскую почву, развивалась в совершенно иных условиях, чем в западноевропейских странах.
1 Коркунов Н.М. История философии права. – СПб., 1903. – С. 262.
№4 (22) 2010
30
Большинство социальных и правовых институтов, принципы организации социальной и экономической жизни, характерные для утвердившегося буржуазного общества, находились еще на стадии становления и не получали отражения на практике. Можно сказать, что научная мысль реципировала идеи юридического позитивизма при отсутствии условий для их практического воплощения. Другая особенность развития дореволюционной правовой мысли заключалась в критическом отношении к действующему законодательству, что с неизбежностью обуславливало рассмотрение положительного права сквозь призму политических и этических аспектов его саморазвития. В отечественном правоведении отразилась специфика национального мышления, детерминирующая рассмотрение всех сторон общественной жизни с позиции монопринципа. В качестве такового предстает социум, рассматриваемый не как отдельно взятый индивид в западноевропейской интерпретации, а как некая предельная целостность. Не случайно в дореволюционной научной мысли присутствовало возвышение общечеловеческих ценностей, на основе которых представлялось возможным создание идеала общественного устройства. Правовая наука в России на рубеже XIX-XX вв. представляла собой множественность различных теоретических конструкций, включавших в себя элементы психологизма, естественно-правовые идеи, что приводило к своеобразному синтезу нормативистских, социологических, аксеологических и иных подходов. Наличие широкого плюрализма свидетельствовало о своеобразии в гносеологическом поиске и альтернативном, антиавторитарном восприятии и объяснении сущности власти и права.
В современной западной юридической науке различаются три основных вида правового позитивизма: этатистский, психологический и социологический. Этатический позитивизм включает в себя позитивизм И. Бентама, Дж. Остина, Дж. Ст. Милля, аналитическую юриспруденцию Г. Харда, «законнический» позитивизм и «чистую теорию» Г. Кельзена. Современный японский правовед Сетсуко Сато предложил выделять только два варианта юридического позитивизма: «социологический» (Дж. Остин), в котором преобладает английский эмпиризм, и «идеалистический» (Г. Кельзен), связанный с традициями немецкой идеалистической философии1.
На сегодня западное правоведение характеризуется поливариантностью теоретико-методологических установок в понимании права, которые отнюдь не исключают их взаимодополняемости. Так, сторонники позитивизма не отрицают моральной стороны в содержании права, что выражается в явной тенденции конвергенции юридического позитивизма и теорий естественного права. Можно с полным основанием утверждать о том, что позитивистская теория обретает этическое обоснование. На передний план выходит право, отражающее такие общечеловеческие ценности, как свобода, справедливость и равенство, подкрепленные общеобязательной силой. Определяющей тенденцией развития современного правопонимания выступает следующее: естественные права с помощью норм позитивного права получают признание, государство принимает на себя обязанность усиливать гарантии таких прав, что, в свою очередь, способствует укреплению принципа законности. Естественное право более подробно закрепляется в нормах позитивного права. Другой
1 Sato S. What differences are between natural law theory and legal la positivism? // Law, man and history: XII World cong. On philosophy of law a social philos-ophy. – Athens, 1995. – P. 242-243.
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: теория и практика
31
особенностью является усиление позиций социологического позитивизма. Основание данного процесса составляет переход от традиционного, формально-юридического типа рациональности права, основанной на суверенитете государственной власти, к перспективной рациональности, отражающей суверенитет каждой социокультурной группы в составе общества.
В отечественной правовой науке в настоящее время наблюдается повышенный интерес к позитивной теории права, которая все меньше воспринимается как рудимент доктрины прошлого, как буржуазная доктрина, имеющая антимарксистскую направленность и т. д. Юридический позитивизм, характерный для советской действительности, постепенно утрачивает свои позиции. В позитивистской теории права присутствуют различные основания в разграничении существующих направлений. В частности, профессор Г. В. Мальцев в правовом позитивизме выделил три группы учений, теорий и доктрин: государственно-институциональный (этатический), социологический и антропологический (психологический и биологический). Соответственно названные разновидности, по его мнению, ориентированы по преимуществу на три сферы правовой действительности: на государство, общество, или человека. Отвергая принцип «правового монизма», он подчеркивает, что право строится и функционирует на базе внутренней имманентной ему власти1. Подобная посылка позволяет говорить о нем как о стороннике социологического позитивизма. Совершенно иной позиции придерживается профессор М.И.Байтин, выделивший два основных направления правопонимания: нормативное и
1 Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. – М., 1999. – С. 149-150, 281.
широкое. Весьма скептически оценивая вклад сторонников широкого подхода к рассмотрению права в юридическую науку и практику, ученый полагает, что формирование единой юридической доктрины России нового столетия, по его мнению, возможно при условии, что его основу составит парадигма современного нормативного правопонимания2.
Ситуацию в современном правоведении осложняет отсутствие общепринятых критериев, по которым концепции и установки относятся к позитивистской теории. По мнению некоторых исследователей, в строго научном плане некорректно относить к позитивистским концепции, основанные на иной методологической направленности (кантианство, неокантианство, неогегельянство, феноменологическая философия и т.д.)3. Определенная сложность возникает при неопределенности категориального аппарата. Так, нередко понятия «юридический», «этатический» и «правовой» позитивизм рассматриваются как тождественные друг другу. Согласно одной позиции содержание понятия «юридический позитивизм» (juridical positivism) составляет право, рассматриваемое как совокупность правил (норм), образующих правовой порядок. Для «правового позитивизма» (legal positiv-ism) характерна правовая догматика. Только правопорядок, созданной законным путем посредством суверенной власти (И. Бентам) или определенный нормой высшего порядка (Г. Кельзен), имеет легитимный характер4.
2 Байтин М.И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани веков). Изд. 2-е, доп. – М., 2005. – С. 12-19, 57, 59.
3 Радько Т.Н., Медведева Н.Т. Позитивизм как научное наследие и перспектива развития права в России // Государство и право. 2005. № 3. – С. 6.
4 Ракитская И.Ф., Кузнецов Э.В. Онтология права в русской научной традиции (Л.И. Петражицкий). – СПб., 2002.
№4 (22) 2010
32
В самом широком контексте позитивистская теория исходит из признания реальности и права и власти, относительности их действительности, соответствия уровню развития общества и направленности по их совершенствованию по мере эволюции общества. В узком смысле слова под позитивным правом понимается «положительное действующее право», неразрывно связанное с полномочиями органов государственной власти, с волей государства. Обычно нормативный подход к праву ассоциируется с позитивным правопониманием. Если раньше критики нормативизма в качестве основного порока указывали игнорирование правоотношений как необходимого элемента права, то сегодня в качестве недостатка отмечается фетишизация юридической нормы, ее чрезмерное абстрактное логизирование.
Развитие гражданского общества, либерализация экономической и политической сфер жизнедеятельности, становление институтов и механизмов обеспечения и защиты прав личности способствуют расшатыванию доминирующего положения государственной власти. Право обретает новое качество, позволяющее ему возвыситься над властью и обуздать ее монопольное положение. На смену доминировавшей идеологии, культивировавшей систему с одним центром (власть), приходит осознание необходимости системы с двумя центрами (общество и власть). Посредством институтов гражданского общества постепенно расширяется участие социумов в социальном нормировании, нормотворчестве, в определении стратегии и тактики социальной и правовой политики. Происходит усиление роли и значения социальных общностей, объединений, организаций в обеспечении и защите
– С. 10.
прав и свобод личности. Расширение функций социального саморегулирования способствует усилению социологических аспектов в восприятии права.
Несмотря всю сложность проблемы, следует подчеркнуть, что позитивизм в методологическом плане расширяет горизонты научного анализа сущности права и власти и позволяет наполнить реальным содержанием правовые категории, исходя из потребностей правовой и социальной практики. Позитивизм права в прикладном аспекте предполагает обеспечение и защиту прав и свобод личности, достижение и поддержание правопорядка и социальной стабильности, создания социальной и правовой базы и механизмов по достижению социального согласия.
На сегодня в России единственным регулятором социальных отношений является позитивное право и действующее законодательство. В то же время юридический позитивизм утрачивает доминирующие позиции. Тем не менее, последовательно реализуемая в методологическом плане, позитивность права предполагает отход от формально-догматической юриспруденции и её трансформацию с учетом усиливающихся факторов саморазвития и саморегулирования, все более детерминирующих социокультурную динамику.


 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта