ЖУРНАЛУ «ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА» - 5 ЛЕТ

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

ЖУРНАЛУ «ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА» - 5 ЛЕТ

Вторник, 10 Январь 2017
Автор: Авторы
Журнал: № 1 (19) 2010
Скачать статью:

3 марта 2010 года в Институте права ГОУ ВПО «Башкирский государственный университет» прошло заседание Круглого стола, посвященного 5-летию основания общественно-политического и научно-правового журнала «Правовое государство: теория и практика». Журнал «Правовое государство: теория и практика» включен в Перечень ведущих рецензируемых журналов и изданий Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата юридических наук.

В работе Круглого стола приняли участие профессор кафедры теории и истории государства и права Института права БашГУ, д.ю.н., профессор, член-корреспондент Академии наук Республики Башкортостан, Заслуженный деятель науки Республики Башкортостан, основатель и идейный вдохновитель журнала «Правовое государство: теория и практика» Ф.М. Раянов. На юбилейном мероприятии посвященном 5-летию журнала «Правовое государство: теория и практика», принял  участие и выступил заведующий Отделом Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, д.ю.н., профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации С.А. Боголюбов, который стоял  у истоков создания журнала «Правовое государство: теория и практика». С.А. Боголюбов внес значительный вклад в сохранение журнала, в его развитие и популяризацию среди российской и зарубежной юридической общественности.

На заседании Круглого стола присутствовали учредители журнала «Правовое государство: теория и практика», а также представители юридической общественности из г. Москвы, Оренбурга и некоторых других городов. В порядке обсуждения выступили: З.И. Еникеев председатель постоянного комитета по местному самоуправлению и общественным объединениям Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, д.ю.н., профессор, заслуженный юрист Республики Башкортостан; И.З. Фархутдинов ведущий научный сотрудник Института государства и права Российской академии наук, главный редактор «Евразийского юридического журнала» д.ю.н., профессор; З.Д. Еникеев заведующий кафедрой уголовного права и процесса Института права БашГУ д.ю.н. профессор, Заслуженны   юрист Российской Федерации; О.В. Полстовалов главный редактор Журнала «Правовое государство: теория и практика», депутат Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, д.ю.н.; Р.В. Нигматуллин заместитель начальника по научной работе Уфимского юридического института МВД Российской Федерации, д.ю.н., профессор; Р.Х. Габитов заведующий кафедрой аграрного и экологического права Института права БашГУ, д.ю.н., профессор; М.Е. Бугера заместитель председателя комитета Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, к.э.н., доцент.

На торжественном мероприятии, посвященном 5-летию основания журнала «Правовое государство: теория и практика», приняли также участие ученые юристы, преподаватели и аспиранты из Института права Башкирского государственного университета, Башкирской академии государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан, Уфимского юридического института МВД России, Юридического института Академии ВЭГУ и др.

Ниже приводятся выступления участников Круглого стола.


Доклад доктора юридических наук, профессора, профессора кафедры теории

и истории государства и права Института права ГОУ ВПО «БашГУ»

Ф.М. Раянова на тему: «Актуальные проблемы теории и практики правового государства в России»


Актуальность проблем, стоящих в области осмысления теории и практики правового государства в сегодняшней России, напрямую связана с определением природы того государства, в котором мы живем и хотим жить. Действительно, сегодня многие россияне не очень четко представляют то, в каком государстве они живут. В то же время они хорошо знают, что когда-то в нашей стране было буржуазное государство, но оно не понравилось, его в 1917 г. сломали и создали социалистическое государство. Однако и советское социалистическое государство долго не просуществовало. В канун развала СССР и в первые постсоветские годы  (1988-1998 гг.) в стране более или менее обозначился переходной период: от советского социалистического государства наметили идти к демократическому правовому государству. Это стремление не только часто упоминалось в то время, но правовой характер нашего государства получил закрепление в Конституции постсоветской России 1993 года. Несколько лет довольно активно рассуждали о правовом государстве, а с начала ХХI века перестали даже говорить о нем. Так, начиная с 2001 года, в ежегодных Посланиях Президента РФ уже ни разу и ни по какому поводу не рассматривались потенциальные возможности правового государства в организации нашей общественной жизни. Более того, понятие «правовое государство» за эти десять лет в Посланиях Президента РФ вообще не употреблялось. Дело дошло до того, что словосочетание «правовое государство», закрепленное в Конституции РФ, некоторым вообще показалось излишним. Так, в очень красиво оформленном фолианте «Страны и народы», где дается политико-правовая характеристика 250 стран мира, в разделе «Россия» цитируется ст. 1 Конституции РФ, но то ли специально, то ли по какой - то другой причине опускается слово «правовое» и наше государство подается без своей важнейшей сущностной характеристики[2] В учебнике же «Политология» под редакцией В.Н. Лавриненко утверждается, что родоначальником теории правового государства является английский философ Джон Локк, изложивший данную концепцию в «Двух трактатах о правлении» (1690)[4].

Представители теории государства и права нашей страны не только не учитывают эти нюансы в развитии понимания природы правового государства в Германии, но и чуть ли не считают, что правовое государство вообще характерно только для небольшого числа стран, следующих традициям развития немецкого государства. Поэтому в отечественной правовой науке трудно встретить рассуждения о сущности теории правового государства в Великобритании, Франции, США. Не отличая сущности правового государства от его возможного названия в тех или иных странах, некоторые наши профессора даже считают, что в Великобритании, Франции, США правового государства вообще нет. Между тем подобную ошибку вскрыл С.А. Котляревский еще в 1915 году в своей монографической работе под названием: «Власть и право. Проблема правового государства»[6] В России первое такое ограничение власти императора произведено в 1905 г[8]. Однако мы исходим из представления о том, что правовое государство является самостоятельным типом государства, в отличие от всех иных до него существовавших государств, причем государством, учреждаемым гражданским обществом. В понятии «правовое государство» акцент следует сделать на слове «государство», а не на слове «право». Правовое государство - это государство, учреждаемое и формируемое гражданским обществом. Здесь можно употребить аналогично с тем, как если бы мы сказали «теократическое государство» для обозначения того, что государство создается богом.

В отличие от понятия правового государства, предлагаемого В.С. Нерсесянцем, у которого таковое понимается как «правовая форма организации и деятельности публично-политической власти»[10]. Должность спикера регионального парламента, как и в годы советской власти, является номенклатурой Москвы. Его кандидатура согласовывается с руководством страны и партии «Единая Россия». По действующему законодательству в Совете Федерации представлены по два члена от каждого субъекта: от парламента и исполнительной власти. Таким образом, получается, что назначенные руководством страны должностные лица: высшее должностное лицо субъекта и спикер парламента - определяют кандидатуры членов Совета Федерации. В итоге народ субъекта Российской Федерации не принимает участия в формировании верхней палаты парламента страны, что противоречит принципам демократии и федерализма.

III. Как известно, Конституция Российской Федерации была принята в период противостояния Государственной Думы и Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина в декабре 1993 г.

Обращая на это внимание, Виталий Третьяков отмечает, что «...победитель (аппарат) заглотил такой громадный кусок, которым уже поперхнулись и монархия, и коммунистическая диктатура. А ограничился бы частью - глядишь, и выжил бы» («Независимая газета», 17 ноября 1993 г.).

Объем полномочий главы государства определяет, по сути, степень концентрации власти, то есть раскрывает сущность «вертикали власти».

Согласно Конституции Российской Федерации главой государства является президент, статус которого очерчен в ней достаточно прямолинейно и не оставляет сомнений в истинных намерениях составителей документа. Статья 80 гласит, что президент является главой государства, гарантом Конституции, прав и свобод граждан. Он «принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие всех государственных органов». Таким образом, президент не только выводится за рамки системы трех властей - законодательной, исполнительной и судебной, но и ставится над ними, что присуще главным образом авторитарным и весьма далеким от демократии формам правления.

Этот вывод подтверждается целым рядом норм Конституции, закрепляющим за президентом чрезвычайные полномочия. Так, правительство формируется самим президентом, представляющим в Государственную Думу только кандидатуру председателя правительства. Отказ в утверждении любого кадрового предложения может привести к роспуску нижней палаты, что, по сути, однозначно диктует одобрение любой кандидатуры, предложенной президентом.

Крайне двусмысленны положения Конституции о роспуске Государственной Думы и в других случаях кризиса государственной власти. Основания для ее роспуска определяются президентом бесконтрольно. Таким образом, нижняя палата парламента превращена в безвольный и фактически безвластный орган, поскольку над ней постоянно висит «дамоклов меч» досрочного роспуска.

Слабым выглядит высший законодательный орган и в других отношениях. Весьма проблематичным становится преодоление вето президента на принятые законопроекты. И совершенно нереальной является возможность отрешения президента от должности.

В Конституции Президент не назван главой исполнительной власти, но объем его полномочий свидетельствует о фактическом его верховенстве в этой сфере. Он утверждает структуру федеральных органов исполнительной власти и состав правительства (ст. 112), назначает по представлению председателя правительства единолично министров и других должностных лиц (ст. 83), отправляет правительство в отставку (ст. 83), издает указы и распоряжения, обязательные к исполнению правительством (ст. 90), вносит в парламент законопроекты (ст. 84), вводит в стране чрезвычайное положение (ст. 87), назначает общенародный референдум (ст. 84). Все федеральные судьи назначаются Президентом Российской Федерации. Таким образом, вся полнота власти сосредоточена в руках президента, но никаких механизмов ответственности за курс правительства не предусмотрено.

Обращая на это обстоятельство внимание, зарубежный исследователь В. Шляпентох пишет: «В сущности, многие элементы в постсоветской России, и особенно при режиме Путина, могут быть интерпретированы только в терминах авторитарной модели. В 2007 г., к концу второго президентского срока, Путин сосредоточил в своих руках такую власть, которой не обладал ни один советский руководитель после 1953 г. Всего за три года он уничтожил все остатки разделения властей. Он превратил парламент в марионеточный институт, чем-то похожий на Верховный совет прошлой эпохи. Судебная власть склонилась перед Путиным точно так же, как она склонялась перед советскими хозяевами Кремля»[12], для принятия законов по предметам совместного ведения необходимо одобрение 1/3 парламентов и высших исполнительных органов субъектов Российской Федерации. Если 1/3 субъектов Российской Федерации выскажутся против принятия данного Федерального закона, то Государственной Думой создается согласительная комиссия.

Однако на деле эти полномочия субъектов не получают реализации, поскольку большинство парламентов субъектов проводят свою сессию один раз в месяц и по этой причине не успевают рассматривать проекты федеральных законов в указанный срок.

V. В стране отсутствует бюджетный федерализм. В настоящее время около 70% налоговых поступлений уходит в центр. В результате идет экономическая деградация регионов. Если 5 лет тому назад было 48 доноров-регионов, то к 2010 году их число сократилось до 24… К примеру, в этом году Республикой Башкортостан принят бюджет с дефицитом 13 млрд. 800 млн. рублей. Таким образом, растет количество депрессивных регионов. Конечно, это отрицательно сказывается на качестве жизни наших граждан. Так, продолжительность жизни русских мужчин - одна из самых низких в мире (на уровне Сомали) и составляет 59 лет. Для сравнения: на Кубе этот возраст составляет 79 лет.

В ООН главным показателем состояния народов и государств является качество человеческого потенциала. Набор критериев довольно широк: духовное состояние общества, уровень здравоохранения, образования, продолжительность жизни. Мы же по этому показателю скатились на 73-е место в мире. Для сравнения: Куба стоит на 25 пунктов выше[14].

По мнению депутата Государственной Думы Российской Федерации Геннадия Гудкова, объем коррупционнного рынка в Российской Федерации достигает от 300 до 400 млрд долларов. У меня нет оснований не доверять полковнику ФСБ, много лет отдавшему внешней разведке Г. Гудкову, который считает, что «…в России власть новой номенклатуры. Она подчиняет себе абсолютно все партии, парламент, суд»[16].

Национальное право, еще раз подчеркнем, сохраняло, сохраняет и будет сохранять свою, присущую только ему в силу государственного суверенитета, прерогативу определять и устанавливать правовой статус имущества, которое иностранные и физические лица вправе ввозить в страну, а также имущественные права, которые они в стране пребывания могут приобрести.

Наряду с иностранными юридическими лицами в качестве иностранных инвесторов могут выступать также иностранные физические лица, в круг которых включаются иностранные граждане и лица без гражданства при условии, что они постоянно проживают за пределами Российской Федерации. В международном праве защита прав собственности иностранного инвестора имеет важное значение. Право собственности является центральным, системообразующим институтом международного частного права, регулирующим права конкретных субъектов по использованию своего имущества[18]. Согласно ст. 16 Конституции РФ к данным основам относится и положение ее 1-й статьи, провозгласившей Россию демократическим правовым государством. На учредительном съезде Ассоциации юристов России (далее - АЮР), состоявшемся в Москве 22 декабря 2005 года, отмечалась практическая невозможность строительства правового государства без большого количества специалистов в области права, без хороших юристов, которые должны быть в авангарде правового обучения и воспитания населения[20]. Эта мысль выражена также в Указе Президента РФ от 8 октября 2009 г. «О высшей юридической премии «Юрист года»», в преамбуле которого говорится о большом значении высокопрофессиональных юристов в формировании правового государства, укреплении законности и правопорядка, защите прав и свобод граждан[22]. В сентябре же того года в Нью-Йорке конференцией Международной ассоциации юристов приняты «Стандарты независимости юридической профессии». В этом документе сказано, что «справедливая система организации юстиции… является абсолютно необходимой для построения и функционирования правового государства» и что «на представителей юридической профессии и государственные органы возлагается обязанность обучать и просвещать общество относительно принципов правового государства, значения независимой судебной системы и всей юридической профессии, информировать их о правах и обязанностях, а также о возможных и надлежащих способах их осуществления»[24], справедливость - основой правового государства, а демократия - неотъемлемым его элементом[26].

В Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 19 сентября 2001 года по Европейскому кодексу полицейской этики указывается, что «система уголовной юстиции играет определяющую роль в защите верховенства права и полиция должна играть в этой системе важнейшую роль». В самом этом Кодексе закреплены положения, направленные на обеспечение верховенства права, законности, порядка, защиты прав человека, выявления, предупреждения преступности и борьбы с ней (п. 21). Особо выделяются правила о том, что «на всех уровнях полицейских служб должны действовать эффективные меры по предотвращению коррупции и по борьбе с ней» (п. 21) и что «полицейские расследования должны быть объективными и справедливыми» (п. 49)[28]. Знаменательно, что в характеристике Кодекса основными ценностями Совета Европы названы «плюралистическая демократия, правовое государство и права человека» (п. 2)[30].

Итак, анализируя международные акты, отечественные политико-правовые, ведомственные и иные документы, а также концептуальные идеи, мы убеждаемся в том, что для строительства в нашей России правового, справедливого государства и свободного, дееспособного гражданского общества нужны высококлассные юристы. Но возникает вопрос: адекватно ли количественно и качественно нынешнее состояние подготовки юридических кадров этим объективным потребностям? К сожалению, приходится констатировать: нет. Весьма компетентный в вопросах юриспруденции председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин, говоря о низком профессиональном уровне подготовки юридических кадров в стране, подчеркнул: «Они в нынешней России крайне недостаточны и по количеству, и по качеству. Высококвалифицированные юристы в острейшем дефиците»[32]. Ныне стране нужны не просто юристы, а юристы, хорошо подготовленные, обладающие незаурядными способностями выполнять свои обязанности в соответствии со статусом юриста. Необходимы юристы нового типа, юристы-личности, способные решать стоящие перед ними сложные и разнообразные задачи с опорой на новые принципы и в новых социально-экономических условиях. Нужны юристы творческие и оригинально мыслящие, понимающие и умеющие проводить в жизнь принцип приоритета общечеловеческих ценностей, включающих, в первую очередь, права, свободы и интересы человека; юристы, владеющие всей палитрой фундаментальных и специальных знаний, отвечающие всем параметрам модели юриста, приверженные идеям правового государства, готовые смело и решительно бороться за справедливость, законность, правопорядок и безопасность граждан. Они должны быть безупречными в нравственном отношении. Только такие юристы могут быть конкурентоспособными и востребоваными на рынке труда. Сегодня же, к сожалению, среди практикующих юристов немало лиц, которые не отвечают названным требованиям, страдают правовым бескультурьем, безнравственностью и даже совершают преступления, особенно коррупционные. К примеру, насколько велика коррумпированность милиции, свидетельствует статистика за 2009 год: к уголовной ответственности привлечено 4202 милиционера[34]. Соответственно, народ (общество) является субстанцией правового государства[36].

Тем не менее в России система всеобщего правового обучения и воспитания еще не создана. Следствием этого являются массовая юридическая безграмотность, распространенность правового нигилизма, различных правонарушений и правовая пассивность населения в нашей стране. В юридических вузах не ведется подготовка кадров, умеющих успешно выполнять функцию правового просвещения общества и воспитания у граждан надлежащей правовой культуры. Руководством страны сегодня выражена твердая политическая воля относительно преодоления правового нигилизма и повышения правовой культуры населения. Она отражена в Национальном плане противодействия коррупции, утвержденном главой государства 31 июля 2008 г.; Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 года; Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г.; Федеральной программе «Реформирование и развитие системы государственной службы Российской Федерации (2009-2013)», а также в некоторых других политико-правовых и программных документах. Однако нужны специальные организационные правовые начала на общегосударственном уровне. Крайне необходим Федеральный закон «О государственной политике Российской Федерации в области юридического образования, правового обучения и воспитания», который бы определял приоритетные направления государственной политики в области подготовки юридических кадров в стране, предусматривал создание системы всеобщего, непрерывного и последовательного правового обучения и воспитания населения и закреплял роль юристов в Российской Федерации[38].

Отсюда следует однозначный вывод о том, что проблемы повышения уровня профессиональной культуры юристов должны решаться радикально. Высшее юридическое образование должно модернизироваться таким образом, чтобы оно надежно обеспечивало подготовку юридических кадров, способных строить правовое государство, являющееся судьбой нашего Отечества. Правовое государство - это идеальная форма жизнеустройства человеческого общества. Только при таком общественном устройстве Россия может стать сильной, справедливой, процветающей, комфортной для жизни страной. Следовательно, для достижения этой заветной цели должны быть созданы все необходимые условия.


Р.В. Нигматуллин, доктор юридических наук, доцент, заместитель начальника

Уфимского юридического института МВД России по научной работе

«Правовое государство и стандарты современного международного права»


В соответствии со статьей 1 Конституции Российская Федерация является демократическим федеративным правовым государством. Проблема правового государства достаточно широко изучена в юридической науке. В качестве одного из признаков (принципов) правового государства доктринально закреплено соответствие внутреннего законодательства государства общепризнанным нормам и принципам международного права[40].

Таким образом, работа государственных органов по приведению российского законодательства в соответствие с международными стандартами должна носить системный характер, учитывающий как содержание конвенций, так и сроки их принятия.

На наш взгляд, необходима оптимизация процесса имплементации международных норм в национальное законодательство, которая включала бы в себя определение конкретных временных рамок, круг инициаторов и создание механизма, координирующего планомерную работу государственных органов по имплементации норм международного права в национальное законодательство. Четкое функционирование такого механизма способствовало бы неуклонному выполнению государством своих международно-правовых обязательств.

Данную проблему можно рассмотреть на примере имплементации международных стандартов во внутринациональное законодательство в области борьбы с преступностью. В действующих международных договорах нам кажется заслуживающим внимания законодателя ряд положений Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1988 г.), Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (2000 г.), Конвенции ООН против коррупции (2003 г.), Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (1990 г.), Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (1999 г.). Среди них положения:

- регламентирующие уголовную юрисдикцию по коррупционным делам;

- вводящие уголовную ответственность юридических лиц (эти положения закреплены в основных международных антикоррупционных конвенциях: в статье 18 Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (1999 г.) и в статье 26 Конвенции ООН против коррупции (2003 г.));

- обеспечивающие перенос бремени доказывания законного происхождения предполагаемых доходов или другой собственности, подлежащих конфискации, на подозреваемых. В законодательстве ряда развитых стран этот международный стандарт уже реализован. В случаях, когда имеются основания полагать, что имущество могло бы быть получено в результате совершения преступления, бремя доказывания законности приобретения имущества переносится на обвиняемого.

Вызывает сожаление тот факт, что до сих пор Россией не ратифицирована Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная странами СНГ 7 октября 2002 года. Она вступила в силу 27 апреля 2004 года. По состоянию на 1 июня 2009 года Конвенцию ратифицировали лишь Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Армения, Таджикистан, Азербайджан[42]. Привитие уважения к закону и праву в целом должно начинаться с самого раннего возраста. Необходимо возрождение правового воспитания и правовой пропаганды, совершенствование правового обучения на различных уровнях образовательной системы. Только в этом случае стандарты современного международного права станут действенным средством формирования правового государства.


Р.Х. Габитов, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой аграрного

и экологического права Института права ГОУ ВПО «БашГУ»

«Исторические и современные проблемы реализации положений правового государства в России»


В российской истории впервые на практическом уровне о «правовом государстве», его формировании заговорили в период создания первого представительного органа - Государственной Думы - в 1905-1906 годах. Государственная Дума изначально была разделена на сторонников кардинальных реформ и консерваторов, но обе российские стороны так и не смогли сформулировать конкретные меры для стабилизации в стране. Каждая из партий имела свою идеологическую платформу, но российскую многопартийность в общем можно свести к двум направлениям, сформировавшимся в середине XIX века (и существующим по настоящее время): славянофильству стремящихся к сохранению самодержавия) и западничеству (тяготеющему к становлению модели государства с выборной формой правления и системой разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную).

Несмотря на то, что в программу срединных партий: «партии демократических реформ», «мирного обновления», «прогрессистов» - входило построение правового государства и гражданского общества, они не внесли конкретных предложений для их построения. Основы правового государства заложены римской цивилизацией, и можно провести их исторический анализ и применить его к российской истории.

Основой представительства, заложенного в Древнем Риме, является закрепление частной собственности на землю, только затем создается представительный орган власти из собственников, возникает равноправие граждан и единая система суда и судопроизводства.

На этом фундаменте строится вся правовая система и ее составляющие - равенство граждан, единая система суда и судопроизводства.

Таков сценарий системы государственного управления и общества во всех странах - преемницах римской правовой системы.

Земельные реформы, которые проводились, начиная с реформ братьев Гракх в 134 году до н.э., не сводятся только к земельному переделу. Основная проблема земельных реформ во всех странах: как наделить землей большую часть населения и обеспечить социальную справедливость при использовании земли? Мировая история показывает, что земельные реформы ведут к расколу власти и попытка решения этой проблемы переделом земли в сторону укрепления больших земельных участков и ликвидации мелкого землевладения ведет к резкому расслоению общества, социальной нестабильности и взрывоопасной ситуации. Например, быстрая политика «огораживаний» в Англии в XVI веке привела к пауперизации сельского населения и гражданской войне, возврат к латифундиям и помещичья диктатура Порфирио Диаса привели к революции в Мексике 1910 года.

Несмотря на то что крепостное право было отменено, Манифестом 1861 года были введены частная собственность на землю и равенство, в 1906 году были приняты Основные законы и создан представительный орган,  тем не менее все законодательство Российской Империи было заполнено противоречиями и несоответствиями, к которым можно отнести бесправие  Государственного Совета и Государственной Думы и отсутствие разграничения их полномочий. Также, несмотря на провозглашенное равенство, к 1889 году был систематизирован «Свод законов о состояниях»[44] и свои источники права, хотя это одна категория земель сельскохозяйственного назначения. И такое состояние законодательства просуществовало до конца империи.

Такой же была и государственная политика. Реформа 1861 года медленно разрушала крупное помещичье (латифундистское) землевладение, сохраняя общинное. Столыпинская реформа 1906 года попыталась быстро разрушить общинное и насадить крупное латифундистское фермерское. Изменилась форма, а не содержание.

Таким же было и поведение только что, оформившихся  политических партий, хотя, проанализировав историю, для создания правового государства можно было сделать реальные шаги. Можно было составить проект новой системы законодательства, в основу которой  легло бы  римское право - частная собственность на землю и равенство граждан; устранить правовые противоречия, систематизировать и упорядочить законодательство, предложить проект новой правовой системы царю и выставить на обсуждение в Государственной Думе. Но деятельность всех партий, начиная с момента образования, свелась к выступлениям, митингам, собраниям и съездам. А при этом существовала реальная возможность указать на противоречивость законодательства и ближайшей российской политики.

Посмотрим на современное принятие основ правового государства, начавшееся в 90-х годах XX века. 12 декабря 1993 года референдумом была принята новая Конституция и проведены выборы в Государственную думу и Совет Федерации.

С принятием Конституции 1993 года завершилась правовая составляющая революции, которая началась с «перестройки» в 1987 году в СССР. В России установился политический строй, которому присущи разделение властей, президентская власть, идеологический плюрализм, наличие многопартийности (то есть признаки модели правового государства).

Несмотря на оформление такой модели, посмотрим на состояние законодательства, и прежде всего на состояние системы земельного права и права собственности на землю, с преобразования которых начались экономические реформы 1991 года. После принятия Конституции 1993 года, то есть реализации гражданских прав собственности, был принят Гражданский кодекс 1994 года, в котором «не работала» глава 17, регулирующая «Право собственности на землю», до принятия нового Земельного кодекса.

Земельный кодекс Российской Федерации был принят 25 сентября 2001 года - спустя 11 лет после начала реформы и 7 лет после принятия Гражданского кодекса. Многочисленные и разрозненные нормы земельного законодательства стали кодифицированы в одном акте. Однако с его принятием земельная реформа, с которой началось создание «правового государства», лишь вступила  в новую фазу поистине «эпического»  преобразования российского законодательства. В «продолжение» реформы в 2002 году был принят  Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». «Ключевую позицию» в этом Законе  занимает статья 4 «Предельные размеры и требования к местоположению земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения», которая устанавливает, что минимальный размер земельного участка, который может находиться в собственности одного лица, должен быть не менее 10% площади административного образования, то есть смысл статьи в том, что в пределах одного административно-территориального образования  должно быть не больше 10 собственников!

А ст. 5 Закона обязывает собственника земельного участка или доли в нем произвести их отчуждение в случае нарушения требований ст. 3 и 4 Закона. Им дается для отчуждения срок в один год со дня возникновения права собственности на эти земельные участки или доли в них либо со дня, когда собственник узнал или обязан был узнать об обстоятельствах, которые повлекли за собой нарушение требований ст. 3 настоящего Закона.

Такой «оборот» земли должен продолжаться до тех пор, пока не произойдет концентрация ее в одних руках до требуемого размера, то есть (согласно Закону!) не менее 10% общей площади сельскохозяйственных угодий соответствующего административно-территориального образования. В конечном итоге таких собственников земли сельскохозяйственного назначения в масштабе данного административно-территориального образования должно стать не более 10. То есть основное назначение закона – производить «оборот сельскохозяйственных земель» до тех пор, пока в административно-территориальном образовании будет только десять или меньше собственников.

Обороту земельных долей посвящены статьи 12, 13, 14, Закона. Основная идея статьи 14 - упрощение порядка владения, пользования и распоряжения земельным участком, находящимся в долевой собственности. По общему правилу, вопросы владения и пользования таким земельным участком в соответствии с нормами ГК РФ должны решаться общим собранием участников такой собственности. Статья устанавливает, что «общее собрание участников долевой собственности считается правомочным, если на нем присутствует не менее 20 процентов участников долевой собственности». Такая упрощенная установка нарушает принцип коллегиальности управления общей собственностью. Тем более что решение может быть принято всего двумя третями голосов присутствующих на общем собрании участников общей собственности.

Принятие такого закона умаляет права и свободы человека и гражданина, поскольку направлено на создание крупных земельных латифундий и упрощенный порядок их получения, а следовательно, нарушает Конституцию Российской Федерации, части 2 и 3 статьи 55 которой гласят: «2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Ни по одному из перечисленных ограничений не может быть ликвидировано право российских граждан иметь в частной собственности землю, что является неотъемлемым элементом конституционного статуса граждан в области земельных отношений.

Несмотря на принятие подобных законов и состояние земельно-правовых норм, противоречащее принципам права и Конституции РФ, Конституционный Суд в принятом 30 января 2009 года Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности положений пунктов 2, 3 и 4 статьи 13 и абзаца второго пункта 1 статьи 14 Федерального Закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» в связи с жалобой гражданки Л.Г. Погодиной[46]. Дело в том, что в ходе кардинальных реформ политической и экономической систем государства, положивших начало к переходу от командно-административной системы управления к социально-ориентированной рыночной экономике, были приняты два закона: Закон РСФСР «О земельной реформе» и Закон РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (1990). Согласно им государство провело реорганизацию коллективных хозяйств, в результате чего более 12 млн. наших соотечественников, проживающих на сельских территориях, получили земельные доли.

Исполнительная власть в рамках своих полномочий, с помощью оптимального правового механизма, немедленно должна была организовать оформление выдачи свидетельства о наличии земельной собственности каждому гражданину, имеющему земельную долю, без всяких предварительных условий. В настоящее время из-за превращения процедуры оформления земельных долей фактически в скрытую продажу (оплата за проведение земельного кадастра и регистрацию земельных участков в государственных органах) большинство земельных «дольщиков» из-за отсутствия денежных средств не сумели оплатить данные услуги. Вчерашние миллионы работников коллективных хозяйств, вследствие потери работы в связи с реорганизацией коллективных хозяйств в сельской местности, остались без основного средства производства и пополнили число безработных. Отсутствие работы на селе вынудило многих покинуть свои родные села, тем самым углубляя процесс деградации российских сел. В этом кроется одна из главных причин снижения производства сельскохозяйственной продукции отечественных товаропроизводителей и роста зависимости российской экономики от импорта, что ослабляет продовольственную безопасность России. Не случайно по этому поводу в федеральных и региональных органах государственной власти, научных социологических исследованиях и программах различных политических партий выражено одно объединяющее всех мнение, что земельная реформа не дала желаемого социально-экономического эффекта[48] признается социально значимой задачей в области аграрного сектора национальной экономики.

Разумеется, только эффективное распоряжение земельным ресурсом, который является в сельском хозяйстве еще и основным средством производства, позволит обеспечивать реализацию Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации, недавно утвержденной Президентом России Д.А. Медведевым.[50]. В то же время из-за отсутствия земельных участков идет отток сельского населения, и уменьшается количество личных подсобных хозяйств, поскольку интересы сельских жителей при заключении договоров с так называемыми инвесторами, органами местного самоуправления не отстаиваются.

На наш взгляд, серьёзным участком приложения сил политического руководства страны является аграрный сектор национальной экономики и стабильность его развития напрямую связано с соблюдением такого основополагающего принципа правового государства как взаимной ответственности государства и граждан.

Большинство новых собственников ни денежно, ни натурально, т.е. сельхозпродукцией, не компенсируют сельским жителям использование их же земельных долей, в то же время сельчанам все труднее становится вести хозяйств даже на своем подворье. Между тем в развитых рыночных странах государство заинтересовано во «всестороннем сельскохозяйственном развитии. Такой подход относится не только к использованию сельскохозяйственных земель, производительности и т.д., но также включает в себя заботу обо всем регионе в целом, о его населении, инфраструктуре, социальных проблемах»[52]. Более того, с юридической точки зрения, подчеркивали административисты, некорректно выделять эколого-правовую ответственность[54]. В унисон этому суждению, отмечается что в случае нарушения норм экологического права может возникать административная, уголовная, дисциплинарная или гражданско-правовая ответственность. Это связано с тем, делается вывод, что экологическое право лишено собственно (отраслевого) института юридической ответственности[56].

Нормы эколого-правовой ответственности также содержатся в законодательстве ряда государств. Так, 9 января 2007 г. был принят Экологический кодекс Республики Казахстан, где раздел 9 говорит об эколого-правовой ответственности и основании этой ответственности - экологическом правонарушении.

На наш взгляд, под эколого-правовой ответственностью следует понимать обязанность лица претерпевать неблагоприятные последствия личного, организационного или имущественного характера в случае нарушения экологического законодательства, предусмотренные в санкциях правовых норм, применяемые в определенном процессуальном порядке в целях полного возмещения экологического вреда до полного восстановления благоприятной окружающей среды.

Основными чертами эколого-правовой ответственности являются следующие: 1. Её необходимо рассматривать не как комплексную, а как самостоятельную форму юридической ответственности; 2. Это не только одна из самостоятельных форм юридической ответственности за экологические правонарушения, но и основная, главная форма ответственности в рассматриваемой сфере; 3. Основанием эколого-правовой ответственности является только экологическое правонарушение, а не факт причинения ненамеренного вреда; 4. Санкции этой ответственности, как и механизм её реализации, законодательством еще не выработаны; 5. Для реализации этой ответственности необходимо создание специально уполномоченных органов; 6. Применяться данная форма ответственности должна не произвольно, а на основании закона; 7. Все другие формы юридической ответственности за экологические правонарушения, среди которых, в частности, уголовно-правовая, гражданско-правовая и административно-правовая ответственность, являются составными элементами юридической ответственности за экологические правонарушения, но не эколого-правовой, и применяются наряду с эколого-правовой ответственностью; 8. Уголовно-правовая, гражданско-правовая, административно-правовая и другие формы юридической ответственности за экологические правонарушения не входят в эколого-правовую ответственность, а составляют комплексный институт юридической ответственности за экологические правонарушения; 9. Отношения между обществом и природой являются преимущественно публично-правовыми. В случае причинения экологического вреда в результате нарушения этих отношений применение гражданско-правовой экологической ответственности возможно, но данная форма ответственности не может полностью возместить такой вред, в отличие от эколого-правовой ответственности. Более того, в таких случаях, как правило, фактически нет оснований для применения гражданско-правовой ответственности, регулирующей отношения частно-правового характера, т.е. отношения равноправных субъектов.

Подводя итог, можно сказать, что, наряду с юридической ответственностью за экологические правонарушения, также существует эколого-правовая ответственность. При этом среди всех форм юридической ответственности за правонарушения в данной сфере эколого-правовая ответственность наиболее полно учитывает природу охраны окружающей среды, устанавливает единую терминологию. Без выделения этого правового института и придания ему особого статуса невозможно создать надежную и стройную систему охраны окружающей природной среды.


М.Р. Габитов,  кандидат юридических наук, доцент кафедры аграрного и экологического права: Института права ГОУ ВПО «БашГУ»

«Исторические и теоретические основы оформления современной (правовой) модели государства»


Определение категории «правовое государство» в юридических энциклопедиях и словарях звучит по-разному, несмотря на то что они расшифровывают один и тот же термин, например, «правовое государство (англ. law/juridical/legalstate) - тип государства, в котором функционирует режим конституционного правления, существует развитая и непротиворечивая правовая система и эффективная судебная власть,при одновременном наличии реального разделения властей с их эффективным взаимодействием и взаимным контролем, с развитым социальным контролем политики и власти. Общее демократическое устройство системы власти и политики правового государства органически связано с его правовыми установками. В основу правового государства заложено равенство власти, гражданина, общества и права, их правовое равенство перед законом. Власть в правовом государстве - власть закона, которому в равной мере подчиняются.

 …в странах, вступивших на путь демократического развития,  центральным моментом формирования правового государства стала разработка конституционных документов и борьба за введение конституционного правления, занявшая более трех столетий, которые протекли со времени первых трудов политических философов (Дж. Локка, В. Гумбольта) и первых конституционных документов в Европе и Америке (конец XVIII в.) до первой конституции в России (XX в.) и современных конституционных текстов [58]

«Правовое государство - государство, деятельность которого и степень вмешательства в жизнь общества четко ограничены демократически принятыми законами, прежде всего конституцией, выражающей волю суверенного народа. В правовом государстве действуют принцип взаимной ответственности государства и граждан за соблюдение закона и также принцип равенства всех перед законом; демократические принципы и процедуры, обеспечивающие реализацию гражданских прав человека на уровне международно признанных норм.

Теория разделения властей с определением властных полномочий через законодательство, развитая прежде всего Локком, Монтескье, а также в серии статей «Федералист» (один из авторов Дж. Медисон), нашедшая отражение в американской Декларации независимости (1776), во французской Декларации прав человека и гражданина (1789) и других актах, по сути поднимала проблемы правового государства, одновременно ставя вопрос о верховенстве закона. И. Кант выдвинул тезис о господстве определяемого законами права. Термин «правовое государство» утвердился в работах немецких юристов, прежде всего Роберта фон Моля «Правовое государство королевства Вюртембергского» (1829) и «Полицейская наука на основе правового государства» (1832-1834)»[60]. На протяжении всей римской истории считалось, что Сенат управляет Римом в сотрудничестве с простыми людьми. Законы и указы Рима провозглашались от имени SPQR, что означает SenatusPopulusqueRomanus- сенат и народ Рима. Эти таблицы на все последующие века стали основой всего римского права. В дальнейшем, примерно к 1 веку н. э., количество законодательных актов увеличилось, а также появились теоретические работы, например, комментарии Элия Пета Ката (II век до н. э.) и Марка Порция Катона (II век до н.э.)[62]

- естественное право (jusnaturale) - говоря современным языком, права, данные от природы:  право на жизнь, брачный союз и т.д.

В европейской и мировой истории эти две составляющие римского права легли в основу большинства государств, а государственная и правовая теория представительной формы правления и естественного права приобретали новое звучание. Произошли  это в Нидерландах в XVI веке. В сокращенном варианте история оформления современной модели государственной власти и обосновывающей ее теории государства и права такова.

Нидерланды в XVI веке были колонией Испании, самой могущественной страны в XVI и первой половине XVII века. Кроме Нидерландов в состав Испанской империи входили: территория современной Германии, включая Австрию и Венгрию, сама Испания (за исключением Португалии), Неаполь и Сицилия, колонии в Северной и Южной Америке.

 Такие огромные территории империи без эффективных средств коммуникации и связи не позволяли эффективно управлять большим количеством провинций. Кроме того, огромное количество золота и серебра из испанских колоний в Мексике и Перу, при невозможности их учета и сбалансированности с государственным бюджетом, расшатывали финансовую систему, курсы валют и порождали коррупцию на всех этажах власти. И все это влекло к потере управления. В это же время в Европе началось антицерковное движение, получившее название Реформация (нем. Reformation, от лат. Reformatio- преобразование, исправление). Суть протеста не в отрицании самой христианской религии, а в протесте против иерархической администрации церкви, в протесте против проведения богослужения и церковных церемоний на латинском языке, которые можно исказить, поскольку латинский язык непонятен большинству верующих.[64]

В следующем году Карл V отрекся от престола. Монархия была разделена между его сыновьями. Корона «Священной Римской империи» перешла к Фердинанду I. Испания, Нидерланды и владения в Италию получил Филипп II. Ему досталось разваливающееся государство, в котором были территории, не имеющие общих границ и общего языка, к тому же расколотое на два идейных лагеря. Раскол германских княжеств мог стать примером для остальных, поэтому Филипп II стал объединять страну под одним религиозным знаменем. Соседними с Северо-германскими княжествами были несколько объединенных провинций с общим названием Нидерланды (нем. низинные земли).

Революции, которые произошли в Европе в XVI и XVII веках, называют буржуазными, вкладывая в это слово идеологический подтекст. Однако основное значение этого слова – горожанин (буржуа [фр.borqeoisie] - в эпоху феодализма - горожанин, представитель среднего сословия)[66] В северных областях Нидерландов, как и в германских княжествах, распространился протестантизм. Карл V родился в Генте и лояльно относился к своей родине Нидерландам, а Филипп II считал себя главой католических сил в Европе и всеми средствами пытался насадить католичество и усилить испанское влияние. Для этого он увеличил количество испанских войск в Нидерландах; сосредоточил фактическую власть в руках узкого состава Государственного Совета, верного испанскому правительству; назначил еще 14 новых католических епископов. В следующем, 1557 году он объявил государственное банкротство, что повлекло спад производства и торговли, а в 1560 году объявил международную торговлю государственной монополией, что привело к общему для всей страны экономическому кризису, а следовательно, к увеличению безработного и деклассированного населения. В конце концов, все это привело в 1566 году к открытой войне которая началась с разгрома католических церквей. В ответ на это в Нидерландах высадилась испанская армия, и вся война превратилась в одну длительную осаду городов.

Началом всеобщего восстания и освобождения северного побережья Нидерландов послужило освобождение от испанцев портового города Бриля, испанский гарнизон которого был переброшен для усмирения волнений в провинцию Утрехт. Представители штатов Голландии и Зеландии  собравшиеся в Дордрехте, (лето 1572 г.), выработали схему власти в восставших провинциях, а синод 1574 г. заложил организационные основы протестанской церкви в этих провинциях.

В условиях войны Северные провинции (Голландия, Зеландия, Утрехт, Гелдерн, Оверэйсел, Фрисландия, Горонинген), а позднее и города Фландрии и Брабанта (Гент, Ипр, Брюгге, Антверпен, Бреда, Лир) 23 января 1579 года заключили военно-политический союз - (Утрехтскую унию), предусматривавший совместное ведение войны против Испании, создание общей армии, единой монетной системы и общей внешней политики.[68]

После юридического оформления модели нового государства были созданы государственная и правовая теории. Голландский юрист Гуго Гроций в 1623 г. написал работу «О праве войны и мира». Несмотря на то что основная мысль работы - о причинах войны, о ее ведении и последствиях войны для государств, народов и имущества, в ней также сделана попытка обосновать ведение войн и заключение мира с позиции права. Для этого за основу была взята римская правовая система и римские правовые термины.[70].

При подходе, когда история государства и права будет показывать причины и условия изменений и сдвигов в государственной форме правления и в законе, теория государства и права (в нашем случае теории, имеющие практическое применение - Томаса Гоббса, Джона Локка, Шарля Монтескье) будет выглядеть закономерным следствием исторических событий. Тогда эти общетеоретические юридические дисциплины приобретут направленность, последовательность и сюжет, где основной линией станет движение к модели государства, которую сегодня называют правовой. Кроме того, изучение этих теоретических работ будет иметь практическое применение, поскольку к настоящему времени сложились международные нормы в области прав человека (которые являются составной частью правовой системы Российской Федерации) и теоретический комментарий к нему. В качестве примера можно назвать «Европейское право в области прав человека. Практика и комментарии» Марка Джениса, Ричарда Кэя, Энтони Брэдли[72]

Хотя рассматриваемый термин возник в Германии XIX,  но  саму эту страну в этот исторический период «правовым государством» назвать никак нельзя. Более того, и собственно германского государства до XIX века не было, а были самостоятельные княжества под общим названием «Священная Римская империя германской нации». Государство Германия возникло, когда в 1849 г. была принята Конституция Германии, во главе государства встал король Вильгельм Фридрих IV. Вся последующая история страны вплоть до первой мировой войны перенасыщена событиями, войнами  реформами и восстаниями. Но фактически правовое государство и его теория сложились гораздо раньше,  чем возникает термин и сам автор об этом говорит на первых страницах: «Понятие правового государства, как программа, ограничивающая государство рамками конституции и правовых законов, возникло на рубеже XVIII и XIX веков. Идея же и институты относятся к глубоко лежащим слоям германского и европейского развития права и нацелены на достижение мирного порядка, гарантируемого государством при помощи права. Истоки правового государства можно отыскать еще во взглядах Сократа, Платона, Аристотеля, Цицерона. Концепцию этого государства развивали М. Падуанский, Д. Локк, Ш.-Л. Монтескье, Д. Адамс, Д. Мэдисон, Т. Джефферсон, И. Кант, Г.В. Гегель и др….

Выражение «правовое государство» (derRechtsstaat) является специфическим, чисто немецким словообразованием. Языки других наций не имеют подобного словосочетания, где бы так емко соединялись понятия права и государства. Вместе с тем, языки других наций, безусловно, включают обозначения  этого института: в англосаксонском ему соответствует «raleoflaw» (господство права), во французском - «regnedelalois» (царствование законов, господство законов) или «limitationdesgouvemants» (ограничение правителей)» (с. 9).

Далее А.Н. Соколов раскрывает историю создания теории правового государства немецкими мыслителями в германских княжествах. «Родоначальником и классиком буржуазного учения о правовом государстве в Германии по праву считается Иммануил Кант.

Однако довольно часто ошибочно в немецкой специальной юридической литературе, да и в нашей отечественной, в качестве «крестного отца» понятия правового государства (1832 г.) называется Роберт фон Моль (1799-1875 гг.), преподаватель права в Тюбингенском университете. Но сам Моль уступает первенство со ссылкой, что понятие найдено им у других, и цитирует при этом Иордана и Шлица. Ряд немецких исследователей аспектов правового государства в качестве источников его первоначального понятия называет И.В. Плацидиуса (Петерсен И.В., 1798 г.), Адама Мюллера (1809 г.), К.Т. Велькера (1813 г.) иИ.К. фон Аретина (1824 год). …По времени публикации и по отточенности понятия правового государства пальма первенства принадлежит И.Канту, хотя, действительно, само словосочетание «правовое государство» (немецкое - «Rechtsstaat») он и не употребляет» (с. 33-37).

Исторический и теоретический анализ показывает, что термин «правовое государство» преподносится в учебной литературе как бренд названия, без исторического и теоретического содержания, а в словарях и энциклопедиях определен с ошибками и неточностями.

Из вышесказанного сделаем выводы и предложим следующее.

1. Термин «правовое государство» - это термин прежде всего юридический, однако, как уже было сказано, в юридическом образовании в общетеоретических юридических дисциплинах отсутствует информация о том, как эта модель государства и теория, ее объясняющая, возникли в мировой истории, следовательно, нужно включить в исторический и теоретический материал юридических вузов темы, которые этот пробел заполняют.

2. Предлагаем принять определение понятия «правовое государство», отражающее современное понимание этого термина исторические и теоретические основы его формирования, а именно: «правовое государство» - модель формы государственного правления, имеющая следующие признаки:

- наличие представительного органа власти, выборного от всего населения;

- разделение государственной власти на систему законодательных, исполнительных и судебных органов;

- наличие развитой и непротиворечивой правовой системы, в основе которой лежат гарантии защиты прав человека;

- взаимная ответственность человека и гражданина по соблюдению Конституции и законодательства, созданию и обеспечению условий реализации гражданином его конституционных прав.

В мировой истории выборная форма власти сложилась в Древнем Риме. Примерно к 509 г. до н.э. в римской городской общине сложился выборный орган власти - Сенат, к 450 г. до н.э. система законодательства разделена на публичное (о государственной власти) и частное (гражданское) право. Впоследствии в теоретических работах были сформулированы термины jusgentum ( право народов); jusnaturale (естественное право) и выработано однозначное толкование этих и других юридических понятий.

После развала Западной Римской империи в V веке н.э. римские государственные и правовые институты возродились в XVI веке в странах Западной Европы.

Первой европейской страной, вернувшей и модернизировавшей латинские традиции, являются Нидерланды. В середине XVI века в городах Нидерландов было организовано восстание против доминиона Испании, в результате которого образовано первое государственное устройство - союз городских республик, провозгласивших «Республику Соединенных провинций», конституцией которой де-факто стала Утрехтская Уния 1585 г. Поскольку это была городская республика, жители городов были лично свободными, а городская жизнь была сформирована по профессиональному признаку, сложился профессиональный аппарат управления делами города и союза городов.

В 1625 г. нидерландским юристом Гуго Гроцием был написан трактат «О праве войны и мира», за основу которого были взяты примеры из римской истории и римские правовые термины. Таким образом, в Нидерландах фактически и теоретически сформированы прообраз современной модели государства и его теория, опирающаяся на римские правовые термины и развивающая их значение.

Такой же сценарий образования государства осуществлен спустя приблизительно 100 лет в Англии. В первой половине XVII века английский король Карл I распустил палату общин, начал взыскивать давно забытые налоги и начал гонения на ряд религиозных протестантских течений. Все это, а также проигранная война с Шотландией в 1640 г,. привело к противостоянию короля и парламента, а затем и к гражданской войне, после которой в Англии была установлена парламентская республика[74], который стал основой для последующих работ об устройстве государственной власти и правах человека, написанных в Англии и других странах Европы. Содержание работы следующее: Гоббс развивает римское понятие «естественное право», тесно связывает его с христианским учением и показывает, что это право «божественное» и присуще человеку от рождения, но реализоваться оно может только в гражданском обществе, а государство обязано обеспечить состояние естественного права каждого человека для гарантии существования гражданского общества. В продолжение развития теории государства и естественного права в 1690 году выходит работа Джона Локка (1632-1704 гг.) «О государственном правлении»[76] Во Франции так  же параллельно с началом французской революции была написана работа Шарля Монтескье «О духе законов»[78] - аналог нашего понимания правового государства. Поэтому в дальнейшем мы будем употреблять понятие «правовое государство».

Сущность любого государства, а тем более правового, можно определить через призму его государственности. Именно вопрос об укреплении государственности, централизации государства, усилении вертикали государственной власти стоит наиболее остро и тесно связан с формированием правового государства.

Однако формирование правового государства не должно происходить без совершенствования тесно связанных с государством государственно-правовых явлений: общества, гражданского общества, личности, так как в противном случае может повлечь за собой возврат к тоталитаризму. Поэтому и возникает проблема исследования данных категорий, форм их взаимодействия, необходимости в то же время их преобразования и правового обеспечения этих процессов.

Трансформация, например, российской государственности обуславливает необходимость восстановления доверия между властью и населением. Возникает логичный вопрос: на какой основе должно проходить указанное восстановление доверия?

По мнению автора, существуют минимум две подобные основы: восстановление государственного патернализма на суженной ресурсной базе либо своего рода «социальный контракт» между обществом и государством, достаточно строго фиксирующий права и обязательства (и, соответственно, ожидания) граждан и организаций по отношению к своему государству, с одной стороны, права и обязательства государства (его ведомств и служащих) по отношению к обществу и к составляющим общество гражданам и их объединениям - с другой. Перед государственной властью стоит сейчас крайне трудная задача - в процессе осуществления реформ содействовать созданию прочной социальной базы, зарождению и развитию тех социальных групп, тех структур и институтов гражданского общества, которые могли бы «подставить плечо» государству, несущему пока основную нагрузку по преобразованию общества, а со временем взять на себя большую часть этой нагрузки. В этом - суть предстоящего социального контракта между обществом и государством.

И все же в качестве перспектив первых десятилетий нового тысячелетия хотелось бы видеть, прежде всего, тенденции к упорядочению самоорганизации и стабильности внутри государств путем или демократических режимов, или тоталитарных методов. Укрепление сотрудничества и взаимодействия государств означает, что управление общими делами будет еще теснее сочетаться с регулированием всеобщих дел. Гуманизация - императив государственного развития. А в отдаленной перспективе существование демократически организованных государств будет прочнее поддерживаться их союзами и объединениями с надгосударственными структурами регулирования и управления.

Желание отправить государственность в музей приводило не столько к формированию структур коммунистического общественного самоуправления, сколько к полной анемии государства и образованию в обществе иных реальных центров публичной власти.

В марксистской государственно-правовой доктрине пролетарская государственная власть определялась как организованная сила трудящихся.[80].

В историческом плане взаимосвязь формирования правового государства и государственности лучше всего проследить на примере США. Причем такая взаимосвязь, на наш взгляд, наиболее наглядно проявляется в правотворчестве.

Становление США как правового государства и американской государственности неразрывно связано с правотворчеством. Не случайно отдельные штаты имели свои конституции и развитое законодательство значительно раньше самой федерации, что положительно сказалось на будущем государственном устройстве.

Например, Конституция штата Массачусетс является выдающимся политико-правовым актом, оказавшим важное влияние на конституционное развитие как самих США, так и других государств мира. Принятая гражданами штата в 1780 г., она является самой старой писаной конституцией в мире. Выражая дух революции, разработчики конституции выработали прогрессивный для своего времени документ, оказавший историческое влияние на распространение доктрины конституционализма в мировом масштабе. Это была первая конституция, которая гарантировала защиту человека от произвола властей, поставив преграду деспотическому правлению. Смысл деятельности, направленной на принятие конституции, заключался также в утверждении такого государственного строя, который состоял бы в том, чтобы защитить гражданскую, личную и политическую свободу; практически осуществить суверенитет народа как источника власти; развить местное самоуправление, основанное на традициях свободы и демократии; исключить чрезмерную концентрацию власти в руках немногих (аристократии, промышленно-финансовой олигархии или единоличного абсолютного монарха).

В дальнейшем правотворчество имело и имеет огромное значение для правового государства и государственности.

Стабильность любого государственного строя, способность государства принимать решения и обеспечивать их соблюдение без применения принуждения в значительной степени зависят от его законности и эффективности. Законность, понимаемая нами в данном случае как соответствие опосредованных правом государственных решений объективным потребностям функционирования общества, связана со способностью государственной власти формировать и поддерживать убеждение в том, что существующие политические институты наиболее адекватно отражают общественные потребности.

Особенно важен законотворческий процесс, где шаг за шагом проявляются те правила игры, по которым общество будет жить, по которым будет регулироваться жизнь граждан, юридических лиц и государства.

Насколько четка, понятна и публична процедура принятия законов, настолько общество гарантировано от всяческих законодательных сюрпризов, ущемляющих права граждан и юридических лиц. На примере США сделаем попытку рассмотреть все стадии законотворческого процесса, существующие на законодательном уровне: от внесения до публикации.

Проект закона, даже если он предложен правительственными структурами, вносится членом одной из палат. Традиционно закон или поправка к нему наряду с официальным названием получает еще одно - по имени их автора («закон Шермана», «поправка Джексона»). Так как палаты равноправны, законопроект может быть внесен в любую из них. Исключение составляют налоговые проекты, которые вносятся в Палату представителей. Особо важные законопроекты для ускорения их рассмотрения могут вноситься сразу в обе палаты.

После поступления законопроекта он решением спикера или председательствующего в Сенате вносится в определенный комитет, где дополнительно рассматривается в подкомитете. Стадия комитета и подкомитета - решающая в законодательном процессе, большинство проектов не преодолевает ее. Наиболее важные законопроекты проходят здесь через процедуру слушания. Это американское изобретение. На слушания приглашаются заинтересованные лица, эксперты, представители прессы. Слушания позволяют принимать более взвешенные и гласные решения, но могут затягивать процесс законодательства и ставить его под удар организованных лоббистских групп. Законотворчество иногда требует «интимности», его «разоблачение» имеет не только плюсы, но и минусы. Недостатком комитетской системы является также то, что рассматриваемый законопроект может затрагивать одновременно несколько проблем. Поэтому его вынуждены направлять сразу в несколько профильных комитетов, которые рассматривают проект каждый со своей позиции, нарушая общую логику проекта, взаимосвязь его отдельных элементов.

По итогу работы над законопроектом проводится голосование. Получив поддержку, он выносится в палату, которая обычно соглашается с мнением комитета. Если же проект отвергнут комитетом, это означает его фактический провал. Палата обладает правом рассмотреть документ самостоятельно, но пользуются им крайне редко.

Если законопроект рассматривается в нижней палате, спикер или комитет по правилам определяет график и процедуру его чтения - закрытую (ограниченную по времени) или открытую (более свободную). В Сенате порядки более свободные. Комитеты здесь ограничены в своих правах. Время выступлений формально не регламентируется, на практике  его определяют лидеры большинства и меньшинства, но возможно появление «флибустьеров» - обструкционистов, пытающихся предотвратить принятие нежелательных для них законов. Подобные попытки имеют смысл, так как законопроект, не принятый в течение текущей сессии, должен вноситься повторно. Характерной чертой законодательного процесса в Конгрессе является также появление «наездников» - поправок, которые формально не связаны с содержанием данного законопроекта. В свое время известность получила «поправка Джексона», связавшая предоставление СССР права наибольшего благоприятствования в торговле с обеспечением Советским Союзом свободы эмиграции.

Палаты часто принимают законопроект в различных редакциях. Так как палаты равноправны, приходится создавать согласительные комиссии. Если компромисса достигнуть не удалось, проект закона считается отклоненным. Конституция США не предусматривает иного пути преодоления разногласий между палатами, кроме компромисса.

В случае согласия палат документ поступает на подпись к президенту. Глава исполнительной власти может или подписать его, или не подписывать, или официально отклонить, наложив вето. Законопроект, не возвращенный президентом в Конгресс в течение 10 дней, считается принятым даже без президентской подписи. Официальное президентское вето может быть преодолено большинством в 2/3 голосов в каждой из палат. Однако собрать его бывает трудно, так как у главы исполнительной власти практически всегда существует возможность, апеллируя к партийной солидарности или «подкупая» законодателей обещаниями, оказать помощь их избирательным округам, перетянуть на свою сторону чуть более 1/3 состава одной из палат. Поэтому президентское вето преодолевается Конгрессом только в 3% случаев.

Таким образом, законотворческий процесс всегда заканчивается вступлением закона в силу, и правовой акт начинает свое действие и применяется к отношениям, возникающим после введения его в действие.


М.Р. Панфилова, кандидат юридических наук, старший преподаватель

кафедры правоведения Оренбургского государственного университета

«Проблемы формирования рынка земли в правовом государстве»


Одним из условий построения правого государства является формирование полноценного рынка земли. Земля была и продолжает оставаться одной из основных сфер приоритетных вложений средств. Ее можно покупать, продавать, сдавать в аренду. Все перечисленные действия связаны с определением рыночной стоимости земельного участка.

Согласно Федеральному закону от 29 июля 1998 года № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», рыночная стоимость земельного участка представляет собой «…наиболее вероятную цену, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке, в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства».

Рыночная стоимость земли зависит от:

- местоположения участка,

- спроса и предложения на существующем рынке,

- количественных и качественных показателей состава почв,

-наличия коммуникаций и возможности подключения к существующим сетям, в случае, если на земельном участке планируется строительство объектов различных видов недвижимости,

- данных инженерно-геологических и инженерно-геодезических наблюдений, которые позволяют определить состав и особенности грунта, и данных о ситуации и рельефе местности, которые необходимы для определения возможности строительства, а также при расчете возможных затрат, связанных со строительством.

В отношении земельных участков можно оценивать не только право собственности, но и право аренды. Рыночная стоимость права аренды земельного участка зависит от срока действия договора аренды, полномочий арендатора, предоставленных ему по договору аренды, наличия обременений и разрешенного использования земельного участка.

Стоимость права аренды земли также зависит от вероятности получения и ожидаемой величины дохода от использования права аренды земельного участка за определенный период времени при наиболее эффективном его использовании.

Именно при оценке рыночной стоимости земельных участков и прав аренды на практике оценщики сталкиваются с особенностями формирования стоимости в зависимости от участников сделки.

Согласно ст. 9 Конституции РФ земля может находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Таким образом, в качестве стороны сделки может выступать физическое или юридическое лицо, Российская Федерация и ее субъекты, муниципальные образования. При этом гражданско-правовые отношения строятся на основе принципа равенства правового режима для всех субъектов гражданского права. Ни один субъект в гражданском праве не может предопределять поведение другой стороны только в силу занимаемого ею в правоотношении положения. Применение метода юридического равенства сторон обеспечивает участникам гражданских правоотношений независимость и самостоятельность, позволяет им проявлять инициативу и предприимчивость, совершать любые действия, не запрещенные законом, что имеет чрезвычайно важное значение для развития гражданского оборота в условиях рыночной экономики.

Оценка прав аренды либо рыночной стоимости земельного участка проводится на основании анализа цен заключенных сделок или цен предложений (оферт) на продажу прав аренды аналогичных земельных участков. Эта процедура показывает, что если в сделке в качестве продавца участвует муниципальное образование или государство в лице своих органов, то «рыночная стоимость» на самом деле таковой не является и существенно ниже своих аналогов. Что же этому способствует?

Долгие годы государство и муниципальные образования были самыми значимыми участниками земельных отношений. Цены не могли формироваться под влиянием нормальных условий, так как не было ни спроса, ни свободных предложений, кроме цен, предложенных государством. Арендаторы, которым посчастливилось арендовать земельные участки у государства на протяжении долгих лет, по сути, в нормальных рыночных отношениях не участвовали. Либо в качестве ориентира бралась нормативная цена земли, которая всегда существенно ниже рыночной, либо цена формировалась на основании актов органов местного самоуправления, утверждающих особые методики расчета арендных платежей.

На сегодняшний день, когда для некоторых видов сделок оценка стала обязательной процедурой и применение результатов оценки стало обязательным для совершения сделок, стало очевидным, что рыночная стоимость земли, а также рыночная стоимость права аренды существенно выше искусственно созданных цен на земельные участки. Для потенциальных покупателей и арендаторов обоснованно рыночные цены стали неприятным сюрпризом, который заставляет принимать непростые решения: заключать договоры на новых условиях либо нет.

Некоторые муниципальные образования и субъекты РФ, заказывая оценочные работы для последующих сделок, любыми способами пытаются создать определенный переходный период для смягчения последствий продвижения к рынку.

Таким образом, переход к настоящему рынку земли является достаточно болезненным и займет еще много времени, однако он совершенно необходим в рамках построения правового государства.


Е.В. Шаврина, старший преподаватель

 «Оренбургского государственного университета»

«Правовое обеспечение публичных экологических интересов в инвестиционной деятельности»


Правовое обеспечение жизненно важных публичных экологических интересов и прав человека на чистую, благоприятную окружающую природную среду является существенным и необходимым для формирования правового государства.

Повысить уровень правовой обеспеченности публичных экологических интересов возможно на самых начальных стадиях инвестиционной деятельности, которая предшествует любой хозяйственной деятельности. При этом регулирование инвестиционных правоотношений, рассматриваемых в работе как разновидность отношений собственности, должно стро­иться на основе согласования публичных, общественных интересов, интересов частных и индивидуальных, именно с позиции баланса интересов собственника[82]

Необходимый и объективный экономический производственный процесс - явление закономерное. И здесь возникает необходимость глубокого познания этого процесса и сознательного влия­ния на него. С эколого-правовой точки зрения инвестиционный процесс означает создание определенных правовых условий (гарантий) как участникам инвестиционных отношений, так и другим лицам в целях обеспечения публичных экологических интересов.

Правовое обеспечение публичных экологических интересов требует «инвентаризации, анализа, диалектического, компетентного сочетания и использования публично-правовых и частноправовых средств»[84]

Автор определяет механизм правового обеспечения публичных экологических интересов в инвестиционной деятельности как взятую в единстве, функционально согласованную систему организационно-правовых, экономико-правовых и других юридических средств, с помощью которых осуществляется эффективное правовое обеспечение публичных экологических интересов в инвестиционной деятельности субъектами в лице общества, государства и личности.

Таким образом, наличие эффективного механизма правового обеспечения публичных экологических интересов в инвестиционной деятельности, состоящего из его обеспечительных элементов, имеющих свой особенный набор правовых средств воздействия, требует адаптированного, сбалансированного, совокупного применения системных мер. Первоначальное применение к субъектам инвестиционной деятельности диспозитивных мер, таких как  стимулирование, льготы, преференции, привилегии, поощрения, гарантии, дозволения с сочетанием обязывания, при их неисполнении и нарушении предполагает задействование защитного, компенсационного, карательного механизмов. Таковыми выступают административная, судебная, международная защита прав инвесторов, компенсация, восстановление прав, применение административной, уголовной, дисциплинарной, гражданской ответственности, разрешение эколого-инвестиционных споров.

Результат эффективного правового обеспечения публичных экологических интересов в инвестиционной деятельности - правовой компромисс. Во многом компромисс достигается посредством четкой правовой регламентации процедур поэтапного согласования интересов различных субъектов инвестиционного процесса в форме экологически обеспеченных инвестиционных проектов.

Проблема разработки технологии внедрения экологических требований на самых ранних стадиях инвестиционного проекта (предпроектной стадии) заключается в отсутствии какой-либо согласованности терминологии в сфере инвестиционного проектирования, применяемой в экономике и юриспруденции. Еще труднее дело обстоит с понятийным аппаратом в области экологически безопасного инвестиционного проектирования и определения его временных границ.

Существующие законодательные определения «инвестиционный проект», «приоритетный инвестиционный проект», а также понятия, выработанные практикой: «инвестиционный процесс», «инвестиционные исследования», «предынвестиционная подготовка проекта», «проектная документация», «технико-экономическое обоснование», «бизнес-план» и другие, касающиеся инвестиционного проектирования - либо не совсем сопоставимы друг с другом, либо совпадают и зачастую считаются синонимами (например «проект» и «инвестиционный процесс»)Закрепление в  Конституции постсоветской России 1993 года  ее статуса в качестве «демократического федеративного правового государства» (ст. 1) является исторически правильным и вполне приемлемым шагом на пути построения новой России. Правовое государство - это самая прогрессивная форма жизнеустройства человеческого общества. В таком качестве оно признано в целом ряде международных документов.  Поэтому являются не корректными встречающиеся как в научной литературе, так и в выступлениях государственных должностных лиц оценки положения Конституции РФ о правовом государстве только как некой декларации или как заявления о намерениях. Действующая Конституция России «имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации» (ст. 15).

Хотелось бы, чтобы об этом не забывали   не только представители  юридической  науки,  но и  государственные служащие, руководители нашего государства.

Более того, юридическое сообщество призвано обосновывать  модернизацию общественных процессов и правосознания в русле именно такого вектора развития нашей страны, способствовать этому.

  1. Проблема оптимизации государственно-правовых институтов остается актуальной и сегодня. Здесь мы полностью присоединяемся к Посланию Президента  Российской Федерации Д. А. Медведева к Федеральному собранию от 12 ноября 2009 года, где он  поставил задачу обновления России на принципиально новой основе.

В то же время считаем, что в обновлении  сегодняшней России следовало бы смелее использовать возможности зарождающегося в стране правового государства: больше апеллировать к его  идеям и положениям в официальных выступлениях руководителей государства; шире использовать  принципы  правового государства в организации образовательной, культурно-воспитательной деятельности. Мы убеждены, что открытое и позитивное использование  преимущества  правового государства, по сравнению с предыдущими  государствами, существовавшими в России, будет способствовать формированию и совершенствованию многих институтов правового государства в нашем Отечестве.

3. Нуждается в значительной модернизации теория  правового государства. Постсоветская отечественная правовая наука увлеклась лишь  внешними  (формальными) признаками правового государства, не обращая достаточного внимания на его содержательные аспекты. К тому же теория правового государства в стране до сих пор не стала предметом исследования ни одного специализированного научного подразделения. Если советское государство учреждало специальные научные институты (Институт государства и права АН СССР, Всесоюзный научно-исследовательский институт советского законодательства и т. д.), которые обосновывали  сущностные ценности функционировавшего тогда государства, то сегодняшние институты  не ориентированы на теоретическое обоснование сути и важности современного российского государства, тем более правового государства: в этих исследовательских институтах на сегодня нет даже небольших подразделений ( секторов, отделов и т. д.) по проблемам правового государства.

В силу этого всем высшим юридическим учебным заведениям, научно-исследовательским учреждениям страны предлагаем, исходя из положений действующей Конституции РФ, обсудить вопросы, связанные с определением сущности сегодняшнего российского государства, учесть эти вопросы в процессе составления планов научных исследований.

4. Проблемы формирования в стране правового государства, на наш взгляд, должны чаще подниматься и в рамках Ассоциации юристов России (далее по тексту - АЮР): юристы страны должны знать сущность того государства, в котором они работают. Да и о правовой культуре, о правовом просвещении, пресечении коррупции и т. д. вряд ли можно вести сегодня предметный разговор и организовать эффективную работу по их совершенствованию, ясно не представляя сущность и цели сегодняшнего российского государства.

АЮР в настоящее время ведет довольно активную работу по многим направлениям правовой деятельности, здесь созданы различные комиссии по отдельным сферам законодательства. В то же время из многочисленных выступлений руководителей АЮР, а также из принимаемых ею решений (вопреки положению ст. 3 Устава АЮР) еще четко не прослеживается ориентация этой организации на приоритеты идей и положениям правового государства.

5. Обновление России на принципиально новой основе напрямую связано с уровнем правовой культуры, правового сознания и правовой активности граждан. Для разрешения этих вопросов необходимо создать общегосударственную систему правового обучения и воспитания населения.

Министерству юстиции РФ, Министерству науки и образования РФ, Ассоциации юристов РФ предлагаем совместно  инициировать Федеральный закон «О государственной политике Российской Федерации в области юридического образования, правового обучения и воспитания», который бы определял правовые контуры создания и деятельности системы всеобщего непрерывного обучения и воспитания различных категорий лиц и учащейся молодежи.

6. Рекомендовать органам государственной власти активнее идти на диалог с научной юридической общественностью при определении приоритетов  государственного строительства в процессе подготовки программных документов, законотворческой и правоприменительной деятельности.

*****************************************

Участники Круглого стола надеются, что проблемы формирования правового государства в России  найдут своих сторонников на всех уровнях нашего государства и гражданского общества.


М.М. Утяшев                                                                                                           (Продолжение)

 

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ ЖАНА ПОЛЯ МАРАТА


Кажется почти невероятным, что Жан Поль Марат еще в середине XVIII века в полный голос заговорил о проблеме прав человека. Но еще более невероятным и трудно объяснимым является тот факт, что о его яркой и прогрессивной защите прав человека и гражданина не упоминает ни один биограф и ни один исследователь его творчества. А эта стезя мыслителя, на мой взгляд, является самой прекрасной в его жизни. Можно только удивляться столь глубокому проникновению Марата в сущность концепции естественного права, в понимание социальной ценности прав человека. Ведь в те времена само это понятие не было еще столь распространенным, немногие авторы использовали это понятие, очень мало простых людей задумывалось о своих правах. Почти не известен один немаловажный факт из жизни Марата, который может пролить свет на его осведомленность о правах человека. Дело в том, что во время проживания в Лондоне он имел товарищеские отношения с Томасом Пейном. И они безусловно обменивались мнениями. Это был тот самый неутомимый бунтарь Томас Пейн (Пен), который, перебравшись в североамериканские колонии, сделался яростным борцом за независимость. Его книги «Здравый смысл» и «Права человека» помогали патриотическим силам сформулировать свои идеи и способствовали сплочению масс. Томас Пейн восхвалял Французскую революцию, был избран в Конвент и едва не попал под «бритву Гильотена».

В те ранние годы Томас Пейн, известный деятель демократического движения Англии, был указан на обложке книги «Цепи рабства» Марата в качестве книгопродавца и, видимо, выступал также в роли издателя. В предисловии к французскому изданию книги Марат написал: «Я рано научился ценить права человека, я содрогался, опасаясь того, что она будет изгнана на всем земном шаре, и, ревностно стремясь содействовать ее триумфу, я решил посвятить ей все мое время…»[87].

В проекте «Декларации прав человека и гражданина» Марат пишет: «Политика - такая же наука, как и всякая другая; она знает определенные положения, законы, правила, а также до бесконечности разнообразные их сочетания; она требует постоянного изучения, глубоких и долгих размышлений… Но мы только еще рождаемся для свободы… мы только учимся воспринимать свет; мы еще совсем мало размышляем о правах человека и гражданина, о правах народов и обязанностях их министров, об устройстве политического корпуса, о равновесии между отдельными властями, о взаимоотношениях между государем и подданным и т.д.»[89].

«Нередко, - пишет Марат в проекте декларации, - нарушения законов самими их блюстителями совершаются в тиши». Об одном из примеров таких действий, направленных на удушение свободы печати, Марат пишет в своей газете «Друг народа» под заголовком «Дьявольский заговор против свободы печати».[91]

«Если бы свобода печати не составляла бы право каждого гражданина, ее необходимо было бы установить особым декретом», - говорит Марат[93].

В своем стремлении к порабощению народа властители используют доверчивость и наивность граждан. Их предрассудки основаны на невежестве, невежество же крайне благоприятно для деспотизма.

«Это оно, держа повязку перед глазами народов, препятствует им познать собственнне права, уяснить ценность этих прав и защитить их.

Это оно, скрывая от народов честолюбивые замыслы государей, препятствует предупреждать узурпацию со стороны неправой власти, мешает пресекать ее успехи и, наконец, низлагать ее.

Это оно, скрывая от народов черные заговоры, тайные происки и хитроумные уловки государей против свободы, постоянно толкает народы в одни и те же сети и ловушки.

Это оно, приучая народы наивно верить стольким лживым уверениям, вяжет им руки, склоняет под ярмо и заставляет молча внимать произвольным указам деспотов.

Это оно приучает народы с покорностью выполнять все те повинности, которые налагают на них тираны, и в то же время в тупом легковерии почитать их как богов»[95].

Если же добродетель недовольных не поддается подкупу, госу­дари выдвигают против них наемные перья подлых писак, всегда готовых оправдывать угнетение, клеветать на друзей отечества, чернить со всем присущим им искусством защитников свободы, которых они объявляют нарушителями сбщественного покоя.

Если же этого оказывается недостаточно, государи прибегают к наиболее страшным средствам - тюрьмам, оковам, яду[97].

Как видно из этого фрагмента, Марат был в числе первых мыслителей, выступавших против сегрегации и рабовладения.

Чтобы суметь обеспечить права человека, необходимо их знать как самим народам, так и чиновникам. Но знание это может быть приобретено путем размышлений о взаимных связях между людьми, а также об отношениях к другим людям.

У Марата очень развито общее понимание сущности прав народа, нации, индивида. Поэтому это понятие часто употребляется им в широком смысле, в ходе критики монархической власти, в размышлениях о народном представительстве, о деспотии, об общественном мнении и правовом сознании масс. Например, он часто сокрушался об отсталом правовом сознании французов, которые не способны рассмотреть козни противников свободы и позволяют им посягать на их права. В другом случае он весьма здраво пишет: при создании действительно свободной конституции, т.е. действительно справедливой и мудрой, первой, основной и главной задачей является добиться одобрения всех законов народом после зрелого их обсуждения, и в особенности после того, как время покажет на деле их эффективность, что в свою очередь предполагает наличие и вполне уже развитого национального сознания, и вполне уже сложившегося относительно всех основных вопросов общественного мнения. До момента утверждения народом декреты парламента носят временный характер. Если нация не располагает правом окончательного принятия законов, то представители народа оказываются обладателями верховной власти и вершителями судеб страны. Цели этой не смогли добиться даже короли за многие века узурпации народных прав, и именно эта цель, по мнению Марата, являлась предметом их тщательно скрываемых усилий и устремлений, их чаяний и вожделений. В размышлениях о правовом сознании соотечественников Марат постоянно напоминает о забвении ими прав человека. Ничто не имеет столь важного значения, говорит он, для торжества свободы и счастья нации, как ознакомление граждан с их правами и формирование общественного мнения.

«По тому усердию, с которым Екатерина II покровительствует литературе[99]. Как и прочие государи, она будет иметь школы, в которых будут учить всему за исключением прав гражданина и прав человека»[101].

В заключение процитирую слова Марата из проекта Декларации прав человека и гражданина: права граждан во сто крат более священны, чем права короны; королю никогда не может быть дозволено распоряжаться личностью, судьбой и собственностью даже самого последнего из его подданных![103].

И дальнейшие события полностью подтвердили правоту слов Марата о неизбежности многочисленных жертв революции. И он, предвидя такое развитие событий, пояснял: «Мудрость моих советов будет понята слишком поздно; лишь тогда, когда будет истреблено пятьсот тысяч патриотов, все поймут, наконец, что только предложенный мною способ мог спасти родину»

[2] Хропонюк В. Н. Теория государства и права. - М., 1997. - С. 72.

[4] Подроб. см.: Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М., 2001. - С. 138-141; Соколов А. Н. Правовое государство: от идеи до материализации. Калининград, 2002. - С. 13-19.

[6] См.: Всеобщая история государства и права. - М., 1994. - С. 154-156.

[8] Подр. см.:  Чистое учение о праве Ганса Кельзена. - Вып.2 . - М., 1988. - С. 146.

[10] По закону в этом процессе принимают участие победившая на выборах политическая партия и региональный парламент. Но роль последнего при этом носит номинальный характер, поскольку кандидатуру на пост главы субъекта предлагает партийная верхушка, а региональный парламент в случае повторного отклонения внесенной кандидатуры может быть распущен. См.: Федеральный закон № 184 от 6 октября 1994 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

[12] См. статью 26.4 Федерального закона № 184 от 6 октября 1994 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

[14] Малашенко А. Десять лет без права на критику. За годы своего правления Путин создал новый правящий класс. - Независимая газета. - 2009. - 1 сентября.

[16] См.подр.: Фархутдинов И.З. Международное инвестиционное право и процесс. - М., Проспект, 2010.

[18] Рос. газета. - 2009. - 19 мая. - С. 15.

[20] Рос. газета. - 2008. - 30 января. - С. 3.

[22] Международные акты по вопросам уголовного судопроизводства. Уфа.: РИЦ БашГУ. - 2007. - С. 69-77.

[24] См.: Основные направления исследовательской программы «Пути и формы укрепления российского государства», утвержденные Указом Президента РФ от 29 апреля 1994 г. // Рос. газета. - 1994. - 6 мая. - С. 4.

[26] Рос. юстиция. - 1997. - № 11. - С. 4.

[28] Там же.

[30] Ответы на вопросы РЮЖ академика О.Е. Кутафина // Рос. юрид. журнал. - 2008. - №6. - С. 22.

[32] Рос. газета. – 2009. – 29 мая. – С. 13.

[34] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 1. - С. 439.

[36] Алексеев С.С. Правовое государство - судьба социализма. М.: Юрид. лит., 1988. - С. 168.

[38] Интернет-сайт.http:// www.moaur.ru/news/2008/memorandum.html (01.03.2010).

[40] Доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 2006 года «О состоянии законодательства в Российской Федерации». - М.: Совет Федерации, 2007. - С. 166.

[42] Российская газета. - 2008. - 6 ноября.

[44] Свод законов Российской империи. - С-Петербург, 1912. - Т. IX.

[46] Раянов Ф.М. Проблемы теории государства и права (Юриспруденция): учебный курс. - М.: Право и государство: теория и практика, 2003. - С. 134.

[48] Хабриева Т.Я. Научное обеспечение законодательного регулирования сельского хозяйства // Правовые проблемы развития сельского хозяйства (Материалы международной научно-практической конференции. Москва. 26 сентября 2007 г.). - М.: ИД «Юриспруденция», 2007. - С.8.

[50] Правовой механизм государственного регулирования и поддержки / Под ред. С. А. Боголюбова. - М.: Норма, 2009. - С. 53.

[52] Экологическое право России: учебник / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.Д. Ермакова и д-ра юрид. наук А.Я. Сухарева. - М.: Триада ЛТД, 1997. - С.407.

[54]Лучков В.В. Юридическая ответственность в механизме правового регулирования: монография. - Тольятти: Волжский ун-т им. В.Н. Татищева, 2004. - С. 76.

[56]Гиряева В.Е. Экологическая ответственность: 20-й Трирский коллоквиум по экологическому и техническому права // Экологическое право. - 2005. - № 3. - С.44.

[58] Барихин А.Б Большой юридический энциклопедический словарь. - М., Книжный мир, 2002.

[60] Хрестоматия по всеобщей истории государства и права  / Под ред. К.И. Батыра. - М., 2000. - Т. 1. - С. 78-89.

[62] Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / Под ред. Н.А. Крашенинникова. - М., 2003.- Т. 1. -  С. 194.

[64] Всемирная история. - М., 1958. Т. IV. С. 186-187.

[66] Всемирная история. - М., 1958. - Т IV. - С. 279.

[68] Всемирная история. Энциклопедия. - В 14 т. - Т. 7. - М.: «ОЛМА Медиа Групп», 2006. С. 150-152. Всемирная история. - М., 1958. – Т. IV. - С. 278-296.

[70] Оппенгейм Л. Международное право. Т. 1. - М., 1948. - С. 103.

[72] Соколов А. Н. Правовое государство: от идеи до материализации. -  Калининград: Янтарный сказ, 2002.

[74] Гоббс Т. Философские основания учения о гражданстве. - Минск: Харвест, 2001.

[76] Американские федералисты: Гамильтон, Медисон, Джей. Избранные статьи. Copyright c for the Russian edition by Chalidze publications.

[78] См. Фукуяма Ф. Сильное государство. М, 2006. - С. 183.

[80] Кистяковский Б.А. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии. - 1990. -  С. 142; его же: В защиту права. Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. Репринтное воспроизведение издания 1909 года. М., 1990. - С. 125.

[82]Васильева М. И. Публичные интересы в экологическом праве. - М.: Изд-во МГУ, 2003. - С. 285.

[84] Бринчук М. М. Правовой механизм подготовки и принятие экологически значимых решений // Государство и право. - 2000. - № 9.

[86]. Марат  Ж.  П.  Избранные произведения. -  Т. 1. - С. 337.

[88] Марат  Ж. П. Избранные произведения. - Т. 2. - С. 12-13.

[90] Там  же. - Т. 2. - С. 177.

[92] Марат Ж.П. Избр. произв. - Т. 2.  - С. 39.

[94] Избр. произв. - Т. 1. - С. 128-129.

[96] Там же. - С. 293.

[98] Более значимым было ее покровительство знаменитым ученым знаменитостям, отличавшимся своими передовыми и гуманистическими идеями. Она долго и плодотворно переписывалась с Гриммом, с Вольтером, пыталась привлечь в Россию Беккариа, Дидро, Марата.

[100] Марат Ж.П. Памфлеты. М. 1937. - С. 64.

[102] Проект Декларации прав человека. Указ. соч. стр. 294.

[104] Там же.


Автор: Авторы

Журнал: № 1 (19) 2010


 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта