ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ НА ЗЕМЛЮ: ОПЫТ АГРАРНЫХ РЕФОРМ В РОССИИ И СТРАНАХ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ НА ЗЕМЛЮ: ОПЫТ АГРАРНЫХ РЕФОРМ В РОССИИ И СТРАНАХ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

Среда, 28 Июнь 2017
Журнал: № 2 (20) 2010
Скачать статью:
Как известно, в традиционных обществах правами на землю наделен не индивид, а группа. Хотя индивид может иметь право пользования землей, в конечном счете она принадлежит общине, роду, группе.
Частная собственность на землю (т.е. собственность индивидов) в России стала складываться в XVI - XVIII вв. Правом на владение землей, во многом (но не во всем) приближавшемся к праву собственности, пользовались тогда привилегированные сословия: дворянство и духовенство. Но в деревне к началу XX в. преобладала не частная крестьянская, а общинная собственность на землю.
Идея создания масштабного слоя частных земельных собственников путем разрушения общины, перевода общинной земли в частную собственность крестьян связывается с аграрной реформой П.А.Столыпина начала XX в.
Какие же результаты были им достигнуты? По данным Вольного экономического общества, за 1907-1915 гг. из общины на хутора и отруба выделились чуть более 2 млн. домохозяев (10,3% крестьянских семей.)1 За это же время свои наделы (т.е. частную собственность) продали 1,2 млн. (60% будущих «фермеров»). Эти надельные земли покупали в основном банки, земельные спекулянты, сельские и городские ростовщики и торговцы, кулаки, не сеявшие, а сдающие землю крестьянам-беднякам в аренду на кабальных условиях отработок или испольщины («мироеды»). Перепродавали спекулянты купленную у крестьян землю в среднем уже в три с лишним раза дороже (по 150 руб. за десятину). Распродав свои земли, массы обездоленных и безработных крестьян устремлялись в города, что еще более усиливало социальную напряженность. Попытки правительства установить предельную норму скупки земель – не более 6 душевых наделов (в среднем по 7 десятин) в одном уезде – провалились.
1 Кара-Мурза С. Советская цивилизация.– Т.1.– М., 2002.–С. 68; Давлетшин Р.А. Аграрные реформы в России начала и конца XX в. //Аграрная реформа П.А.Столыпина и современность. Сборник материалов российской науч. конф., посвящ. 140-летию со дня рождения П.А.Столыпина. – Уфа: БГАУ, 2002. – С. 47.
Таким образом, превращение земли в частную собственность не привело к укреплению крестьянских прав на землю и созданию массового слоя зажиточных фермеров-собственников. Наоборот, это вызвало дальнейшую поляризацию сельского населения, обезземеление многих бедняков и резкое обострение социальных противоречий, особенно между кулаками-мироедами и многочисленной беднотой.
Крестьяне-переселенцы в Сибири воссоздавали общину заново на новом месте. Крестьянская община в результате реформы не исчезла, а устояла и даже укрепилась, внутренне сплотилась.
Прирост сельскохозяйственного производства в годы столыпинской реформы объясняется не столько введением частной собственности на землю, сколько освоением новых земель в Сибири, а также действием конъюнктурных факторов (рост мировых цен на хлеб, увеличение внутреннего потребления, вызванного ростом городского населения и промышленности, высокие урожаи 1909-1910, 1912-1913 гг.). Однако важнейшей причиной этого прироста нужно считать окончательную отмену с 1 января 1907 г. выкупных платежей, которые крестьяне платили по условиям реформы 1861 г. Эти платежи душили крестьянские хозяйства и составляли гигантскую сумму (только в 1903 г. – 89 млн. руб., почти 50% выручки от экспорта хлеба).2
Таким образом, существенных результатов аграрная реформа Столыпина не дала. В чем же были причины ее неудачи? Долгое время это было принято объяснять нехваткой времени для ее окончательной реализации (сам премьер-министр рассчитывал увидеть ее результаты через 20 лет), вступлением России в I мировую войну и свертыванием реформы, недостаточным финансированием и плохой организацией программы переселения, нежеланием бюрократии и местного дворянства помогать планам Столыпина.
2 Давлетшин Р.А. Указ. соч. – С. 46.
№2 (20) 2010
Безусловно, все эти факторы оказали свое негативное влияние на ход реформы. Однако основной, глубинной причиной ее неудачи все же нужно считать массовое сопротивление крестьян разрушению общины и приватизации земли, нежелание их становиться фермерами-собственниками земли. В пользу этого говорит масса хорошо известных фактов, в том числе и “доказательство от обратного”, приводимое В.Кожиновым.1 Программа национализации земли (а не ее приватизации), закрепленная в “Декрете о земле”, как раз и была отражением самых глубинных потребностей крестьянства и потому обеспечила Советской власти на первых порах самую широкую поддержку крестьян. В. Кожинов отмечал, что если бы крестьяне в своей массе хотели приватизации земли и создания фермерских хозяйств, основанных на частной собственности, то в период гражданской войны в условиях краха прежнего государства и подъема массового крестьянского движения они бы легко добились этого. Никакая власть не смогла бы помешать этим планам, иначе безбрежная крестьянская «вольница» просто смела бы ее. Однако этого не произошло именно по причине нежелания крестьян превращать землю в объект частной собственности. Столыпин же не понимал истинных потребностей российских крестьян, ошибочно пытаясь спроецировать опыт фермерских хозяйств в Прибалтике на российские условия.
Идеи аграрной реформы Столыпина снова стали востребованными уже в 90-е гг. XX в. в постсоциалистических странах Восточной Европы и в России. Во всех этих странах реформаторы-“демократы”, пришедшие к власти на антикоммунистической волне, отрицали всякий положительный опыт из времен социализма и сделали ставку на срочную приватизацию государственных земель, немедленный роспуск колхозов, госхозов и других крупных объединений, ускоренное создание небольших фермерских хозяйств, принадлежащих индивидуальным земельным собственникам. По сути это были аналогичные столыпинским преобразования (кроме программы переселения).
Так, в Венгрии к 1996 г. в частную собственность бесплатно было отдано около 80% всей обрабатываемой земли, в Албании – 88%, в Румынии – 90%.2 Естественно, что подавляющее большинство новых единоличных хозяйств стало малоземельным. К 2000 г. средний надел на крестьянскую семью в Румынии, Албании,
1 Кожинов В. Россия. Век XX. – М., 2008. – С. 327.
2 Агропромышленный комплекс России на пути к рынку. – М., 2001. – С. 478.
Болгарии, Венгрии составлял от 2 до 2,6 га.3 Значительная часть земель попала в руки спекулянтов, вовсе не занимающихся сельскохозяйственным производством, а рассчитывающих в перспективе на ее перепродажу по завышенным ценам. За 1990-е гг. общие объемы сельхозпроизводства во всех бывших социалистических странах Восточной Европы снизились от 32 до 35%.4 Румыния даже превратилась из крупного поставщика сельхозпродукции в его импортера.5
Общим явлением для реформируемого сельского хозяйства стран Восточной Европы стали проблемы с реализацией продукции, низкая доходность сельскохозяйственного производства, “ножницы цен“. Резко снизились капиталовложения в сельское хозяйство. Все это вынуждает крестьян к экономии, снижению качества семенного фонда, свертыванию работ по восстановлению плодородия почв, замене дорогих племенных животных дешевыми. В результате снизилась урожайность всех видов сельскохозяйственных культур, поголовье и продуктивность скота и птицы. Так, в Чехии поголовье скота упало до уровня 1825 г.6
Особую сложность стало представлять идущее параллельно с рыночными реформами открытие внутренних рынков в странах Восточной Европы для иностранной сельхозпродукции (прежде всего, из стран Западной Европы), усиление конкуренции с иностранными производителями. Ускоренная интеграция в Евросоюз ведет к дальнейшей деградации агропромышленного комплекса стран Восточной Европы. К тому же многие прежние традиционные рынки сбыта для сельскохозяйственной продукции стран этого региона на пространствах России и стран СНГ были потеряны, прежде всего, по политическим и идеологическим причинам.
Выход из затяжного аграрного кризиса многие крестьяне стран Восточной Европы стали искать в обращении к уже знакомому опыту кооперативного движения. С середины 90-х гг. в большинстве стран этого региона идет процесс возрождения сельскохозяйственных кооперативов (торгово-кредитных, закупочных и сбытовых, производственных и др.). Постепенно стала усиливаться государственная поддержка
3Аграрная реформа в странах Центрально-Восточной Европы и России. – М., 2003. - С. 9.
4Глинкина С.П., Орлик И.И. Россия и Центрально-Восточная Европа на рубеже XX – XXI вв. //Новая и новейшая история. – 2006, №4. – С. 15.
5 Аграрная реформа в странах Центрально-Восточной Европы… - С. 232.
6 Аграрная реформа в странах Центрально-Восточной Европы…- С.198.
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО: теория и практика
аграрного сектора в виде бюджетных дотаций. Но эти меры пока являются недостаточными и не привели к заметному положительному эффекту. Здесь необходимо системное, целенаправленное, долгосрочное применение целого комплекса различных мер, в том числе и из недавнего социалистического прошлого.
Аналогичные процессы наблюдаются и в сельском хозяйстве России. Форсированная аграрная реформа, начатая правительством России в 1993 г. и рассчитанная на три (!) месяца, свелась, в основном, к ликвидации колхозов и усиленном насаждении индивидуальных фермерских хозяйств (под лозунгом «Только фермер накормит страну!»). Земля и другое имущество многих колхозов и совхозов было разделено между крестьянами. За 1990-1993 гг. число колхозов сократилось в 2 раза (с 13 тыс. до 6,5 тыс.), совхозов - в 3,2 раза (с 12,8 тыс. до 4 тыс.), но возникло 16,4 тыс. новых коллективных хозяйств (акционерных обществ, товариществ, кооперативов и т.д.) и 270 тыс. индивидуальных крестьянских (фермерских) хозяйств.1 Однако все эти реформы вовсе не привели к подъему производства и появлению “крепкого” хозяина, массовому становлению фермерских хозяйств по целому ряду причин. Не хватало финансовых и других материальных ресурсов, опыта частнохозяйственной деятельности у основной массы сельских жителей. Отсутствовала социальная и государственная поддержка фермерского движения. Все эти причины вкупе с огромной инфляцией, диспаритетом цен, засильем монополий, отказом от государственного регулирования, слабой инфраструктурой на селе и т.д. привели к глубокому затяжному кризису в агропромышленном комплексе. Вместо разваленных колхозов образовалась пустота, которую не смогли заполнить фермерские хозяйства.
Объем произведенных в стране продуктов сельского хозяйства в 90-е гг. сократился почти в 2 раза, хотя имеются и более радикальные и аргументированные оценки. Единственное исключение – рост производства картофеля на 20%, связанный именно с ростом личных хозяйств.2 За тот же период площадь брошенной пашни выросла в 40 (!) раз – с 300 тыс. га до 12 млн. га – и составила более 10% всей площади пашни.3 В Дальневосточном экономическом районе эта цифра дошла почти до 25% пахотных угодий.
1Аграрная реформа в странах Центрально-Восточной Европы…- С.232.
2Там же. - С.7.
3Там же. – С.229.
Это не означает, что частный собственник, в отличие от колхоза, стал более эффективно использовать пашню. Нет, он стал обрабатывать только более продуктивные и хорошо расположенные земли, забрасывая, за неимением времени, сил и ресурсов, неудобную землю, требующую больших вложений. Разумеется, нельзя утверждать и того, что все новые образовавшиеся индивидуальные хозяйства были менее эффективными по сравнению с прежними колхозами. Часть хозяйств (как частных, так и кооперативных и государственных) сумели приспособиться к новым условиям, сохранили основные фонды, трудовой коллектив, улучшили организацию производства и управления, сократили затраты на производство и с большими усилиями отвоевали себе место на рынке сельхозпродукции. После перехода в середине 90-х гг. к постепенному, эволюционному курсу аграрных преобразований, рассчитанных на длительное время, наступило некоторое замедление спада производства в сельском хозяйстве и относительная стабилизация положения. Усилилась концентрация земли в крупных (как частных, так и преимущественно коллективных) хозяйствах. В 2000 г. в 15,5 тыс. хозяйств с площадью более 70 га (17,5% от общего числа хозяйств) было сосредоточено 70,2% земель и еще большая часть всей производимой продукции. В то же время мелкие крестьянские (фермерские) хозяйства (до 20 га), составляющие более 50% от общего числа всех хозяйств, располагали лишь 9% земель и давали еще меньшую долю продукции.
Навязываемая приватизация земли (якобы под залог земельной собственности банки охотно дадут кредиты на расширение производства) фактически же приводит к быстрой потере этой земли. Стоимость земли сознательно резко занижается. А в условиях низких зарплат и бедности большинства сельчан их наделы за бесценок быстро перекупают спекулянты и банки, которые затем перепродают землю с большой выгодой или же сдают ее в аренду прежним “собственникам”.
В годы аграрной реформы резко ухудшилось агрономическое обслуживание, восстановительные, мелиоративные и селекционные работы, продолжает разрушаться материально-техническая база. В конечном счете, крупное машинное производство все более заменяется мелким подсобно-потребительским производством населения, оказавшегося в ситуации выживания.
Нынешние сельхозпроизводители без масштабных мер государственной поддержки сами не могут обеспечить страну продовольствием и обеспечить продовольственную безопасность страны.
№2 (20) 2010
Особенно актуальным это становится в преддверии грядущего и широко разрекламированного правительством вступления России во Всемирную торговую организацию.
Преодоление аграрного кризиса и обеспечение подъема сельхозпроизводства вовсе не связано с изменением форм собственности на землю. По мнению большинства участников Международной научной конференции “Собственность в XX веке”, состоявшейся в декабре 2000 г. в Институте всеобщей истории РАН, “изменение формы собственности само по себе не обеспечивает ни модернизации производства, ни повышения эффективности труда”.1 Этот вывод подтверждается всей нынешней практикой реформ как в промышленности, так и в сельском хозяйстве России.
Правомерен и другой вывод участников конференции, что “введение частной земельной собственности будет означать окончательное изъятие земли у тех, кто ее обрабатывает своим трудом, а вместе с тем и ликвидацию реально работающего и еще кормящего страну сельскохозяйственного производства”.2 Аграрная реформа должна обеспечить не возвращение к мелкому крестьянскому хозяйству (натурально-потребительскому по своей сущности), а движение вперед к современным формам крупного производства, способным к динамичному развитию и приспособлению к постоянно меняющимся условиям XXI века.
1 К итогам Международной научной конференции «Собственность в XX в.» //Новая и новейшая история. - 2001, №2. – С. 7.
2Там же.


 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

О журнале

Всероссийский общественно-политической и научно-правовой журнал основан в феврале 2005г. и постепенно становится известным в различных регионах страны.

Журнал публикует статьи, посвященные острым проблемам реализации положений статьи 1 Конституции Российской Федерации о демократической федеративной и правовой сущности нашего государства.

Новости

Подписка

Подпишитесь на Email рассылку новостей и обновления сайта