ФОРМИРОВАНИЕ ПОНЯТИЯ «МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ»: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ - Юридический журнал Правовое государство: теория и практика

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК

 

ФОРМИРОВАНИЕ ПОНЯТИЯ «МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ»: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Monday, 29 October 2018
Журнал: № 2 (24) 2011
Скачать статью:

В статье освещаются вопросы формирования понятия международного терроризма. Рассматривается период Великой французской революции, революционных событий в России и др. Особое внимание уделяется определению терроризма в документах Лиги Нации и ООН. Представлен анализ деятельности ООН по выработке определения понятия «терроризм».

Проблема определения понятия «международный терроризм» назрела достаточно давно. Многие отечественные и зарубежные ученые предлагали собственные определения данного явления, но, несмотря на это на сегодняшний день оно все еще не выработано.

Термин «терроризм» происходит от латинского «terror» – страх, ужас. Впервые это слово начали употреблять, в известном нам смысле, в конце XVIII столетия. Оно обозначало террористические действия, которые французские революционеры применяли против своих оппонентов[2]. Таким образом, понятие «террор» вошло в современный язык благодаря стараниям жирондистов и якобинцев. Другого мнения придерживается израильский историк З. Ивиански. Он полагает, что террор начался с лозунга «пропаганды действием», провозглашенного впервые в декларации итальянской федерации анархистов в декабре 1876 года, а затем развитого и обоснованного французским анархистом Полем Бруссом. Конец XIX века характеризуется проявлениями анархистского террора в Европе и Соединенных Штатах Америки, терроризма в Российской империи и национального террора в Ирландии, Польше, на Балканах и в Индии. Таким образом, можно выделить три формы террора, каждая из которых определяется своей идеологией и методом действия, связанным с анархизмом, идеями социальной революции и борьбой за национальную независимость[4].

«Террор» воспринимался в начале XIX века в своем самом широком и нерасчлененном смысле в соответствии с его этимологией. Этим словом обозначались и открыто насильственная форма диктатуры, и практика политических покушений. Его применяли нередко по отношению к насилию и репрессиям, осуществляемым в ходе войны, и к самим войнам как таковым[6].

Попытки выработать понятие «терроризм» были предприняты в ходе целой серии международных конференций по унификации уголовного права, проведенных в период с 1930 по 1935 гг. В ходе одной из таких конференций терроризм определялся как «умышленное использование средств, способных создать общую опасность, которое представляет собой акт терроризма со стороны какого-либо лица, совершающего преступления против жизни, свободы или физической целостности лиц, или направленное против частной или государственной собственности с целью выражения или осуществления политических или социальных целей»[8]. Положения конвенции определяют понятие международного террористического акта, его объект, предмет и субъект. Так, Конвенция определяет терроризм как преднамеренное действие, способное подвергнуть опасности человеческие жизни путем создания общей опасности[10].

В декабре 1994 года Генеральная Ассамблея ООН вновь обратила внимание на вопрос терроризма в Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма (А/RES/51/210). В 1996 году в дополнение к этой Декларации был учрежден Специальный комитет по терроризму, в задачи которого входила выработка единого понятия «терроризм». Непосредственным итогом работы Специального комитета явились разработка и принятие трех международных договоров в этой области: Международной конвенции о борьбе с бомбовым терроризмом в 1997 г., Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма в 1999 г. и Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма в 2005 г. В конце 2000 года комитет начал работу над проектом Всеобъемлющей конвенции по международному терроризму. Одним из первых проект Конвенции был представлен Индией. В проекте Конвенции содержится безоговорочное осуждение практики применения террористических актов, независимо от того, где и против кого они совершались[12]. Целью любого такого поведения в силу его характера или контекста является запугивание населения или принуждение правительства или международной организации совершать какое-либо действие или воздержаться от его совершения.

Несмотря на колоссальную работу, проделанную ООН и ее специализированными органами, следует отметить, что в универсальных документах отсутствует единое определение терроризма. В этой связи нельзя не согласиться со справедливым мнением А.Я. Капустина, что парадокс юридической ситуации заключается в том, что если на региональном уровне в некоторых документах дано определение терроризма (как, например, в ст. 1 Конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 г., заключенной в рамках Шанхайской организации сотрудничества)[14].

Подводя итог можно заключить, что терроризм – это явление, которое несет в себе опасность для всех стран и народов и может выразиться в любой своей форме, прямо направлено на нарушение главных ценностей, которые закреплены в международном праве: права и свободы человека, законность, защита жизни и здоровья, мирное существование наций, взаимное уважение и мирное разрешение возникающих разногласий.

 


[2] Требин М. П. Терроризм в XXI веке / М. П. Требин. Минск, 2004. С. 13.

[4] Жаринов К. В. Терроризм и террористы. Исторический справочник / под. общ. ред. А.Е. Тараса. Минск, 1999. С. 5–6.

[6] Словарь иностранных слов / под. ред. И. В. Лехина, С. М. Локшиной, Ф. Н. Петрова. М., 1993. С. 640–641.

[8] Подробнее см.: Нигматуллин Р.В. К истории сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом // Вестник Российского университета дружбы народов. 2005. № 1 (17).

[10] Док. ООН. А/44/456.

[12] См.: Там же. С. 7.

[14] Капустин А. Я. К вопросу о выработке единого международно-правового определения терроризма // Терроризм как угроза обществу в эпоху глобализации (международно-правовые и внутригосударственные проблемы противодействия) / А.Я. Капустин: материалы международной научно-практической конференции. 13–14 апреля 2006 г. В 3 ч. Ч. 1 / под. общ. ред. д.ю.н., проф. Ф. Б. Мухаметшина. Уфа: УЮИ МВД РФ, 2006. С. 37.



 

ISSN 2500-0217 / Включен в Перечень ВАК